На главную страницу

К рубрикатору «Эссе и статьи Исмаилова»

Обсудить статью на форуме

Сменить цвета

Выход (FAQ и настройки цвета)


Р. А. Исмаилов

©2001

Стратегическая обстановка на 01 июня 1942 года.

1.

В литературе по Второй Мировой войне можно отметить упоминание «поворотного пункта» в войне. Практически любому автору понятно, что с некоторой даты война не могла быть проиграна союзниками. С какой? Есть несколько точек зрения — 1944 (высадка союзников в Нормандии), 1943 (Курская битва), и даже 1941 — нападение на СССР. Каждая из приведенных дат имеет своих приверженцев, каждую можно разумно обосновать. Для Лиддел Гарта перелом в войне приходится на 1942. Чем же был примечателен этот год?

Во-первых, Мировой Кризис вступил в свою высшую стадию — «Пространство войны», формально определяемое как территория, на которой происходят события, непосредственно оказывающие воздействие на систему «война», именно в 1942 году максимально.

Во-вторых, не слишком удачные операции стран Оси предыдущих лет, и, прежде всего, кампания в России 1941, привели стороны к локальному равновесию: с точки зрения оперативно-стратегического искусства можно считать, что на начало весенней кампании 1942 года силы сторон совпадают. У Оси имеется тактическое преимущество, выраженное прежде всего в большем опыте, но это преимущество поставлено под сомнение предыдущей кампанией, а у союзников — экономическое, в свою очередь поставленное под сомнение успешными территориальными приобретениями противника.

Отметим также, что 1942 явился годом структурного водораздела: если кампании 1939, 40 и даже 41 шли под знаком блицкрига, осуществляемого странами «Оси» (лишь немногие операции были выиграны союзниками — первая Африканская О'Коннора и Московская оборонительная 1941), то в 1943 мы видим медленные, «тяжелые» операции союзников: Тихоокеанская кампания 1943, Курская битва, высадка в Африке. Изменился стиль войны. По выражению немецкого историка Б.Шойринга, 1942 год наступал «под знаком упорства».

2.

Анализируя стратегическую обстановку на середину 1942 года, прежде всего необходимо констатировать, что Италия практически выведена из войны. Еще при довоенном планировании считалось, что итальянская сторона будет нуждаться в 4 млн. тонн нефти, а немецкая — в 12 млн. К 1942 году положение с топливом стало трудным даже для Германии, хотя его еще хватало. Но вот на союзника, особенно столь «некачественного» ресурсов уже не оставалось. Действительно, если в 1940 Италия получила из Румынии 1.069 тыс. тонн нефти, то в 1942 — всего 261 тыс. тонн.

Это обстоятельство ударило прежде всего по флоту и авиации (итальянские пехотные дивизии были не столь требовательны к горючему, а немногие танковые части в Африке были очень нужны, поэтому их-то снабжали). Следовательно, теперь на Средиземном море безусловно господствовал английский флот. Обратим внимание на дерзкую акцию итальянских подводников в декабре 41 года — два английских линкора в Александрии оказались выведенными из строя на длительный срок — вплоть до 44 года. Но успех операции был сведен на нет нерешительностью итальянского командования, которое не смогло использовать полученного преимущества (было придумано оправдание, дескать линкоры сели на грунт, и с воздуха не было заметно повреждений, поэтому итальянская супремарина считала их боеспособными. При этом все равно остается непонятно, почему итальянцы не решились хотя бы на демонстрацию, для выяснения точных результатов атаки).

С потерей моря положение Африканского корпуса и итальянских сил в Северной Африке становится не просто тяжелым, а безнадежным. Роммеля могло спасти только чудо или искусная стратегия в сочетание с бездарным командованием англичан. В качестве альтернативы командование «Оси» третий год разрабатывало операцию по взятию Мальты — десантную операцию типа Критской. Стоит помнить, однако, что десантные действия без обеспечения топливом итальянского флота лишь немного улучшали общую ситуацию на ТВД.

 

На восточном фронте позиция оставалась более устойчивой. Основываясь на системе железных дорог и опорных пунктов, немецкие войска удерживали позиционный фронт. Несмотря на большие потери в летней кампании 1941, наличных войск было еще достаточно: фактически даже не потребовалось особенно сокращать протяженность линии фронта.

С другой стороны, на широкие наступательные действия сил уже явно не хватало. Причем, дефицит выражался двояко: во-первых, не хватало людей. Как известно, для сосредоточения групп армий «А» и «Б» по плану кампании 1942 пришлось обескровить группы «Север» и «Центр». Во-вторых, не хватало транспортных мощностей. Наступление могло вестись лишь ограниченным числом дивизий, так как железнодорожная сеть СССР очень бедна. Особенно страдали армии группы армий «Центр» — и без того плохая ж/д сеть беспрерывно подвергалась атакам партизан, объем перевозок оказался ниже всякого минимума.

Чрезвычайная растянутость линий снабжения и обширность захваченных территорий создавали еще одну проблему — необходимость вести разумную оккупационную политику. И здесь наибольшим камнем преткновения стали национал-социалистическая идеология, а также предвоенная пропаганда расширения «жизненного пространства» немцев за счет СССР. Умеренную внутреннюю политику на землях, все жители которой объявлены недочеловеками, вести крайне сложно, если не сказать невозможно. Поэтому проблема партизанского движения решена быть не могла — даже паллиативно.

В начале 1942 г. высшее командование вермахта вообще считало кампанию в России проигранной. «С весны 1942 года я знал, что мы не сможем выиграть войны», так заявил Йодль 13 мая 1945 года. Лишь неудачные действия советского командования спасли вермахт от поражения зимой 1941 года. Тем не менее, предложение японского адмиралтейства о посредничестве между Германией и Советским Союзом «в пользу сепаратного мира» было отвергнуто.

Особую проблему составляло Черное море и Крым. Румынский флот был неспособен противостоять численно и качественно превосходящему черноморскому флоту. Следствием этого стала возможность героической обороны Севестополя — окруженного, блокированного и постоянно подвергающегося ударам авиации. А Крымский полуостров нависал над глубоким тылом группы армий «Юг». Успешная Керченская десантная операция показала, что Красная Армия способна к активным действиям и будет развивать успех, если не предпринять срочных шагов по полному захвату полуострова.

 

Третий «фронт» рейха — Атлантика. Ситуация в «битве за Англию» была неоднозначной. Потери торгового флота союзников ощутимо росли — в мае 1942 было потоплено 151 судно общим водоизмещением 705 тыс. брт, а в июне — 173 общим водоизмещением 834 тыс. брт.

Стоит вспомнить, что в мае 1942 адмирал Дениц считал, что для обеспечения победы в битве за Атлантику необходимо топить 700 тыс. брт. в месяц: «В 1942 г. общий тоннаж, который может построить противник, составляет около 8 млн. 200 тыс. тонн… Это означает, что мы должны топить примерно 700 тыс. тонн, чтобы компенсировать новое строительство». Тоннаж торгового флота Великобритании постоянно снижался. Перед войной ежегодный импорт Великобритании составлял 50 млн. тонн. В 1940 он снизился до 42.4 млн. тонн, в 1941 — 30.5, а к концу 1942 — до 23 млн. тонн. Казалось, Дениц выигрывает войну.

На деле для Германии все обстояло значительно хуже. Во-первых, оценка строительства торгового флота была занижена Деницем. Суммарный объем тоннажа, построенного США, Канадой и Великобританией составил чуть меньше 10 млн. брт. Во-вторых, экономическая блокада Англии еще не давала результата — индекс военного производства Британии рос чудовищными темпами: если взять за 100% уровень 1939 года, то в мае 1942 он составил 724, в сентябре 798 и в ноябре 811. Наконец, Дениц не учел, что в самом лучшем для немцев случае решения динамических уравнений для английского импорта будут носить логистический, а не линейный характер: рано или поздно установится некое равновесие. (В теории стратегических бомбардировок, вообще говоря изоморфной подводной войне, это обстоятельство носит название «закон убывающего вреда».)

Планы прошлого года о вторжении в Англию ныне, в 1942 году, пришлось оставить. Западная армия была чрезвычайно слаба. На самом деле, она состояла из переформировывавших частей и новобранцев. А резервов с Восточного фронта получить было нельзя — наоборот, русский ТВД поглощал все резервы. Флот Великобритании, несмотря на поражение в Индийском океане и Малайе, вырос. Вступление же в войну США существенно упрощало задачу охраны конвоев.

 

И, наконец, Тихий океан.

Тут положение было более благоприятным для стран Оси — Япония успешно осуществила захват «пояса обороны» Империи. Японский флот стал сильнейшим на ТВД — американские силы не имели ни опыта, ни достаточного количества кораблей, а английские соединения, после захвата Японией Гонконга, Сингапура, Голландской Ост-Индии и удара по Коломбо оказались не способными к активным действиям. Возможно, Черчилль сознательно пошел на уход с Тихого океана. Очищение Сингапура было теперь уже выгодно разваливающейся Британской империи. Дело в том, что с точки зрения главной задачи — сохранения Индийского океана — Сингапур бесполезен. Флоту и авиации, базирующимся на Сингапур, затруднительно оперировать в Индийском океане — этому мешает остров Суматра. Для оборонительных целей подходит архипелаг Чагос или, еще в большей степени, Кокосовые острова (мало того, что они находятся в центре линии, соединяющей Индию и Австралию, так еще и закрывают Зондский пролив).

С другой стороны, удобное расположении острова Сингапур на входе в Южно-Китайское море позволяет вести наступление на Филиппины, Индокитай или Формозу. Потому, Сингапур бесполезен при оборонительной стратегии и очень удобен при наступательной.

Британский флот, связанный задачами в Атлантике и Средиземном море, не мог оказать поддержки гарнизону этой крепости — судьба «Принца Уэльского» и «Рипалса» весьма показательна. Тем более, Адмиралтейство не имело сил для активных действий в Тихом океане. У американского же флота, потерпевшего сокрушительное поражение в Перл-Харборе, имелся минимум сил для действий на Тихом океане, помощь Сингапуру он мог оказать чисто символическую. (Даже если считать, что таковая помощь вообще входила в планы Ф.Рузвельта, чего мы не предполагаем — смотри Предисловие.) Голландская эскадра никогда не воспринималась, как сколько-нибудь существенная помеха японцам.

Таким образом, эвакуация Сингапура была неизбежной. Однако что рекламная кампания, сопутствовавшая строительству этой «морской крепости» и созданный при этом имидж не позволяли просто так отдать крепость противнику. Нужно было не потерять лицо. И даже этого сделать не удалось.

Другой вопрос, что сдача Сингапура — какими бы оперативными или тактическими соображениями она не оправдывалась — была «похоронным звоном» — не только по Британской Империи, но и по всей политике традиционного колониализма. Но на этой стадии войны Черчиллю уже было не до киплинговской романтики и «бремени белого человека».

После потери Сингапура американский флот оставался один на один с численно и качественно превосходящим противником. Японский флот выигрывал войну! В это никто не верил, но ведь американская промышленность не успевала с постройкой боевых кораблей — первый новый тяжелый авианосец «Эссекс» вступил в строй лишь 31.12.1942. За весь 42 год было переоборудовано под эскортные авианосцы 14 гражданских судов, однако половина из них воевала на Атлантике, да и использоваться эти корабли с 21 самолетом на борту могли лишь как корабли ПЛО. Японцы за это же время переоборудовали 6 легких авианосцев. Следовательно, примерно до середины 1943 Императорский флот сохранял преимущество в этом классе кораблей. В остальных классах было если и не превосходство (как, например, в линкорах — фактически десять против нуля), то паритет.

Развернувшееся 7-8 мая неудачное для японцев сражение в Коралловом море еще более усугубило превосходство — размен легкого «Сехо» на тяжелый «Лексингтон» был более чем оправдан для Страны Восходящего Солнца. В июне Япония могла выставить на Тихом океане 6 больших авианосцев против 3 американских.

3.

Итак, мы можем сформулировать задачи сторон на кампанию 1942:

Задачи СССР несколько не ясны. Ставкой было предложено несколько разрозненных наступлений. Единственная осмысленная операция — освобождение Харькова.

Все перечисленные задачи можно было решить только наступательно. Что, в перспективе, должно было привести к большому числу встречных сражений.

Так оно и случилось.

Сноски

1.

Стоит, однако, заметить, что это не эквивалентно тому, что война обязательно проигрывалась странами Оси.
[Назад]

2.

Kriegstagebuch des OKW, том 4, стр. 1501.
[Назад]

3.

W.Gorlitz, H.Quint, WWII., стр. 580.
[Назад]

4.

История 2-й Мировой Войны в 12 томах. Том 5.,вкл. 21.
[Назад]

5.

Brassey's Naval Annual 1948, стр. 281.
[Назад]

[наверх]


© 2005 Р.А. Исмаилов

Rambler's Top100 Service