На главную страницу

К рубрикатору "Эссе и статьи Исмаилова"

Обсудить статью на форуме

Сменить цвета

Выход (FAQ и настройки цвета)


К. Богданов, М. Ермак,

Р.А. Исмаилов, С. Старков

"Карфаген должен быть разрушен"?

©2002

  "Война, о неизбежности которой говорили даже бульварные журналисты, началась. Пять лет готовились армии противников к решающему столкнове-нию. И, как всегда, выяснилось, что война началась внезапно, и никто к ней не готов."

Эта цитата относится к началу XX века. И сейчас, когда прошло уже 100 лет, держава, претендовавшая тогда на мировое господство, готовившаяся стать мировым лидером, в газетах которой о поражении противника и своем могуществе не писал только ленивый, эта страна умудрилась таки "неожиданно" выиграть свою войну. Гонку за мировое лидерство выиграл не мистический Германский Рейх, не Красная империя и не Туманный Альбион. "За явным преимуществом" оно досталось Соединенным Штатам Америки. И - не взирая на катастрофический баланс собственно военных побед и поражений США в ХХ веке.

Но почему-то эта победа для победителей все больше напоминает Пиррову...

Что происходит в мире? Какие силы не дают США пользоваться плодами своей победы?

Ведь казалось, что никто и ничто всерьез не мог противостоять им, разве что самоубийцы-фанатики, да торнадо. Так оно и было - к концу ХХ века ни одна держава или политический блок открыто противостоять им могли. Однако, как это часто бывает, главная угроза стабильности существования мирового гегемона содержится в нем самом - в той системе государственного устройства, которая, во многом, и обеспечила успех США. Так называемая "американсакая демократия", начала давать все более ощутимые сбои, которые, в конце концов, оборачиваются системным кризисом для страны и, в силу ее нынешнего статуса, всего мира.

"Все куплю сказало злато, все возьму сказал булат" - олицетворением этой строчки, в свое время, стала война Карфагена и Рима. Основой Карфагена была "свобода" (свобода от морали в первую очередь) и товарно-денежные отношения как способ достижения власти. Власть Рима же стояла на традициях, законе и силе. Разумеется, это не было чистое противостояние "золота" и "меча", в мире вообще редко встречаются чистые оттенки. Но, в символическом смысле, дело обстояло именно так - эта война была конфликтом идеологий, смысла и образа жизни. Итог Пунических войн определил развитие Ойкумены и населяющих ее цивилизаций на целые эпохи.

И вот, спустя тысячелетия, на новом витке истории, война "золота" и "меча" вспыхнула вновь, и так же как противостояние Рим - Карфаген определило когда-то облик Древнего Мира, исход этой войны определит облик Нового Мира - мира XXI века. Война уже идет, конфликт обостряется с каждым месяцем, и, хотя об этой войне не говорят открыто в прессе, не трудно получать сводки боевых действий с ее фронтов, просматривая котировки акций на фондовых биржах Мира или результаты социологических опросов общественного мнения. На этой войне есть свои герои и свои жертвы, но, как всякий цивилизационный конфликт, она значит много больше для судеб Мира, чем любая обычная война...

Эта никогда не прекращавшаяся и необъявленная война и будет темой статьи.

-1-

Как государство, США начинались, несомненно, как Рим. Отцы-основатели Североамериканских Штатов прямо ссылались на республиканский опыт Греции и Рима при построении своего государства. Конечно, существовала и пресловутая "протестанская этика" пуритан, коей так любят некоторые нынешные экономисты обьяснять богатства Западной Цивилизации, но человеческий материал, из которого формировались колонии, был слишком пассионарным, чтобы им можно было управлять только деньгами. Таким образом, для той фазы развития американского общества эти две парадигмы не исключали друг друга, а дополняли и, в конце концов, позволили решить главную задачу, стоящую перед обществом - создание собственно государства США. Как это бывает всегда, с течением времени баланс между различными силами внутри общества менялся и, в конечном счете, материализовался в создании и функционировании двухпартийной системы США - "американской демократии". Еще долгое время эта система оказывалась лучшей в мире, выигрывая для народа США все войны и конфликты с внешним миром.

Конечно, Нью-Йорк постепенно превращался в Нью-Карфаген, но до реального контроля над всей страной одной силой денег было еще далеко.

И только XX век стал звездным часом карфагенян США. В 1913 году был принят закон о Федеральной Резервной Системе США, и денежная система страны оказалась под их контролем. Кто контролирует деньги, тот контролирует экономику и (вслед за тем) политику и, следовательно, всю жизнь страны: Нью-Йорк де-факто становится главным городом США, его население растет, котировки с Wall street все больше определяют финансовую жизнь во всем мире. Вскоре начинается Первая Мировая Война, развязанная европейскими государствами ради своих целей. В этой войне могущество Британской Империи - Владычицы морей, на тот момент мирового политического и финансового лидера, оказывается подорванным. Трон освобождается для нового претендента.

К концу 20-х годов с отказом Великобритании от фунта, как резервной валюты для мировой торговли, центр международных финансов полностью перемещается из Лондона в Нью-Йорк, и наступает время для решающей попытки завоевания окончательного(мирового) господства со стороны США. Это время неразрывно связано с фигурой Франклина Делано Рузвельта - величайшего политического деятеля XX века.

Блистательный политик и стратег смог за 20 лет практически добиться своих целей. У него почти получилось создать Новый Карфаген. Но обстоятельства оказались сильнее, и этот процесс растянулся на полвека.

Исторически сложилось, что основным выразителем "карфагенских" идей стала Демократическая партия США. В 1929 при помощи ФРС США (посредством снижения денежной массы в обращении, c 1929 по 1933 она была снижена на треть) был спровоцирован тяжелейший финансовый кризис, получивший название "Великой Депрессии". Под флагом борьбы с ней, карфагеняне пожали богатый урожай и значительно укрепили свои позиции. Республиканец Гувер, провозгласивший в начале своего срока лозунг: "курица в каждой кастрюле и автомобиль в каждом гараже", похоже так и не понял, как ловко его подставили и использовали. Избиратели сочли виновным в своем тяжелом положении, в первую очередь, именно его. Кстати, подобный образ действий стал для карфагенян отличительным знаком их операций. Непрямые действия, использование союзников и противников, минимальные собственные усилия, расчет только на стопроцентный результат. Все эти черты легко узнаваемы в американской политике второй половины ХХ века.

Рузвельт легко выиграл выборы и стал президентом в 1933 году. Демократы захватили Белый Дом на долгие двадцать лет... Не забыли организаторы кризиса и о своем частном кармане, "посвященные" финансисты увеличили состояния в разы. Именно тогда набрали силу и обрели свое могущество финансовые империи, лояльные Демократической партии - BONY, Goldman&Sachs и др.

Но главное было впереди - Мировая война, в которую удалось втянуть США. Рим, исповедующий "доктрину Монро" войны не хотел, но Рузвельт не оставил его приверженцам выбора: сначала посредством экономической блокады и оскорбительных ультиматумов вынудил Японию начать войну, а затем подставил американский флот в Перл-Харборе. Провокация - это одно из часто употребляемых Демократами средств достижения своих целей. Естственно, на провокации готовы многие, но только им удалось поставить политическую провокацию "на поток". И Риму пришлось идти воевать - таскать каштаны из огня для Карфагена.

По итогам войны мир оказался под контролем доллара и США. Но в силу ряда причин победа оказалась не полной - независимыми остались СССР, Китай, Индия и часть мусульманских стран.

В текущей реальности это привело к цивилизационному конфликту, известному как противостояние систем.

Сначала, оппонентом США являлся коммунистический блок в лице СССР, Китая и их саттелитов, потом, мусульманские страны, обвиненные в террористической деятельности. Возник идеологический термин "биполярный мир".

Единственное, что тут сумел сделать Карфаген - избежать горячей войны, перевести ее в холодную фазу. Наверно, уже никогда документально не будет подтвержден факт умышленной утечки ядерных технологий из США в СССР. Охота на ведьм в этом свете выглядит всего лишь как операция прикрытия и способ устранения не вписывающихся в систему элементов общества...

К 80-м годам, международный финансовый капитал и транснациональные корпорации представляли собой уже более грозную силу, чем государства с их никогда не применяющимся ядерным оружием и обременными внутренними и внешними долгами, социальными расходами и бюрократией бюджетами. Миром стали править деньги - теперь уже в буквальном смысле этого слова.

И тут СССР - плохо управляемый, перегруженный военными расходами и национально-демографическими проблемами исчез. Точнее, ему помогли исчезнуть, но это уже не столь важно для исследуемой нами темы.

Важно было то, что Карфаген победил, а победив - поверил, что это навсегда.

-2-

Победа в войне принесла США много дивидендов: из рухнувшего соцлагеря, и, прежде всего, квазинезависимых республик ex-CCCР потоком хлынули ресурсы: и материальные, и, что более важно в современном высокотехнологичном мире, человеческие. Были заметно снижены расходы на глобальное противостоение, а это экономия в несколько сотен миллиардов долларов ежегодно.

Нельзя не отметить и возросшую роль компьютеров и информационных систем в жизни общества, несомненно, их широкомасштабное внедрение привело к повышению производительности труда, правда не настолько большое как ожидалось оптимистами. А оптимистов в это счастливое для Карфагена десятилетие 90-х оказалось очень много.

Между тем, механизмы функционирования американского хозяйства в 1990-е годы заслуживает пристального внимания. Классическая схема потоков индустриальной экономики выглядит как "вывоз сырья из колоний - товарное производство в метрополии - сбыт промышленных товаров в европейских странах". В середине 1990-х годов США первыми окончательно перешли от товарного экспорта к экспорту базовых производственных технологий (а также, что немаловажно, технологий управления информационными потоками и сознанием). Был создан инвариант классической схемы на более высоком уровне производственной пирамиды: "экспорт технологий - внешнее промышленное производство - ввоз произведенных товаров". Если Великобритания XIX века была "мастерской мира", то США конца XX века превратились в "лабораторию мира". Значительная часть индустрии внутри страны свернута (за исключением некоторых необходимых отраслей - ВПК, авиаракетостроение, автомобильная промышленность, современная электроника и др.), внутренние потребности (в т.ч. практически весь набор ТНП) восполняются за счет импорта. Стоит отметить также нарастающую зависимость американского потребительского рынка от азиатского и, в первую очередь, китайского экспорта.

Такая структура экономики на современном этапе не может спасти национальный платежный баланс от серьезного дефицита (в 2002 г. доходит до 4% ВНП). Выход был найден в схеме "пылесоса", обеспечивающей покрытие платежного дефицита за счет массированного ввоза иностранного капитала. Последний обеспечивался, в том числе и искусственно, за счет управления кризисами на внешних рынках.

Наиболее лакомым куском для инвесторов стал быстро растущий фондовый рынок (за пять лет почти четырехкратный рост по индексу S&P500 и более чем пятикратный по индексу NASDAQ). Рынок разогревался, рос и привлекал все большие и большие средства. Одновременно, большое количество дешевых денег на рынке создало райские условия для процветания венчурного бизнеса, стимулирующего создание и внедрение новых технологий. Порочный круг замкнулся.

В апреле 2000 г. схема перестала работать. Перегретый рынок компаний высокотехнологичного сектора (например, Yahoo Group с P/E ratio свыше 1000) совершил "техническую коррекцию" вниз; индекс NASDAQ разом потерял треть и начал устойчиво падать. Крах спекулятивных акций hi-tech не вызвал тогда особой паники - коррекция есть коррекция. Впрочем, гораздо важнее (и незаметнее для широкой общественности) был факт потери Америкой источника массового финансирования перспективных научно-технических разработок. Очевидно, именно в этот момент был перейден Рубикон по "проблеме национальной ПРО": последние сомнения в необходимости реализации этой программы исчезли, страна нуждалась в стимулировании технического развития. Но это все события 2000 года и о них мы поговорим чуть позже, а пока продолжим разговор о "счастливых 90-х".

Конечно, все это счастье существовало не просто так и виртуальный "экономический пылесос" поддерживался вполне реальными авианосцами и не менее реальными финансовыми хищниками. Конкуренты устранялись безжалостно.

Основной формой внешней политики США 1990-х годов явилось создание очагов управляемой нестабильности в ключевых точках декларируемой сферы влияния (которой с 1991 г. является вся планета Земля с околоземным пространством). Основным содержанием этой политики было поддержание притока капитала на американские рынки. Тактически это были удары по конкурентоспособности вероятных противников и разрушение региональных экономических зон с последующим включением рынков в единый конвейер капитала замкнутый на США . Мы можем охарактеризовать это как оптимизацию товарно-денежных потоков ТНК на прекратившем экстенсивный рост рынке (в прессе этот процесс до сих пор именуют глобализацией).

Политическую и военную победу в III Мировой войне необходимо было закреплять не только во внешней политике, но и в массовом сознании населения самих США. Именно за 8 лет власти Демократов, окончательно оформился и выкристаллизовался "американский обрах жизни". Старое понятие претерпело значительные изменения, подстраиваясь к новой конъюктуре.

Естественное стремление к богатству, как способу достижения своих не только материальных запросов, вытеснила гонка потребления. Для значительного числа населения США необходимость зарабатывать все больше, принося при этом в жертву другие жизненные ценности, стала смыслом жизни. Не сложно заметить, что такие простые инстинкты позволяют легко контролировать общество. Именно к исходу 90-х, политики США перестают принимать в расчет свое собственное население при оценке своих политических шагов. Народ США стал манипулируемой марионеткой в руках правящей элиты. И заложником их интересов.

Конечно, не только деньги составляют жизненные интересы человека. Но и тут психотехнологи постарались на славу. Американское общество огорожено системой табу на различные проявления человеческой природы. Пресловутая политкорректность стережет гражданина США не хуже охранника на вышке в концлагере.

При этом, те общественные конфликты, которые были призваны данные ограничения разрешать, отнюдь не исчесзли. Наоборот, их обострение мы можем ожидать при малейшем нарушении в функционировании власти в США. Черно-белый конфликт, сексуальные скандалы - все всплывает наружу. Даже запрещение курения в общественных местах.

Кроме того, постоянное психологическое напряжение, вызванное необходимостью постоянного контроля за собой, неизбежно приводит к психическим заболеваниям. Рвется там где тонко - прежде всего там, где есть люди с неустойчивой психикой. Вот и причина непрерывной стрельбы в американских школах - слабая детская психика дает сбои первой.

Помимо системы табу - существует массированное информационное давление со стороны прежде всего электронных СМИ и киноиндустрии. Матрица поведения вдалбливается среднему американцу с рождения - ведь дети в США смотрят телевизор практически с пеленок и неограниченное время. Ведь родители заняты добыванием денег, чтобы платить за дом, машины и пр. Воспитанием ребенка занимается телевизор с его программами, прививающими жестокость и другие "ценности", "полезные" среднему американцу с точки зрения коммерческих телекомпаний. Государственного телевидения в США нет.

Есть и еще один аспект, обычно не упоминаемый. Это система питания в США. Junk food, поставляемый 4 крупнейшими сетями в США - McDonald's, Wendy's, Burger King и KFC, представляет собой не только бесполезную, но и вредную пищу, вызывающую привыкание и зависимость. Практически, весь набор продуктов питания в недорогих магазинах и супермаркетах содержит генетически измененные компоненты и\или искусственные консерванты и ингредиенты. Можно говорить об увеличении вероятности физической деградации населения.

Подводя итог вышесказанному, мы отметим следующее:

  1. Со стороны правящей элиты наблюдается усиливающееся со временем информационное давление на психику населения США
  2. Это давление выражается в прививании всему населению "американских ценностей" и "американского образа жизни" карфагенского разлива. В Древнем Карфагене была Геенна Огненная, которая была местом мученической смерти ритуальных жертв. Отличный пример для подражания..
  3. Психологическое напряжение в обществе нарастает и проявляется во вспышках немотивированной жестокости и психических заболеваниях
  4. 4. Не смотря на серьезные побочные эффекты, руководство США продолжает контролировать свое население таким образом.

Безоблачные 90-е до поры до времени позволяли скрывать эти недостатки или, по крайней мере, игнорировать их. Однако, в 98 году выходит фильм Финчера "Fight club", котрый наблюдательный человек может считать предупреждением. С этим фильмом связано много интересного. Он сразу же становится культовым и безусловно принятым людьми не только в США, но и по всему миру. Падающие небоскребы Чикаго наводят на мысл о Нью-Йорке 2001 года. И, наконец, сама идея фильма, объясняющего внутренний мир среднего американца, - вот тот сигнал, который мы обязаны услышать. Народ США не умер и не одурел от карфагенской идеологии. То римское начало цивилизации, заложенное при рождении США есть и не дремлет. Это значит, что с потерей устойчивости политической системы в будущем, мы можем ожидать организованной акции со стороны так называемых "правых" в США.

-3-

Кажущийся успех по матрицированию собственной нации побудил правящую элиту США начать экспорт своих информационных технологий и во внешний мир. Кроме того, это должно было послужить идеологическим прикрытием глобализации экономики. Но здесь их ждали серьезные трудности. Практически, на данный момент, мы можем констатировать провал этих попыток. Однако в радужные 90-е США не замечали пробуксовки этой программы, совершая военные и политические акции по всему миру, они были уверены в "правильном" их идеологическом освещении. Рассмотрим же самые серьезные внешенеполитические шаги 90-х.

С юридической точки зрения внешняя политика США 1990-х годов представляла собой последовательный и очень осторожный демонтаж Ялтинско-Потсдамской системы и ООН (как неуместных организационно-правовых институтов времен Третьей мировой войны). Наиболее яркими вехами этого процесса могут служить американо-британские операции в Ираке в 1993 ("Жало пустыни") и 1998 ("Лис пустыни"), удары по сербским формированиям в Боснии в 1996 и поставки оружия Хорватии в обход эмбарго ООН, удары по суданской территории в 1998, косовский кризис 1999.

Последний эпизод заслуживает особого рассмотрения. Косовская операция является венцом и квинтэссенцией американской политики "управляемых кризисов". Стратегически операция была направлена против усиливающейся (в т.ч. на Балканах) Германии (шире - всей еврозоны), проведенная, в том числе, и германским оружием. (Помимо прямого участия бундесвера, стоит отметить, что Армия освобождения Косово создавалась и до середины 1998 управлялась германскими спецслужбами, а первым, кто поднял вопрос о суверенных правах косовских албанцев, был глава МИД ФРГ К.Кинкель в 1995.) Тактически, операция должна была сыграть традиционную роль "маленькой победоносной войны" для внутреннего употребления на фоне ужесточения внутренней политической борьбы и судебного разбирательства в отношениии Клинтона. Главная претензия к нему была не из-за Левински, а из-за того, что Президент лгал под присягой. С минимальным перевесом голосов в Сенате США, Президенту было разрешено лгать. Впрочем, этот важный вывод постарались максимальна заретушировать сексуальными аспектами скандала.

Одним из вероятных, но так и не состоявшихся, последствий могло стать охлаждение в отношениях России и Евро-Атлантического сообщества с последующими попытками формирования в Евразии неустойчивого континентального блока РФ-Китай (возможно с привлечением Индии - т.н. "треугольник Примакова"), стратегически недееспособного, но "пиаровски" вполне адекватного на роль новой "империи зла", с последующим восстановлением знакомой структуры биполярного мира. В этой связи, можно вспомнить "ошибку целеуказания", исключительно вовремя приведшую одну из американских ракет в окно китайского посольства в Белграде.

Сама же необходимость проведения такой операции оказалась вызвана весьма глубокими причинами, которые, к тому времени, несомненно, стали осознаваться частью американского истеблишмента. Причины были следующие:

Прежде всего, самостоятельную игру повели ближайшие союзники США по блоку НАТО.

Воспользовавшись оперативной неразберихой в конце третьей Мировой войны, ФРГ и ГДР объединились. Этот процесс объединения, кстати, завершен не до конца. Более того, количество безработных показывает, что для Германии нужно найти точку их приложения. Не решен вопрос воссоединения Кенигсберга и всей Восточной Пруссии Затем, Германо-французы начали создавать очередную ось в виде пресловутого "Европейского союза".

С этой точки зрения, попустительство американских властей не имеет оправдения. Да, несомненно, правы те аналитики, которые указывают на неествественную природу этого квазисоюза. Более того, без применения силовых методов он, действительно имеет тенденцию к распаду. Кто, однако, сказал, что Германия, построив Пятый Рейх, не пойдет на силовое решение конфликта?

Мы уже раньше, кстати, отметили, что "Готовность вести войну", является лучшим якорем против Германии. Бессмысленная с точки зрения сохранения Империи акция в Косово продемонстрировала, что немцы с готовностью лезут в любую переферийную заварушку, не сильно задумываясь о своих экономических интересах (а ведь резервной валютой Югославии была немецкая марка). Понятно, что ради своих жизненных интересов немцы будут готовы пожертвовать большим.

Вызов со стороны Германии не самый неприятный геополитический вызов США. Гораздо более неприятно то, что в совеременном мире американская модель империи не способна выдержать конкуренции с Китайской. И беда оказывается оборотной стороной прелестей "глобализации".

Китайская проблема была осознана США довольно давно - еще в начале-середине 90-х. Закончившаяся провалом попытка организовать "перестройку" в Китае была потоплена в крови. США не особенно старались тогда защищать демократию. Китай был необходим тогда как ресурсная база для заканчивающей структурные преобразования американской экономики. Но, начиная с середины 90-х проблема Китая становится для США все более очевидной.

Первая проба сил в противостоянии двух супердержав произошла в 98 году.

Экономический (Азиатский) кризис 98 года имел за собой много причин. Для нас интересны только связанные с политикой США. К тому времени, Япония считалась много опасенее для США чем Китай. Действительно, мощная экономика, технология, которая в некоторых отраслях значительно опережала американскую, отрицательный торговый баланс с Японией, автомобильная промышленность. Наконец, в 90-х Япония начала активную финансовую экспансию в США. Так, в частности, компания "Sony" купила кинокомпанию "Сolumbia" и несколько кабельных сетей. А это в США уже область идеологии. Обширные участки земли и недвижимость на территории США стали переходить в руки японцев. И для этого даже не потребовался Перл Харбор и десантная операция в Сан-Диего.

Но сильная сторона японцев обернулась и их слабостью. Попытка возрождения империи, хотя бы в финансовом аспекте, привела к тому, что Япония стала играть на американском поле, где успешно и потерпела сокрушительное поражение. Технически, это оказалось просто - огромные инвестиции Японии в страны Юго-Восточной Азии и Кореи обернулись невозвратом средств, дефицитом платежного баланса и крахом финансовых институтов. Операция была проведена по лекалам У.Баффета и Дж.Сороса - опыт у них уже имелся к тому времени. Сорос, например, удачно обыграл девольвацию английского фунта. Профессионалы спекуляции и тут не подкачали.

Зашатался режим Южной Кореи, финасовые активы там обесценивались резкими темпами. Потом, это будет успешно повторено при помощи МВФ в Аргентине. Крупнейшие финансовые рынки Азии понесли огромные потери. Волна самоубийств прокатилась по финасовым компаниям.

В Японии правительство вынуждено было спасать собственные банки и компании. Призрак дефолта всерьез встал перед страной.

В этой ситуации Китай не был существенно замешан. На тот момент его инвестиции были более сконцентрированы на собственном производстве, экспортными партнерами были страны, не затронутые кризисом, включая сами США. Активы ЦБ исчислялись сотнями миллиардов долларов. И в тот момент, когда чаша весов колебалась, Китай сказал свое весое слово. Намек на то, что в случае усиления кризиса Китай выбросит на рынок свои долларовые резервы, заставил спекулянтов с Уолл Стрита отступить. Кризис как начался, так и угас.

Можно говорить, что это схватка окончилась вничью - Америка добилась своих целей, экономически подчинив себе Японию и Юж. Корею, но за Китаем осталась инициатива и уверенность в своей победе.

Надо сказать, что этой инициативой Китай распоряжается очень рассудительно. Гон-Конг, Малайзия - экспансия продолжается.

США же этот урок запомнили. С этого момента Китай становится главным противником США. Противником безжалостным.

-4-

Итак, к концу ХХ века США подошли в роли единственного мирового лидера. К тому моменту практически весь потенциал для дальнейшей экспансии оказался использован, и, одновременно с этим ощутимо дали о себе знать промахи США как во внутренней так и во внешней политике. Кроме того, начавшийся период экономического спада обнажил структурные проблемы американской экономики. И именно в этот момент общее, уже далеко не безоблачное состояние США подверглось новому разрушительному воздействию. Системный кризис политической системы США начался во время очередных президентских выборов. Отсутствие харизматической фигуры среди кандидатов, необузданные апптиты финансовых спонсоров, привыкших за предыдущее десятилетие к вседозволенности, череда политических скандалов и ворох экономических проблем - все это стало четко видимым и ощущаемым к моменту перещета голосов во Флориде. Система двух партий - Демократов и Республиканцев перестала на какое- то время считать политическую стабильность в своей стране необходимым условием своего функционирования. Другими словами, обе стороны проявили готовность идти на любые действия ради достижения своих целей. 11 сентября 2001 года стало логичным подтверждением происходящего.

Сноски

1.

Проблема даже не в самом факте передачи документов. Для Карфагена атомная бомба у СССР была жизненно необходимым условием выживания.
[Назад]

2.

Обратите внимание на дважды незамкнутость системы. Средства, образующиеся при вывозе сырья из колоний (а они, даже при колониальной норме эксплуатации были немалыми) не могли быть вложены в производство и уходили из экономики в накопления, а европейские государства не могли удовлетворять растущее предложение индустриальных товаров. Противоречие разрешалось увеличением номенклатуры рынков сбыта: США, затем Южная Америка, доминионы - все это были рынки сбыта. Единственным "рычагом" в этой системе была лишь Индия, страна, настолько богатая, что с ее помощью можно было сгладить любой дисбаланс.
[Назад]

3.

Среди подобных операций США ярким бриллиантом светится "резонансное" усиление системного кризиса японской экономики 1990-91 гг. Механизмом послужило навязывание японскому правительству "общемировых" правил управления финансовыми рынками, в частности жесткое требование подъема нормативов обязательного банковского резервирования до 8-10% (корпоративные правила Японии позволяли обходиться резервами менее 1%). Последовавшая за этим "катастрофа ликвидности" многократно усилила эффект от обвала фондового и риэлторского рынков, приведя к иммобилизации банковской системы Японии и тяжелейшему отравлению экономики "плохими долгами" (до трети ВВП), продолжающемуся до сих пор.
[Назад]

4.

Понятно, что как и у всякой другой успешной операции, у этой было несколько граней, и удар по Японии не исчерпывает ее содержания.
[Назад]

[наверх]


© 2005 Р.А. Исмаилов

Rambler's Top100 Service