На главную страницу

К рубрикатору "Эссе и статьи Исмаилова"

Сменить цвета

Выход (FAQ и настройки цвета)


Р.А. Исмаилов

Войны не будет, но будет такая борьба за мир…

-1-

Общая теория систем учит нас, что когда развитие системы приводит ее на грань аналитичности, начинается целый ряд процессов, весьма нетривиальных и интересных по своей сути. Прежде всего, отметим, что "на грани аналитичности" теряет свою актуальность субъективное время. Причина тому проста, субъективное время определяется как мера соразмерности элемента системы самой системе (то есть является функцией от индукции структуры системы на ее элемент). В нормальном случае, субъективное время квази-объективно - оно может быть вычислено по одному элементу системы1. В хаотической системе понятие объективного глобального времени теряет смысл, локальные времена невозможно синхронизовать. А значит "на грани аналитичности" оказываются элементы обеих структур и значит элементы с самой разной природой времени.

В отношении социосистем этот фактор работает в момент резкой смены формации (революции или революционных преобразований), когда просыпаются казалось бы самые древние, давно ушедшие в прошлое, образы поведения. Одновременно с этим создаются структуры, явно относящиеся к абсолютному "будущему" для данной социосистемы. Заметим, здесь, что сами по себе понятие "абсолютного" будущего/прошлого являются частями концепции "линейного" времени.

Мы будем понимать "линейное время" не только как декларацию возможности непрерывной параметризации всех часов при помощи одной физической величины (данное условие можно также сформулировать как "правило порядка", если в одной системе отсчета событие X произошло раньше события Y, то этот порядок сохраняется и при переходе в любую другую систему отсчета), но и как утверждение повторяемости характерных последовательностей развития: рождение - детство - молодость - зрелый возраст - старость всегда идут в этом порядке, ни одно звено не может быть пропущено, это линейное время. Типичный пример линейного времени показали марксисты: первобытно общинный строй - рабовладельческий строй - капитализм (феодализм, который нарушал линейность картины, сознательно убран).

Линейное время не приемлет альтернатив. Концепция: "после, а значит вследствие", является типичным показателем линейности. Это нетрудно понять, посмотрев на "правило порядка". Если капитализм идет после рабовладения, значит истоки капитализма нужно искать в рабовладении. Линейное время подразумевает неизменность будущего (и принципиальную возможность его предсказания). Это проявляется в классической истории как тенденция объяснять связи между следующими друг за другом событиями, даже когда порядок следования случаен (в результате индустриализация США происходит вследствие принятия декрета об освобождении негров).

-2-

В веденных обозначениях, именно для европейской цивилизации характерно наличие выделенного "времени". Причем время понимается не столько как физическая величина, исчисляемая объективно как мера повторяющихся событий, но скорее как статистическое время, понимаемое как скорость изменения статистических параметров общества: численности населения, ВНП, уровня благосостояния. Европейская культура построена на предположении о линейном росте всех тенденций общества, что приводит порой к странным казусам.

В любом случае, в сознании европейца позиция "линейного времени" крайне сильна. В том числе, европеец верит гадалкам/предсказателям судьбы, считает историю одновариантной, а свой текущий образ жизни - закономерным развитием исторического процесса (последнее особенно заметно сейчас, когда идеалы "западной демократии", идеалы, взывающие подозрение в нормальности их высказывающего, объявляются желанным будущем всего мира).

Неприятной особенностью линейного времени является то, что в нормальном случае линейное время очень быстро вырождается в циклическое. Технически все довольно просто - если мы представим себе, что развитие системы представляет собой линию на плоскости всех возможностей, то линейное развитие будет представлено на ней какой-то кривой. Линейное время понимается как "развитие", то есть усиление тенденций настоящего в будущем. Что дает возможность записать такую кривую в виде несложного уравнения, вырожденными решениями которого являются как "прямая" (кривая, уходящая на бесконечность), так и "окружность" (замкнутая кривая). Между этими двумя вариантами находятся "спирали".

На самом деле, это хорошо видно при рассмотрении законов диалектики Гегеля, который постулировал, что всякое развитие происходит по спирали, что означает превалирование колебательных процессов непосредственно над процессами развития. Более того, убежденный в закономерности своего образа жизни европеец считает, что его образ жизни "единственно верный", что порождает стремление к фиксации этого образа жизни, гиперконсервации. Феодализации.

Итак, необходимо сделать первый вывод. В условиях отсутствия управления развитием европейская культура тяготеет к циклическому времени, характерному состоянию феодализма в истории.

Кроме того, даже при наличии управления (воли к прогрессу), можно утверждать, что вероятность того европейская цивилизация достигнет заданного состояния, строго равно 0. С большой вероятностью эта цивилизация окажется "в будущем" или "в прошлом" своей цели, но из-за наличия постоянных малых отклонений в "генеральном курсе", движение этой цивилизации всегда неточно.

 

С другой стороны, классическая восточная цивилизация не приемлет европейского "времени" как меры изменения. В сложно организованном Конфуцианском мире единая мера измерения событий для разных уровней организации, в сочетании с традицией почитания предков просто немыслима. Жизнь человека, его время, вписано в тончайшую сеть мировых изменений, вместо пары прошлое - будущее есть пара сейчас - в другое время.

С точки зрения европейца восточная культура случайным образом двигается то в будущее, то в прошлое, то стоит на месте несколько тысячелетий. На самом же деле, восточная традиция не предусматривает различения направления движения, так что правильным будет сказать, что движение осуществляется случайно.

Интересная особенность случайных блужданий состоит в том, что "пьяный матрос с 100% вероятностью окажется в любой наперед заданной точке". То есть отказ от управлением своего развития дает значительно больший выбор возможностей.

То есть европейская культура обменяла многообразие возможностей на быстроту развития, на скорость достижения поставленной цели. В результате движение от прошлого к будущему линеаризуется уже в объективном пространстве, а в субъективном пространстве европейца прошлое становится синонимом - плохое.

Отметим, что современный европеец не вполне рационален в отношении к своему прошлому, он его боится и стесняется, "преступления" предыдущих поколений оказывают негативную роль в комплексе современного общежития. А общество, которое находится на ступени развития, ассоциируемой с прошлым европейца, неизбежно получает ярлык "отсталое".

А ведь нет никакой гарантии, что развитие действительно было линейным, что движение было поступательным. То есть субъективная боязнь своего прошлого играет дурную шутку, заставляя принимать неверные решения.

Но это не беда, пока в дело не вмешивается другое "бело-черное" противоречие. Противоречия добра и зла. Это противоречие, вмешавшись в дела прошлого и будущего, способно привести к ужасным последствиям.

-3-

Европейская культура во многом крайне примитивна. Отказываясь от многообразия дорог и выборов за цену скорости, эта культура разрешает почти все бинарные противоречия однозначно. То есть в случае выбора добра/зла все очевидно. Зло будет повержено, добро восторжествует и отнесение противника к стороне "зло" не вызывает трудностей. Однако…

До сих пор европейская культура была монадной2 Небольшие отклонения типа германской мечты или русской идеи укладывались в традиционные представления о степени свободы человеческого разума. До тех пор, пока Европа поддерживала высочайшие темпы развития, такая ситуация могла сохраняться. К сожалению, темпы развития отличаются от самого развития тем, что не могут бесконечно увеличиваться прогрессирующими темпами. Развитие, конечно же, не может быть ограничено, но вот уже его производная (темпы развития) имеет множество лимитов, в том числе физиологических.

Современный человек в части информационного обмена не далеко ушел от своего первобытного предка. Большая часть систем обмена (не исключая "телеграф") была изобретена еще в начале существования сапиенсов, а современные средства информационного обмена являются всего лишь их развитием3. А способность к усвоению информации у человека не увеличилась ни на йоту (если, конечно, пример "отсталых" племен является показателем хоть в какой-то мере).

До последнего времени эти факторы не могли проявиться, поскольку скорость передачи материи/энергии была удручающе низка, но вот мы уже достигли скоростей передачи информации, которые иначе как "космическими" не назовешь. Формально нет особых проблем в передаче данных со скоростью порядка скорости света.

Но при чем тут это? Да при том, что развитие частей европейской культуры в настоящее время идет быстрее, чем взаимопроникновение культур друг в друга. Закон связности империй гласил, что "империя может только тогда существовать, когда скорость экономического развития всей империи целиком превышает скорости развития регионов". Скорость информационного развития европейских "информационных регионов" уже превосходит рост межрегионального обмена. И не последняя роль здесь принадлежит языковому барьеру.

В мире, где скорость обмена информацией велика, идентификационная информация может быть только трансцендентной, непереводимой ни на какой другой язык, кроме языка источника. А это значит, что нелогические, трансцендентные основания оказываются "закрыты" для регионального обмена. И Европа раскалывается.

Разделенный же мир есть прошлое европейца, есть безусловное зло. И противником являются такие же как он европейцы, только "не говорящие по-латыни", сиречь варвары. При этом внешние угрозы, такие как терроризм или опасности глобального характера являются всего лишь инструментом внутреннего раздора, как не представляющие реальной опасности европейским социумам, но создающие эвентуальную угрозу сознанию европейца.

Войны между ними не будет. Но будет такая борьба за мир, что войны предыдущих эпох покажутся мирными переговорами.

Сноски

1. Приведем пример для демонстрации сказанного: если система это общество, элемент - человек, то объективное время это время на часах, а субъективное время это мера соотнесения человека и общества. То есть такие высказывания как "живем как и предки по десятое колено", "жить в ногу со временем" или "наш город - прообраз будущего" и есть отражения субъективного времени. В норме, отношение человека ко времени одинаково для всех элементов общества. [Назад]

2. Данный факт заметил Хангтингтон, однако сделал это удивительным способом -- поскольку в его построениях Россия относится к не-Европейской цивилизации, то он отказывает России в праве на глобальное воздействие на Европу. И это для XIX века! [Назад]

3. Возможно, исключая кинематограф. [Назад]

[наверх]


© 2000 Р.А. Исмаилов

Rambler's Top100 Service Наш Питер. Рейтинг сайтов.