На главную страницу

К рубрикатору "Эссе и статьи Исмаилова"

Сменить цвета

Выход (FAQ и настройки цвета)


Р.А. Исмаилов

Эволюция пехоты 1.

1. Введение.

Изучая рассуждения мыслителей прошлого об армиях грядущих времен, можно отыскать некоторое общее место у всех этих философствований (в остальном - различных). Речь идет об "отмирании" пехоты как рода войск. Аргументы в защиту этого тезиса все авторы приводят более иле менее одинаковые: отдельный солдат слишком слаб, чтобы находиться на поле боя, роль солдата постоянно убывает - пехота превращается из основного рода войск во вспомогательный, а потом и вовсе сходит на нет. Пехотинец слабо защищен и плохо вооружен, имеет недостаточную маневренность и слишком медленно принимает решения в критической обстановке. Поэтому в современном бою (здесь слово "современный" может обозначать и эпоху эллинизма, и раннее средневековье, и девяностые годы XX столетия) пехотинец обречен на быструю и бесславную гибель.

Все это, несомненно, правда. Однако же, хотя подобные рассуждения приводятся (почти в неизменном виде) уже три тысячи лет, пехота и поныне остается одним из главнейших родов войск.

Следовательно, в утверждении о "неполноценности" пехотинца скрывается ошибка. При этом не приходится спорить с тезисом, что человек представляет собой самую уязвимую из всех существующих на поле боя целей. В чем же дело?

Во-первых, изначальная постановка вопроса "насколько защищен отдельный пехотинец" некорректна. Чтобы поразить солдата, по нему нужно открыть огонь. Фактически, большая часть современного (на каждую эпоху) вооружения оптимизирована под поражение другой техники. (Так, в наши дни авиация прежде всего сражается за господство в воздухе, артиллерия подавляет огневые средства противника, бронетанковая техника либо используется для транспортировки пехоты, либо борется с бронированными целями.) Лишь небольшое число вооружений предназначено для поражения именно незащищенного человека, причем самые эффективные средства запрещены господствующей религией или международными конвенциями ("огневое нападение" в древности; в XX столетии - отравляющие газы, бактериологическое и биологическое оружие, существует движение за запрещение противопехотных мин). Наконец, по сравнению с любой техникой людей всегда сравнительно много, и они лучше укрываются, пользуясь складками местности. В результате оказывается, что незащищенный человек - единственная боевая сила, способная выжить и даже осмысленно действовать в зоне сильного огневого воздействия противника. "Техника" любой эпохи уничтожается в подобных условиях очень быстро.

Кроме того, пехотинца намного проще мобилизовать и подготовить, чем боевую машину, самолет, расчет орудия или, в особенности, корабль. Техника требует квалифицированного обращения, в противном случае ее применение бессмысленно. В свое время японцы, лишивших подготовленных летных кадров перешли на "ускоренную" систему подготовки пилотов. Результатом стало катастрофический рост потерь, как в пилотах, так и в истребителях, и, в конечном счете, - полное вытеснение японской авиации с театра военных действий.

Пехотинец, конечно, тоже требует подготовки. Но какую-то ее часть можно произвести до призыва (к примеру, в СССР была развернута сеть тиров и парашютных клубов, Германия в 30-е годы развивала планерный спорт; небесполезен и опыт, приобретаемый в туристических и спортивных секциях и на уроках гражданской обороны). Кроме того, тренаж пехотинца можно достаточно быстро осуществить в учебных лагерях.2.

С этим аргументом полемизируют сторонники профессиональной армии, полагающие, что плохо обученный боец - скорее, обуза, нежели подспорье в бою. Стоит, однако, напомнить, что речь идет о создании "больших" батальонов, необходимых в масштабной войне хотя бы просто для контроля территории. В локальных операциях полицейского характера, наверное, можно обойтись и без "пушечного мяса"…

Приведем один показательный пример.

Британская армия была одной из последних армий3, перешедших на мобилизационный принцип комплектования. Вплоть до начала Первой Мировой войны Британия, которая ежегодно вела боевые действия в отдаленных уголках мира, Британия, три года воевавшая с бурами в Южной Африке, совершившая три похода в Афганистан и выстоявшая в вихре восстаний в покоренной Индии и мятежей в непокорной Ирландии, - эта Британия не нуждалась в призывниках. Мировая война, однако, выдвинула свои требования к размерам армии: оказалось, что при позиционной войне солдат стал просто единицей в тактических расчетах, интегральной и легко заменимой4. Уровень подготовки потерял первостепенное значение: два рекрута оказались "в среднем" полезнее на поле боя, нежели один профессиональный солдат с десятком лет военного опыта. Поэтому мобилизация стала наиболее эффективным способом увеличения обезличенного "обобщенного показателя" силы расчетных батальонов, полков, дивизий5.

2. Предыстория.

История возникновения пехоты уходит корнями в глубокую древность. Уже в армиях древнего Египта было разделение на пехотинцев (копейщиков), лучников и кавалерию6 Правда, вариабельность родов войск тогда была огромной: фактически, о единой классификации и специализации речи не шло.

Первой важной вехой в эволюции пехоты стало появление в древней Греции милиционной фаланги. Для возникновения этого специфического рода войск потребовалось поистине необычное сочетание экономических и географических условий: бедная дорогами и тропами горная местность, которую можно было удерживать малыми силами, небольшие по размеру долины, препятствовавшие появления крупных рабовладельческих хозяйств, малое плодородие почв. Последнее обстоятельство приводило к тому, что Греция импортировала "топливо древности" - зерно. Это повышало рентабельность мелких и средних крестьянских хозяйств и способствовало их экономической устойчивости7. Демократия и самый образ жизни, который принято называть "европейским", неразрывно связаны с пехотой - военным проявлением особой прослойки в обществе - среднего класса. В античную эпоху это понятие обозначало владельцев мелкотварных крестьянских хозяйств.

Фаланга стала первым шагом на том пути, который привел к созданию современных армий. Главной ее отличительной чертой является даже не форма8: хотя она и интересна, и поучительна, подобные организующие структуры встречались в истории и раньше. Фаланга стала первой боевой единицей, допускающей управление в реальном времени. Она могла подчиняться простым приказам даже во время боя.

Именно управляемость войск в режиме реального времени стала той осевой линией, на которой строилось европейское военное искусство. Не сосредоточение масс войск, обеспечивающее победу, столь характерное для армий востока, но изящный маневр. Марш-маневр Ганнибала через верхнюю и среднюю Рону и его победы при Треббии и у Тразименского озера представляет классический пример европейского подхода к достижению победы.

 

Китайские полководцы (задолго до расцвета Греческой и Римской цивилизаций) предложили альтернативный подход, красивый и удивительный своей простотой: выигрывать нужно еще до сражения - правильным расположением частей на поле боя. Необходимость управлять войсками в бою, по мнению школы Сунь-Цзы, есть свидетельство того, что события пошли по незапланированному сценарию.

В Европу китайские представления об искусстве войны попали, скорее всего, через Россию. Однако, настойчивое стремление полностью реализовать принцип "победа до сражения" стала отличительной чертой не русской, а "немецкой школы" военного искусства.

Этот метод, названный стратегическим планированием, стал козырной картой в войнах Железного канцлера, а позднее привел к появлению в европейских армиях боевых структур с особо сложной организацией.

 

Первоначально способность фаланги управляться в реальном времени полководцами не использовалась. То было время гегемонии Спарты, превосходящей по уровню подготовки индивидуального бойца остальные полисы. Победы Эпаминонда при Левктрах и позднее при Мантинее открыли путь собственно европейскому военному искусству. Армии Филиппа Македонского и его сына Александра уже была оптимизирована для непрерывного твердого и гибкого управления. Основу боевого порядка составляли фалангисты-сарисофоры, а гибкость боевому порядку придавала средняя пехота-гипаспасты. Для увеличения количества степеней свободы (регулировок) македонская армия насчитывала три вида пехоты и два вида кавалерии; сверх того отдельными единицами управления были пешая и конная гвардия.

Вершиной же гибкости и тактического мастерства времен европейской древности стал римский легион. Сочетавший маневренность расчлененного построения, устойчивость фаланги и управляемость "в римском стиле" (то есть коллегиальную ответственность), легион стал прямым предшественником европейских дивизий технологического периода.

В нем уже прослеживаются все компоненты современной структуры: основу составляют пехотные части, разделенные на "линии", которые, в свою очередь, подразделяются дальше на когорты и манипулы, в качестве средств поддержки выступают пращники-велиты. Есть артиллерия - катапульты, тактическую разведку обеспечивает кавалерия. Для нас будет важным отметить наличие в штатной структуре обоза. Тыловые части, ранее не имевшие четкого места в армии, существенно повысили возможности легиона действовать в отрыве от баз, что создавало условия для стратегического маневра.

В процессе эволюции численность легиона возросла от 4.500 (3.000 в 10 манипулах, 1200 велитов и 300 всадников) до 6.800 человек при Юлии Цезаре, а в дальнейшем - и до 10.000. Впрочем, легионов со штатной численностью в текущей Реальности, по-видимому, не существовало. Со временем тенденция недоукомплектовывать стандартные тактические единицы стала европейской армейской традицией.

Структура легиона подразумевала зависимость его реальной боеспособности от уровня подготовки центурионов. Именно на это управленческое звено ложилась максимальная нагрузка, именно центурионы зачастую определяли исход боя9. Верно и более общее утверждение: римская военная система не требовала гениальных полководцев (управлять легионом или группой легионов значительно проще, нежели руководить македонской армией с ее сложными и труднопредсказуемыми степенями свободы), но опиралась на грамотных и преданных Империи офицеров. По мере деградации Рима, приходила в упадок и структура его армии. Уже при Юлии Цезаре происходит укрупнение управленческих единиц - манипулы объединяются в когорты. К третьему веку нашей эры легион начинают выстраивать в виде сплошной нерасчлененной и неуправляемой массы. Страшные поражения при Адрианополе и Абритте положили конец Западной Римской Империи.

Темные века являлись временем упадка европейской военной мысли и европейской цивилизации в целом. Пережитки этой эпохи мы ощущаем до сих пор10. Лишь в XV веке начинают появляться армии, сравнимые по организационным и управленческим возможностям с древнегреческой фалангой!

В варварских армиях раннего средневековья роль пехоты была значительной, но не решающей. Отсутствие должной подготовки и надлежащего защитного вооружения не позволяло использовать плотные построения, которые могли противостоять кавалерии, вследствие чего пехота постепенно вытесняется этим видом войск. (Вообще говоря, хорошо обученная пехота прежде всего устойчива, потому может удерживать за собой территорию. Нормально подготовленная кавалерия маневренна, потому может оспаривать территорию. Однако, при общем ухудшении качества войск и методов управления им пехота деградирует гораздо быстрее кавалерии. Лишенная же боевой устойчивости пехота бесполезна на поле брани.)

Кавалерия достигает своего расцвета в двенадцатом-тринадцатом столетии, но не в Европе, а у татаро-монголов. Именно им удалось создать подвижные соединения численностью в несколько десятков тысяч всадников и разработать методы боевого использования таких армий.

Рыцарские же армии Европы были явно упадочными по сути. Они могла решать исход битвы потому и только потому, что при натуральном хозяйстве отсутствует экономическая база для создания боеспособной пехоты. Иными словами, рыцарская конница обязана своим существованием падению Рима и его высокопроизводительной товарной экономики. Сыграл свою роль и распад единой Ойкумены на множество индивидуальных мирков, замкнувшихся в своих суевериях. Сила рыцаря заключалась не столько в его бронировании, вооружении и подготовке, сколько в том убеждении, которое распространилось по всей Европе, что поднять руку на рыцаря имеет право лишь другой рыцарь. Пехота оставалась лишь в двух видах армий - орденских и наемнических11.

В Англии перелом произошел раньше, чем в других странах: там появилась социальная прослойка, достаточно независимая для эпохи феодализма. Это были средние землевладельцы - йомены. Их оружием стал ростовой лук, ставший символом английских побед в Столетней войне. По мере реанимации торговли в городах появляется экономическая база для создания боеспособной муниципальной пехоты. Рыцарство прекратило свое существование как независимая боевая сила задолго до широкого распространения огнестрельного оружия - в Битве Золотых Шпор (1302 г.) фламандское ополчение вырезает 4.000 рыцарей графа Артуа.

Возрождение пехоты привело к очередному изменению формы войны. Рыцари начинают сражаться в тесном пешем строю. Ситуация чем-то аналогична Гражданской войне в Америке 1861-65 годов, когда кавалерия (которая до этого была основным видом войск в борьбе с индейцами) потеряла свое значение и должна была спешиваться на поле боя.

3. Дотехнологический (мануфактурный) период.

Возникновение собственно современного европейского военного искусства связано с крупномасштабным применением огнестрельного оружия.

Ружья XIV века оставались экзотикой, пушки были несовершенны, но пехота вновь стала основой боевого порядка армий. В эпоху Возрождения наибольшую роль играли копейщики. Как и два тысячелетия назад они строились прямоугольной "фалангой" для концентрации ударной мощи по фронту.

 

Аркебузы XIV-XV веков являлись не более чем вспомогательным оружием, стрелки играли роль пращников в структуре римского легиона: они прикрывали фланги и наносили потери пехоте противника на этапе сближения армий. Дальность стрельбы и пробивная способность аркебуз была сравнима (а, зачастую и хуже) соответствующих параметров ростовых луков, скорострельность - значительно ниже. Лишь только большая простота в применении (и "технологичность", то есть возможность крупносерийного выпуска) позволила этому неудачному оружию прижиться в армии и начать прогрессировать12.

Появление в 1521 году фитильного мушкета знаменовало конец индивидуальному бронированию бойца. Пятидесятиграммовые пули пробивали любые латы на почти любой разумной дистанции. С середины XVI столетия мушкетеры становятся равноправным видом войск, наряду с пикинерами.

Наличие двух видов пехоты (уже оттеснившей кавалерию на третий план), привело к появлению новых и довольно экзотических боевых построений. Тактической единицей становится пехотный полк (делящийся на произвольное число рот), однородный по своему составу. Первоначально полк выстраивается прямоугольником, широкая сторона которого обращена к противнику. (Обычно, пикинеры и мушкетеры размещались в шахматном порядке - испанский вариант - или колоннами, чередуясь.) Позднее происходит переход к линейным построениям, обеспечивающий больший вес залпа.

Следующей вехой эволюции пехоты стало появление кремниевых ружей. Ударно-кремниевый замок позволил отказаться от громоздкой системы воспламенения заряда при помощи фитиля, тем самым повысилась скорострельность и точность стрельбы. Но время на перезарядку оставалось все еще недопустимо большим (около минуты). Для решения этой проблемы был изобретен строй "караколе". В этом построении из 10-12 шеренг первая шеренга, дав залп, отходила назад и становилась за последней. Затем стреляла вторая шеренга и так далее.

По мере совершенствования огнестрельного оружия и повышения его концентрации на поле боя процесс отмирания пикинеров ускорялся. "Фаланга" копейщиков уже более не могла оставаться серьезным противником огнестрельному оружию на характерных дистанциях "прямого выстрела". Однако, в ближнем бою огнестрельное оружие того времени было неэффективно (из-за большой массы и малой скорострельности ружья). Как следствие, в 1641 в Байоне был придуман штык, который укреплялся на стволе, благодаря чему ружье превращалось в подобие копья. Это стало завершением эпохи пикинеров в армии. Отныне и по сей день развитие пехоты шло по пути совершенствования огневой мощи солдата, вооруженного стрелковым оружием.

Пехотная тактика XVII века характеризуется дальнейшим усложнением структуры армии. Однородные роты сводятся в батальоны. Полк состоит из батальонов мушкетеров и гренадеров, также он включает артиллерию и обоз. Высшим тактическим соединением становится бригада из двух полков или трех батальонов. На полях сражения господствует линейная тактика, главным тактическим параметром является скорострельность ружей.

Гренадеры стали первым элитным вариантом современной пехоты. Их появление связано с желанием повысить огневую мощь строя при помощи эрзац-артиллерии - такой, как гранаты. Дальность броска гранаты была невелика - 20-30 метров, но в условиях применения тесных построений эффект был достаточно велик. ("Усиленная пехота" существует по сей день: в разные времена к ней относились гренадерские полки, гвардейские части, "чистильщики окопов", "пионерская" пехота, панцергренадеры Третьего Рейха, американская морская пехота, советский спецназ.)

Армии XV-XVII века получили привычную нам базовую тактическую структуру, хотя степень организации их была недостаточна. Они, эти армии, были невелики: принципа массового призыва не существовало, и повсеместно войска набирали при помощи системы вербовщиков .

Мобилизационная система, аналог милиционной системы античной Греции, но созданный на иной производственной и информационной базе, стала одним из изобретений Великой французской буржуазной революции13.

 

При Людовике XVI французская армия состояла из 102-х полков (из них 23 - наемные) и 12-и отдельных батальонов пехоты, 62-х полков кавалерии, 14-и батальонов артиллерии, семитысячной гвардии. В течение 1789 - 1792 г. происходил постепенный развал этой системы. 21 февраля 1793 г. был принят декрет о слиянии линейных полков и гренадерских батальонов - создаются полубригады. 23 августа того же года принят закон о всеобщей воинской повинности, в результате чего Франция - первой среди европейских стран - перешла на мобилизационную систему комплектования войск.

До 1797 высшим соединением была дивизия, состоящая из четырех полубригад линейной и одной полубригады легкой пехоты, одного-двух полков конницы, одной роты пешей и одной роты конной артиллерии. Всего в дивизии 10-12 тыс. человек. Дивизии сводились в армии группами по три-четыре. Мобилизационная система дала Республике возможность выставить в поле в 1794 году четырнадцать армий.

С 1798, при Наполеоне, структура войск несколько меняется. Упразднены полубригады. Теперь дивизия состоит из 2-4 полков (численностью в 2.500 человек с шестью четырехфунтовыми орудиями), одного полка легкой пехоты без артиллерии, двух батарей (пешей и конной по шесть орудий), полка конницы. Итого 10-12 тыс. человек при 24-36 орудиях. Тактической единицей остается батальон (850 человек) из 6 рот: 4 фузилерных, 1 гренадерской и 1 вольтижерной14.

В 1804 Наполеон окончательно закрепил корпусную организацию своей армии. Пехотный корпус состоял из 2-5 пехотных дивизий, 1-2 кавалерийских бригад, 24-48 орудий резервной артиллерии и 4 саперных рот. Существовали и армии, объединяющие произвольное число корпусов, но это были, скорее, административные единицы.

В 1805 дивизионная конница была упразднена15, и кавалерия получила дивизионную и корпусную организацию. Кавалерийский полк состоял из 4 эскадронов. Кавалерийский корпус Мюрата, созданный в 1805 включал 4 драгунских, 2 кирасирских дивизии и 3-4 конных батареи.

4. Технологический период.

Наполеоновские войны стали водоразделом между старыми и новыми армиями. С этого момента начинается формирование высших оперативно-стратегических управленческих структур. Долгое время (примерно до второй половины XIX века) идут споры о необходимости корпусного звена в управлении армией. Даже Клаузевиц отдал должное этой моде. Основной аргумент противников корпуса заключался в том, что этот структурный уровень, в основном чисто административный, увеличивает время прохождения приказа от стратегического командования (армии) к тактическому (дивизии). Впрочем, вскоре спор потерял актуальность: армии достигли таких размеров, что корпус стал тактической единицей.

В Крымской войне испытание прошло ручное нарезное оружие. Вскоре на вооружении прусской армии появляются игольчатые ружья с унитарным патроном. К концу века на вооружении армий всего мира были приняты магазинные винтовки.

Дальнейшая эволюция пехоты пошла в основном по пути совершенствования группового оружия - артиллерии, пулеметов, а затем и боевых машин. Наиболее явным образом это проявилось в Первой Мировой войны, когда обнаружилось, что пехота (и, тем более, кавалерия) неспособна передвигаться по простреливаемой противником территории.

В трех войнах, которые в 1860-70-х годах вела Пруссия, выкристализовалась немецкая военная традиция и схема управления войсками. Основной оперативной единицей является армия, которая состоит из корпусов. Корпус решает как оперативные, так и тактические задачи.

На начальном этапе войны наличие в немецких корпусах тяжелой артиллерии стало серьезным тактическим преимуществом. (Численный состав пехотных дивизий и корпусов представлен в Приложении II).

 

С той поры структура оперативных соединений практически не изменилась. Корпус состоит из корпусных и придаваемых частей. Корпусные части - это артиллерия (один-два дивизиона крупного калибра, иногда артиллерийский полк), саперы, службы обеспечения и тыла. Придаваемые части - это пехотные и кавалерийские дивизии, артиллерийские полки, образовывающие основу боевого порядка корпуса. В отличие от корпуса, на армейском уровне структура была произвольной: армия могла иметь любое (в том числе и нулевое) количество корпусов и дивизий.

Ко Второй Мировой войне дивизии стали иметь меньше батальонов, зато больше артиллерии. По мере совершенствования танковых войск и авиации структура дивизии еще более усложнилась. Появились противотанковые, минометные и зенитные батареи и составе дивизии (полка, батальона). Механизация стрелковых соединений 30-50-х годов привела к еще одной перемене. Теперь состав войск неоднороден даже на самом нижнем уровне (в отделении есть пулемет или два, гранатомет, БТР или БМП).

Современная дивизия состоит, как правило, из двух-трех бригад или полков, артиллерийского полка (артиллерийской группы) и прочих подразделений: дивизионов ПВО, инженерного дивизиона, группы обслуживания. Интересно отметить, что в современной американской и английских дивизиях три бригады не имеют постоянного состава, они представлены лишь штабными структурами (и штабной ротой). Ниже приведена таблица численности современных пехотных дивизий:

Таблица 1. Состав пехотной дивизии на 1990 год.

Дивизия Батальонов Танков Минометов16 Людей Орудий
Германская панцергренадерская 8 252 42 26700 90
Американская механизированная 9 290 66 19850 84
Американская пехотная 9 - 36 10700 62
Английская моторизованная 10 - 78 15000 54
Голландская механизированная 9 245 54 14500 72
Бельгийская механизированная 6 160 87 12000 76

 

 	

Характерно не только возрастание доли техники в дивизиях и двукратное увеличение численности оперативной единицы по сравнению со стандартом 1914 года, но также и менее заметное увеличение калибра артиллерии. Если в 1914 году основу составляли 75-77-мм орудия, то сейчас это 152-мм пушки-гаубицы. Крупнокалиберную артиллерию дивизии составляют 203-мм самоходные пушки, орудия такого калибра раньше находились только в ведении верховного командования.

5. Вывод и заключение

Совершенствование средств нападения и обороны в последние века шло по пути увеличения огневой мощи соединения. При этом структура армии усложнялась практически каждое десятилетие, что было вызвано появлением новых средств ведения войны. Такой процесс находит отражение не только в росте сложности управления современными войсками, но также и в росте размера минимальных единиц. Дивизия, которая во времена Наполеона состояла из 10.000 человек, к Первой Мировой войне уже достигла 12.000-13.000, а в настоящее время состоит из 18.000-24.000, при этом численность собственно стрелков в ней остается на прежнем уровне: 8.000 человек.

Иными словами, боевые возможности дивизии ныне состоит не из слабого огня стрелкового оружия, но заключены в артиллерии, минометах, пусковых установках. Пехотная дивизия получила танки для увеличения подвижности.

И опять кажется, что пехота отмирает.

Но это вновь заблуждение. Повышение доли антитеррористических и противопартизанских действий в общем комплексе задач, решаемых войсками, заставляет вновь говорить о необходимости создавать адекватные пехотные соединения. И возникают части специального назначения, оптимизированные для действий в городских кварталах. Неожиданно (с явным намеком на возрождение традиций Средневековья) появились средства индивидуальной защиты солдата. В пехотной войне это была каска, уже сейчас она дополняется бронежилетом. В связи с отсутствием масштабных войн, исчезла необходимость в оперативно-стратегическом и стратегических звеньях - корпуса и армии в настоящее время представлены лишь штабными службами.

Сноски

1. См. также: Р.Исмаилов, С.Переслегин "Структура вооруженных сил и ее динамика", С.Переслегин "Структура и хронология военных конфликтов минувших эпох". В кн. Б.Лиддел-Гарт "Энциклопедия военного искусства", М., Аст, 1999 г. [Назад]

2. Осенью 1914 года англичане и французы были вынуждены бросать на поле сражения во Фландрии совершенно неподготовленные соединения. Армии мирного времени были "истрачены", стороны создавали новые дивизии из призывников (или добровольцев) старших возрастов, не имеющих ни малейших навыков обращения с современным оружием. Опыт показал, что пребывания в учебном лагере в течение нескольких дней (от трех суток до двух недель) превращали второсортные формирования во вполне боеспособные части, способные обороняться против лучших германских корпусов, личный состав которых создавался годами. [Назад]

3. Из армий великих держав. [Назад]

4. Напомним, что современный подход к войне, выражающийся в полном неприятии людских потерь, является процессом эволюции представлений о ценности человеческой жизни. В начале нашего века гуманистический подход лишь начал формироваться. [Назад]

5. Далее мы используем термины: подразделение, соединение, объединение. В уставе российской армии эти термины отнесены к соответствующим структурам (полку, дивизии, корпусу). Мы подразумеваем под этими понятиями части на тактическом, оперативно-тактическом и оперативно-стратегическом уровнях. [Назад]

6. Появление в древнем Египте постоянного войска с выделением оперативно-тактических единиц и организацией взаимодействия между различным образом вооруженными бойцами имело в качестве своей экономической предпосылки создание централизованного государства. Вообще говоря, армия представляет собой атрибут государственности. [Назад]

7. В обычных обстоятельствах закон концентрации капитала приводит к быстрому исчезновению промежуточного "среднего" класса. Аналогичным образом, малые полисные (номовые) армии не выдерживают конкуренции с постоянным войском централизованного государства. Классические европейские структуры возникают только тогда, когда прибавочный продукт достаточно велик, чтобы обеспечивать расширенное воспроизводство, но при этом слишком мал для рентабельности хозяйств, основанных на рабском или наемном труде. [Назад]

8. Под "формой" здесь понимается триада: построение, вооружение, организация. [Назад]

9. В некотором смысле легион представляет собой синтез концепций постоянного централизованного войска, подразумевающего полное растворение индивидуума в массе, и милиционной тяжелой пехоты, ориентированной на свободную личность, добровольно защищающую Отечество. [Назад]

10. До сего дня не создана адекватная система политической организации европейских народов. Прообразом такой системы должна была стать Римская Империя. [Назад]

11. Заметим, что если рыцарские армии сталкивались с устойчивой пехотой, не подверженной предрассудкам, они, как правило, терпели поражения. Примером тому Ледовое побоище, Грюнвальд, гуситское движение. [Назад]

12. Хорошего лучника готовили к его будущей военной специальности, начиная с трех лет. Арбалет был проще в обращении, но отличался сложностью в производстве и, кроме того, зависимостью от погодных условий. Иными словами, лук и арбалет в опытных руках превосходили огнестрельное оружие вплоть до Крымской войны и появления нарезных стволов. Но если речь шла об основной массе войск, стрельба из аркебуз была более результативна, нежели стрельба из лука уже в XIV столетии. [Назад]

13. Исключение составляла Россия, которая удачно примирила феодальную организацию жизни с потребностями мануфактурного периода войны, создав систему рекрутского набора. [Назад]

14. Еще один вид пехоты. В него входили лучшие стрелки. [Назад]

15. Совершенно невозможно понять, почему она вообще появилась. И с оперативной, и с организационной точки зрения концепция дивизионной конницы выглядит нежизнеспособной. [Назад]

16. Крупного калибра. [Назад]

[наверх]


© 2000-2002 Р.А. Исмаилов

Rambler's Top100 Service Наш Питер. Рейтинг сайтов.