На главную страницу

К рубрикатору "Эссе и статьи Исмаилова"

Сменить цвет

Выход (FAQ и настройки цвета)


Р.А. Исмаилов

Приложение к книге

Э. Манштейна "Утерянные победы".

Германский Генеральный штаб.

 

Бывают полководцы, не нуждающиеся в совете, которые все взвешивают и решают самостоятельно; окружающим надлежит только исполнять их предначертания. Но это звезды первой величины, появляющиеся едва ли в каждом столетии. Необходимо быть Фридрихом Великим, если ни с кем не советоваться и всегда действовать самостоятельно. В большинстве случаев полководец не пожелает обойтись без совета. Этот совет может быть результатом общего обсуждения большего или меньшего числа лиц, которые в силу своего образования или опыта особенно способны правильно оценить обстановку.

Но уже в этом числе лиц должно кристаллизироваться только одно мнение. Военно-иерархическая организация должна прийти на помощь, подчиняя даже мысль.

Х. Мольтке (старший). Военные поучения.

1.

В повествовании о операциях Второй Мировой войны невозможно обойти стороной германский Генеральный штаб сухопутных войск. В то время как в армиях стран антигитлеровской коалиции функция штаба сводилась к хозяйственной работе, переброскам войск и организации связи, роль немецкого штаба была значительно большей. Кампании в Польше, Франции, Югославии были спланированы штабом и проведены под его руководством. Авторству Германского Генерального штаба принадлежат и планы операций "Барбаросса" и "Тайфун".

Германский генеральный штаб сухопутных войск (по немецки - Generalstabes des Heeres), вероятно, был единственным штабом в войне, который действительно управлял войсками.

 

Наличие штаба привносит упорядоченность в хаос войны. Хаотическая природа военного конфликта кроется уже в том, что война есть отрицание мира. В войне законы социума переворачиваются - на ней можно все, что запрещено в рамках мирного общежития. Диалектика войны как социального процесса, построенного на отрицании социальности, отмечалась еще Клаузевицем. Для человека разумного такая хаотическая структура является не очевидной, и он старается найти какие-то эмпирические правила, приписывая им статус "законов войны". Стоит помнить, однако, что все эти так называемые "законы" носят случайный характер, некоторые имеют малое отношение к реальности. Клаузевиц отмечал, что "Война бывает (...) настоящим хамелеоном, так как она в каждом конкретном случае несколько изменяет свою природу"

Единственный упорядоченный фактор в войне - это ее участник. В действиях человека мы можем наблюдать только ту степень организованности (предсказуемости), которую он сам привнес в войну. И наибольшую структурность войне придают ответственные командиры. Следовательно, внешне логическая структура войны проявляется как осмысленное управление войсками.

На каждом этапе развития человечества система управления соответствует задачам, стоящим перед военачальником: если для армий каменного века было достаточно передачи команд голосом и жестами, то уже фаланга потребовала новых способов связи - сигналов трубы, значков, и т.д. С появлением армий, способных действовать вне визуального контакта, появилась необходимость в системе курьеров. Наконец, с качественным изменением армии в индустриальный период, появилась необходимость в телеграфной, телефонной, радиосвязи. В настоящее время можно наблюдать процесс перехода к компьютерной форме управления войсками.

Каждая неопределенность, существующая в войне, породила соответствующий аппарат для ее разрешения: незнание сил противника - разведку, трудности передачи сообщений - связь, необходимость в боепитании - снабжение и т.д. Усложнение задач, переход на оперативный уровень, то есть появление операции - боевого действия, растянутого во времени1 - потребовало введение управления временем. Появилась необходимость в инструменте, позволяющий управлять будущим войск. Таким инструментом стал штаб.

2.

Само понятие штаба возникло в 16-м веке, в связи с необходимостью организовать снабжение войск боеприпасами, продуктами питания, вооружением и обмундированием. Так как с увеличением численности армия потребовала централизованного снабжения, принцип "каждый воин является на поле боя со своим оружием и доспехами" остался в прошлом. Кроме чисто хозяйственной, на штабы возлагали функции связи - передачи сообщений от командира к подчиненным и наоборот. Необходимость в офицерах связи возникла, опять же, из-за увеличения размера армии. Командир больше не мог видеть все сражение и управлять войсками голосом или сигналами.

Традиционные функции штабов - снабжение, связь и военная разведка - выполнялись штабами с момента появления, однако до конца 18-го века, то есть до появления армий мобилизационного типа, роль штаба оставалась вспомогательной. Основной работой штаба было материальное обеспечение войны, для чего в армиях большинства европейских государств создан институт квартирмейстеров, затем квартирмейстерские службы, а после - генерал-квартирмейстерские штабы. Появление мобилизационного призыва, и, как следствие, увеличение размера армии еще на порядок, потребовало гораздо более сложной структуры управления. В армии Наполеона роль такой структуры играл штаб во главе с маршалом Бертье. Новый штаб получил функции, ранее ему не свойственные - подготовки войск, осуществления мобилизации. К середине века во всех армиях, кроме английской, была создана структура управления войсками, состоявшая только из офицеров, и называемая Штабом.

"Новейшая история" Германского Генерального штаба начинается в 1858 году, когда начальником тогда еще Прусского генштаба стал Х.Мольтке (старший). Это был период канцлерства великого Бисмарка, который из второразрядного королевства Пруссия создавал Германскую Империю.

Нужно отметить, что Бисмарк был не очень высокого мнения о прусской армии. После разгрома, который она потерпела в 1806 году от Наполеона, это было не удивительно. Поэтому войны, которые вела Пруссия, были организованы Бисмарком так, чтобы у армии были все составляющие победы, а противник изначально находился в тяжелом положении. В таких условиях план, составленный до войны, имеет большие шансы на претворение в жизнь, поскольку действия противника становятся легко предсказуемы. Три войны Бисмарка - датская 1864 г., австро-прусская 1866 г. и франко-прусская 1870-71 гг. создали традиции Генерального штаба. Одной из этих традиций стало планирование операций - то есть создание замысла будущих боевых действий. Наличие плана структурировало войска, что давало большое преимущество при проведении маневров полумиллионной армией.

Интересной чертой было также то, что начальник штаба сосредоточил практически все функции по управлению войсками. Император Вильгельм I был, в сущности строевым офицером, хотя три блестяще выигранные под его формальным руководством войны создали ему имидж "стратега" и "воинственного императора". Вильгельм I хорошо чувствовал себя на поле боя и грамотно вел Военные советы, но руководство Армией в целом, как огромной, сложно организованной и тяжелой в управлении структурой, не было его любимым занятием, и Вильгельм всецело доверил его Мольтке. Последний блестяще доказал, что наличие заранее подготовленного плана дает в войне огромное преимущество 2. (Несмотря на ему же принадлежащий тезис: "никакой план не останется неизменным при встрече с реальным противником").

Связка начальник штаба/командующий для немецкого стиля войны очень важна.

Стандартное противоречие между динамикой и статикой принимает на войне форму противоречия между мыслью и действием. Как правило, человек либо своевременно и четко принимает решения в быстро меняющейся ситуации (живет: "сейчас" и "здесь"), либо же он осмысленно планирует будущее.

Именно поэтому руководство войной - на всех уровнях - приходится делить на оперативное и штабное звенья.

Штаб работает по преимуществу до войны (или операции), разрабатывая, проверяя и внедряя в жизнь диспозиции, инструкции, оперативные схемы. В бою его задачи сводятся к составлению ежедневного бухгалтерского баланса, да к осуществлению войсковых перебросок по заранее составленным диспозициям.

Оперативное командование не занимается вопросами транспорта, снабжения, связи, общего планирования. Не вдается оно и в вопросы переброски и сосредоточения войск. Его задача - правильно эти войска использовать.

Так - в теории. На практике противоречие остается, хотя и проявляется на несколько ином уровне.

Офицеры Штаба точно знают план ведения операции, но неспособны (прежде всего, психологически) провести его в жизнь в условиях активного противодействия противника. Полевые командиры могут отыскать верное решение в калейдоскопе порожденных войной ситуаций, но они органически неспособны следовать общему оперативному замыслу.

Именно такая ситуация вынуждает иметь третье управленческое звено - собственно верховное командование. Заметим, что "по построению" на это звено возлагаются не вполне обычные функции. Дело в том, что при нормальном развитии событий, когда штаб делает свое дело, а командующие армейскими группами свое, верховное командование обречено на бездействие.

В "управленческой триаде" - штабы - полевые командиры - верховное командование немцы нашли хороший баланс между оперативной и штабной работой. Прежде всего, взаимоотношения "командир - начальник штаба (который в Кайзеровской, а, в значительной мере и в Гитлеровской Германии прежде всего был представителем Генерального Штаба в войсках)" не были точно определены Уставом. Соответственно, между Командующим и его Начальником Штаба неизбежно возникали личные, не исчерпываемые формальной воинской дисциплиной отношения. Возникала психологическая "связка", нередко, проявляющая черты композитной психики (то есть, в неформальном взаимодействии двух разных людей, погруженных в глубоко формализованную структуру, рождалось новое качество: "пара" начинала "вести себя" иначе и лучше, чем генералы, ее составившие). В паре ведущую роль мог играть как полевой командир (Клюк - Куль), так и начальник штаба (Гинденбург - Людендорф, Рунштедт - Манштейн). На качестве управления войсками это не отражалось.

Однако, создав очень сильное оперативное и штабное звенья, немцы невольно ослабили роль третьего компонента управления - верховного командования. Пожалуй, лишь при старшем Мольтке структура управления войсками полностью отвечала своим задачам.

Прежде всего заметим, что в войнах 1864 - 1871 гг. все командующие армиями (не исключая кронпринца) были превращены Мольтке в послушных исполнителей воли Генерального Штаба. Соответственно, оперативное управление волей-неволей пришлось осуществлять министру-президенту и канцлеру Пруссии (в звании, кажется, майора). Заметим, что поскольку Бисмарк формально находился вне армии, на работу великолепной "связки" Бисмарк-Мольтке не принято обращать внимание.

Неизбежные неустранимые разногласия оперативного и штабного звена разрешал Вильгельм I. Его великолепное и ненавязчивое исполнение обязанностей Главкома (при таких сильных и неуступчивых подчиненных, как Бисмарк и Мольтке) заставляет думать, что титул "Великий" кайзер получил вполне заслуженно.

Во время Первой Мировой Войны все получилось гораздо хуже. Прежде всего, не было Бисмарка. Единственный человек в высшем руководстве, который мог бы выполнить его функции - гросс-адмирал Тирпиц - был лишен какого-либо реального влияния. Вильгельм II оказался не в состоянии исполнять обязанности Главкома, равно как и играть реальную роль в управлении войсками. Младший Мольтке остался "один за троих", и неудивительно, что это оказалось ему не под силу. Позднее - при Людендорфе - Гинденбурге - баланс между оперативной и штабной работой был восстановлен полностью, но для должности Главкома так никого в Германии и не нашлось.

В следующей войне руководство операциями со стороны Генерального Штаба не оставляло желать лучшего, и все проблемы возникли от желания А.Гитлера совместить в себе функции оперативного руководства и Верховного командования. Поскольку это как раз невозможно в принципе (вся работа верховного командования есть разрешение противоречия между штабным и оперативным звеньями управления), германская стратегия быстро приобрела патологические черты (К.Типпельскирх). После отставки Ф.Гальдера баланс управления войсками был необратимо нарушен, что и привело Германию не просто к поражению, но к национальной катастрофе.

 

Важной характерной чертой планов Мольтке стал особый стиль планирования операций: Мольтке, являясь не только военным, но и топографом3 отлично понимал геометрическую сущность войны и планировал операции на картах железнодорожных магистралей - тех линий, которые представляют собой геодезические4 для перемещения войск.

После Франко-прусской войны 1870-71 гг. был заключен мирный договор, который с неизбежностью приводил к новой франко-германской войне, поэтому Мольтке, а затем и его приемник Шлиффен начали планировать следующую войну с Францией практически сразу же после окончания текущей. К 1905 году план, вошедший в историю как "план Шлиффена"5 был завершен. Имперский генеральный штаб был готов к его исполнению, руководство миллионной армией сосредоточилось в руках начальника Генерального штаба и императора Вильгельма II.

В 1906 г. Шлиффен выходит в отставку, и новым начальником штаба становится Мольтке-младший. Неплохой офицер, он не сумел справиться с управлением армией, предпочитая решать проблемы методом передачи права решения подчиненным. Уже во время Первой Мировой войны начальниками штаба становятся Фалькенхайм и Гинденбург. С поражением Германии одним из условий Версальского договора стал роспуск Генерального штаба, столь большую опасность он представлял в глазах лидеров Антанты!

Формально, Генеральный штаб перестал существовать, но на деле его роль играло войсковое управление, начальником которого первоначально был генерал Сект, затем - последовательно - Бломберг и Бек. Последний стал начальником Генерального штаба сухопутных войск в 1935 г., когда Гитлер отказался от выполнения условий Версальского соглашения. В 1938 г. Гитлер сменил командный состав армии, о чем есть упоминание и у Манштейна. Новым начальником штаба становится Гальдер, при котором Генеральный штаб достигает своих наибольших успехов.

Гальдер управляет штабом во время кампаний 1939 г., 40 г., 41 г. и 42 г., под его руководством проходят операции в Польше, Франции, Югославии и России. За поражение в Сталинградской битве Гальдера снимают, на его место назначают молодого (сорокасемилетнего) генерала Цейтлера. В 1943 г. Цейтлер пытается сломить обреченность в изначально проигранной Курской битве. Но война уже проиграна, новые и новые неудачи приводят к отставке Цейтлера в 1944 г. Его сменил Гудериан, чистый "полевой командир", совершенно не подготовленный к штабной работе. Правда, к тому времени роль штаба уже была сведена Гитлером к нулю. Да и время осмысленных операций и громких побед прошло.

После войны бундесвер не стал преемником вермахта. Пережившим войну слишком многое хотелось забыть. И новый генеральный штаб, в основном, был построен на западных принципах.

С точки зрения военного искусства, Германский Генеральный штаб породил новый тип офицера - никогда не участвующего в боях, и, скорее, ученого, нежели солдата. Разделение функций давало идеальный результат - штабист занимался своей работой, командиры на местах - своей. Тем не менее, разделение офицеров на две неравные части по этому признаку воспринималось многими негативно, ведь появлялись генералы, которые никогда не командовали не то что дивизией - батальоном.

Приводило это к "тасовке" офицеров между штабными и командными должностями. На примере биографии Манштейна это видно особенно рельефно: лучший стратег Германии так и не сменил Ф.Гальдера на единственном посту, соответствующем его таланту и свойствам личности. Напротив, почти всю войну Манштейн, великолепный штабист-аналитик, занимается оперативной работой (командир армейского корпуса, командир танкового корпуса, командующий армией, командующий группой армий). Гудериан же, прирожденный тактик-исполнитель, после блестящих действий в 1939 - 1941 гг. служит генерал-инспектором бронетанковых сил (даже не штабная, а административная должность), затем вдруг оказывается начальником Генерального Штаба. На командных должностях проводит войну штабист Венк. Наконец, прологом к Сталинградской катастрофе было назначение штабного работника Паулюса командующим армией (позднее, эта ошибка была повторена с Бушем). Пожалуй, только Хойзингера никто "не дергал", заставляя обрести ненужный полевой опыт.

3.

Как известно из уставов, штаб есть основной орган управления войсками в боевой обстановке и руководства их обучением, воспитанием и повседневной деятельностью. К задачам штаба относятся: поддержание боевой и мобилизационной готовности войск и органов управления; сбор, обработка и оценка данных обстановки; подготовка исходных данных оперативно-тактических расчетов и предложений, необходимых для принятия командиром решения; планирование боевых действий и своевременное доведение задач до войск; организация всесторонней подготовки войск и обеспечения боевых действий; организация взаимодействия и осуществление мероприятий по его поддержанию в ходе операции; обеспечение надежной связи; контроль за подготовкой войск к боевым действиям и выполнением ими поставленных задач; а также еще многое другое, жизненно необходимое для управления армиями.

Управление немецкими войсками во Второй Мировой войне было устроено достаточно сложно. До 1941 г. основная схема была такова: всеми вооруженными силами командовал главнокомандующий (Гитлер). Он осуществлял руководство при помощи штаба ОКВ - главного командования вооруженными силами (вермахтом). Реальное руководство операциями находилось в ведении штабов трех видов вооруженных сил: ОКХ (командования сухопутными войсками), ОКЛ (командование авиацией) и ОКМ (командование флотом). В теории, ОКВ должен был осуществлять координацию этих трех штабов, на практике он проводил собственные независимые операции - как, например, десант в Норвегии.

Наличие двух генеральных штабов приводило к конфликтам. В одно и то же время могли существовать как театры боевых действий, управляемые ОКХ, так и управляемые ОКВ. Естественно, постоянно возникали трения из-за распределения ресурсов. Из дневников Гальдера можно заметить, что в 1939 - 1941 гг. главнокомандующий сухопутными силами генерал фельдмаршал Браухич занимался почти исключительно ссорами с ОКВ за ресурсы, планы, театры. В декабре 1941 Гитлер снимает Браухича и сам становится во главе ОКХ, окончательно ломая германскую систему "разделенного управления".

Когда мы говорим о Германском генеральном штабе и его роли во Второй Мировой Войне, всегда имеется в виду штаб ОКХ. Штаб ОКВ являлся, скорее, личным штабом Гитлера и "резервной копией", нежели полноценным инструментом управления.

 

Структура штаба ОКХ отражала задачи, решаемые им. Во главе стоял начальник штаба. Ему непосредственно подчинялись главы отделов и управлений: оперативного, разведывательного, хозяйственного. Функции начальника генерального штаба влючали организацию штабной работы, контроль за проведением запланированных мероприятий, предоставление руководящих документов главкому, а также вопросы связанные с хозяйственным и кадровым обеспечением войск.

В соответствии с мобилизационным планом 1939/40 года Генеральный штаб сухопутных войск имел следующую организацию:

1-й обер-квартирмейстер. Выполнял функции заместителя начальника штаба, на время его отсутствия - функции начальника штаба.

Центральный отдел. Ведал личными делами офицеров, включая назначения на должности всех офицеров Генерального штаба. Кроме того, он занимался вопросами организации работы и внутреннего порядка в Генеральном штабе, службой курьерской связи и руководил деятельностью коменданта ставки главнокомандующего, который подчинялся непосредственно начальнику штаба.

1 отдел. Оперативный. Оперативное руководство войсками, подготовка директив, анализ и обработка оперативной информации, распределение сил и средств действующей армии. Самый важный отдел штаба. Практически вся информация, касающаяся управлением армией, проходила через оперативный отдел. Начальником оперативного отдела до сентября 1940 был Грейфенберг, с сентября 1940 по июль 1944 - Хойзингер.

2 отдел. Организационный. Ведал вопросами организации войск действующей армии, определял права и обязанности создаваемых инстанций действующей армии и разрабатывал вопросы организации высших органов управления военного времени.

4 отдел. Боевой подготовки. Во время войны задача этого отдела состояла в обобщении и распространении нового опыта в боевой подготовке войск и командного состава действующей армии и армии резерва, если это не проводилось по линии отдельных родов войск.

4-й обер-квартирмейстер. Ведал сбором и обработкой информации. Эту должность до января 1942 занимал Типпельскирх. Ему подчинялись следующие отделы:

Начальник связи сухопутных сил со штабом. Обеспечивал связь ОКХ с подчиненными ему войсками, прежде всего со штабами действующей армии. А также получение информации о противнике при помощи средств связи (подслушивание), маскировка, дезинформация противника и создание помех для работы связи противника.

Начальник военно-транспортной службы со штабом. Ведал вопросами перевозки войск и грузов для армии. Ему подчинялись отделы:

Генерал-квартирмейстер. Руководил материально-техническим снабжением войск. Ему подчинялись отделы:

Генерал-инспектор авиации при главкоме сухопутными силами. Был советником при главкоме сухопутных войск по вопросам боевого использования приданных армии авиационных частей и вопросам организации ПВО на ТВД ОКХ. А также командовал авиационными частями подчиненными непосредственно главкому сухопутными силами.

5-й обер-квартирмейстер. Оставался в Берлине и осуществлял контроль за всеми оставшимися в Берлине отделами Генерального штаба. Ему подчинялись отделы:

Начальник метеорологической службы.

Стоит отметить, что штаб ОКХ появился в результате видоизменения предшествующих структур. Так, к примеру, в германском штабе до 1939 года присутствовали все пять должностей обер-квартирмейстеров, однако лишь 4 и 5 имели четкие функции. Кроме того, во время проведения кампаний штаб разделялся на две части - на ставку гланокомандующего и тыловые учреждения штаба.

4.

Германский генеральный штаб сухопутных войск не был совершенным инструментом управления армией, каким был Большой штаб кайзеровской армии 1914 г. Его функции дублировались ОКВ, а штабы авиации и флота ему не подчинялись. Сам штаб имел несовершенную организационную структуру, его штат был чрезмерно раздут, что зачастую означало некомпетентность сотрудников - у Германии не было большого количества подготовленных офицеров. Тем не менее, этот штаб оправдал свое назначение - планируемые им операции проводились, а во время операций штаб управлял войсками. Далеко не каждый штаб Второй Мировой войны мог похвастаться тем, что хотя бы один план, им разработанный, оказался полностью и без каких-либо существенных изменений претворенным в жизнь. Германский Генеральный штаб имел на своем счету четыре таких плана.

Сноски

1.Операция есть совокупность боев и сражений, взаимосвязанных по цели, месту и времени. Необходимость в операциях возникла в индустриальный период, как разрешение противоречия между необходимостью использовать все наличные силы максимально эффективно, и невозможностью сосредоточить их на одном поле боя (использовать в одном сражении).

2. Мольтке, к примеру, часто ругают за неодновременный подход к полю битвы при Садовой (австро-прусская война 1866 г.) трех армий, отмечая, однако, что неодновременный удар нарушил устойчивость австрийской позиции. Ибо, говорят критики, если бы австрийцы воспользовались разделенностью войск пруссаков во времени, они могли бы нанести Мольтке существенные потери. При этом забывается, что подобная оперативная схема была сознательно выбрана Мольтке и проводилась согласно плану. Мольтке сознательно шел на риск.

План Мольтке подразумевал, что противник не сумеет понять происходящего, и будет реагировать естественно, а отнюдь не наиболее правильно. В реальных условиях войны это предположение нашло подтверждение.

3. На основании его съемок была издана карта Малой Азии.

4.Геодезическая линия - линия наименьшего времени перемещения между двумя точками. На плоскости такие линии - прямые, для сферы - дуги больших окружностей (это проявляется при прокладке курса для кораблей), для автотранспорта - автомобильные дороги, а для войск - железные дороги (См. также С.Переслегин. "Основные понятия аналитической стратегии").

5. План Шлиффена зачастую критикуют за излишнюю рискованность. При грамотных действиях французской и русской стороны он действительно опровергается. Однако расчет в плане делался на "естественное" поведение противника. Как показала война, стремление уменьшить риск операции, произведенное Мольтке младшим, было совершенно лишним - ставка Шлиффена на противника подтвердилась, а уменьшение риска привело к потере темпа, отсутствию резервов и, в итоге, проигрышу решающей битвы на Марне. (См. также. С.Переслегин "Основные поянтия аналитической стратегии").

[наверх]


© 2000 Р.А. Исмаилов

Rambler's Top100 Service Наш Питер. Рейтинг сайтов.