На главную страницу

К рубрикатору «Эссе и статьи Переслегина»

Сменить цвет

Выход (FAQ и настройки цвета)


С.Б. Переслегин

 

Детектив по Арканарски.

Третий том "Хроник..." охватывает пятнадцатилетний промежуток между открытием Саулы (2141 г.) и катастрофой на Радуге (2156 г.) Середина столетия - время, когда начали завязываться узлы событий , отношений и судеб, которые в семидесятые-девяностые годы привели к "смене вех" в земной истории.

Создание в 2114 г. Группы Свободного Поиска (ГСП) стимулировало производство легких звездолетов среднего радиуса действия. С 25 по 48 г. были запущены три крупные серии космических кораблей с массой покоя от 12 ("Турист") до 35 ("Искра") тонн и развернулось массовое любительское освоение Галактики.

Процедура была упрощена донельзя. Лишь один из членов экипажа корабля должен был иметь пилотские права. От остальных - пассажиров - не требовалось даже совершеннолетия. Рейс регистрировался в региональном управлении ГСП. Теоретически это делалось для того, чтобы в случае серьезного ЧП организовать поиски. Практически, затея искать десятиметровый звездолет, исчезнувший где-то между Землей и Бетельгейзе и не подающий сигналов бедствия, не выглядит здравой, так что, разумеется, никто и никогда за это не брался. Регистрация существовала, скорее, как пережиток некогда существовавшей громоздкой социалистической системы тотального контроля. Смысла (даже с точки зрения бюрократии) в ней не было никакого: никто не мог помешать (и не мешал) пилоту уже после регистрации изменить утвержденный состав экипажа или объявленную цель полета.

Большинство людей, уходящих в Свободный Поиск, имели о Галактике смутное представление, и цель выбирали случайно. Научная и практическая ценность рейса обычно была строго равно нулю. Никого это не волновало: Земля тогда считала себя богатой, легкие эмбриомеханические звездолеты, равно как и потребляемая ими энергия, почти ничего не стоили, а в "сухом остатке" значились удовольствие от полета, да опыт, пусть крайне медленно, но все-таки приобретаемый экипажами.

К тому же индивидуальные "среднерейсовики" заметно повышали связность формирующего космического сообщества Земля - Переферия.

(История повторялась. Если когда-то универсальные крейсера создали Британскую Империю, то теперь "Туристы" и "Призраки" конструировали Империю галактическую.)

По различным оценкам от половины до семидесяти процентов межзвездных перелетов приходилось во второй четверти XXII столетия на долю ГСП. Не приходится удивляться тому, что именно "туристы-поисковики" впервые столкнулись с внеземными цивилизациями, находящимися на ранних ветвях исторической последовательности.

 

Две повести "Хроник...": "Попытка к бегству" и "Трудно быть богом" посвящены проблеме контакта землян с феодальным миром.

 

"Базисная модель феодализма" И.Дьяконова связывает наступление Средневековья с совершенствованием оружия в крупных государствах Древнего Мира. Когда один господин получил возможность контролировать любые массы рабов, экономическая потребность в свободных земледельцах-производителях отпала. Но разорение этого слоя подрывало основу существования армии: непобедимые римские легионы комплектовались именно из свободных крестьян.

Тем самым неизбежной становилась "варваризация" армии, а вслед за ней - всего государственного аппарата Империи. Постепенно государственный организм терял способность к эффективным "имунным реакциям".

Итогом медленной и мучительной дегенерации всегда оказывалась взрывное разрушение социальной ткани и наступление долгих "темных веков".

Для классического феодализма характерен распад мира на малые самообеспечивающиеся структуры - номы или домены и резкое падение транспортной (равно как и информационной) связности между этими доменами. Границы обжитого мира сжимались практически до пределов видимости. Непосредственно за околицей начинались другие Вселенные: чужие и чуждые, населенные чудовищами и демонами.

Океан абсолютного хаоса окружал феод, и это не могло не привести к столь же абсолютному господству порядка, традиций внутри огороженного пространства. Будах не напрасно говорит о "кристалле, вышедшем из рук небесного ювелира". Строгая социальная пирамида в основе которой масса совершенно бесправного закрепощенного населения. (И.Дьяконов первым заметил, что при феодализме исчезают не рабы, исчезают - свободные.) Лестница вассалитета. Странное равноправие в "тонком мире": три силы - "сражающиеся", "трудящиеся" и "молящиеся" - вместе охраняют целостность мироздания.

Отсюда - колоссальное значение религии (или, иногда, ее заменителя - идеологии) в жизни средневекового общества: именно она ткала из нитей людских судеб прочнейшую социальную ткань. Религия породила обслуживающую ее науку и особенный, почти забытый с тех времен способ мышления. Пожалуй, лишь современная математика достигла в своих построениях той степени абстрактности, которая соответствует уровеню обыденных рассуждений заурядного средневекового теолога.

Феоды воевали между собой, выковывая в этих бесчеловечных и бессмысленных схватках, неизменно и безрезультатно повторяющихся столетиями, тенденцию к объединению.

 

Позднее Средневековье - время Империй.

Империи подразумевали города, то есть - ремесло и торговлю. Рост информационного обмена породил первые сомнения в "продиктованной свыше" картине мира. Тогда Церковь развернула борьбу с инакомыслием, и по всей Ойкумене запылали костры. Средневековье, порожденное катастрофой Великого Переселения Народов, заканчивалось трагедией столетия пыток и казней, словно в насмешку названным "веком Возрождения".

 

Ситуация "Попытки к бегству" характерна для эпохи любительского прогрессорства. Всякий Контакт есть прежде всего непонимание. Но открыватели и не пытались понять. Их действия были, скорее, инстинктивными - воспользоваться техническими возможностями Земли и спасти, согреть, накормить, воспитать... всех, особенно же - угнетенных и обездоленных. Безумцам спсобствует удача, потому данный социальный эксперимент не закончился так, как должен был.

Инцидент на Сауле обсуждался в Мировом Совете, обоих КОМКОНАХ и даже в СГБ. Единственным результатом этого обсуждения была активизация работы прозябающего уже с полсотни лет Института Экспериментальной Истории. В следеющее десятилетие эта организация становится одной из самых влиятельных на Земле и в Переферии.

(Некоторые исследователи рассматривают рост влияния крупных Институтов, таких, как ИЭИ, или Институт Физики Пространства, как своеобразный пример обратного влияния изучаемых нами феодальных цивилизаций на Землю. В самом деле, трудно не провести аналогии между подобными структурами и внегосударственными образованиями типа Святого Ордена в Арканаре или Радужного Совета, обосновавшегося на обледенелом приполярном материка Саулы.)

В середине столетия основным полем деятельности Института Экспериментальной Истории открытая в 2134 г. цивилизация третьей планеты звезды ЕН-2097. Общий статус цивилизации был определен, как позднефеодальный. Эсторская Империя (давно развалившаяся на практически независимые королевства и герцогства) уже вступила в стадию Возрождения.

Именно ЕН-2097 была первым полем столкновения людей коммунистической Земли с "нормальным средневековым зверством". Именно для этой планеты создавалась базисная теория феодализма, и формулировалась "проблема бескровного вмешательства". Там впервые появились прогрессоры.

И именно события в Арканарском королевстве Эсторской Империи ЕН-2097 привели к серьезному кризису всей земной галактической политики и возникновению "боязни прогрессорства" или "Р-фобии".

"Трудно быть богом" - рассказ о предистории Арканарской резни.

"В общем-то никто не знает, что было потом. Передатчик он оставил дома, и когда дом загорелся, на патрульном дирижабле поняли, что дело плохо, и сразу пошли в Арканар. На всякий случай сбросили на город шашки с усыпляющим газом. Дом уже догорал. Сначала растерялись, не знали, где его искать, но потом увидели... видно было, где он шел."

Арканарские события 156 г. подробнейшим образом исследовались историками, писхологами, врачами. Кажется, что неясных моментов в этой трагедии давно уже не осталось. Я, однако, придерживаюсь иного мнения.

"Одна арбалетная стрела пробила ей горло, другая торчала из груди."

Это сломало Румату, как сломало бы любого землянина на его месте. И практически весь арканарский истэблишмэнт, вместе с региональной верхушкой Ордена жизнью заплатил за подлое и бессмысленное убийство.

Подлое - да.

Но вот бессмысленное ли?

Для совершения убийства нужна возможность и нужен мотив.

Киру убили арбалетными стрелами, пущенными снизу под очень острым углом. Была ночь, улица слабо освещалась светом факелов, комната была затемнена. Для того, чтобы попасть в таких условиях по мелькнувшему силуэту, арбалетчик должен быть мастером своего дела.

Но это начисто опровергает версию с похищением и, видимо, оправдывает дона Рэбу. Прежде всего, у Рэбы, только что захватившего и весьма непрочно удерживающего власть, были в тот день сотни дел. Румата, с его "золотом дьявольской чистоты", в эту сотню дел, разумеется, попадал. Но разговор с Руматой уже состоялся, определенный модус вивенди был выработан. По крайней мере - на ближайшие дни. Так что, Рэба имел все основания выкинуть благородного дона из головы.

Далее, Кира не была женой Руматы. У Рэбы не было никаких оснований полагать, что она вообще что-то значит для Руматы . (Вспомним, что по легенде у Руматы были десятки любовниц, в том числе и из знати.) Для человека, очень хорошо знающего Румату, Кира была идеальной заложницей. Для любого представителя арканарской дворянской знати - никем.

Наконец, когда человека берут в заложники, прилагают усилия к тому, чтобы ни в коем случае его не убить. В данном же случае добивались противоположного.

Румата ненавидел Рэбу. И связать смерть возлюбленной с наместником Святого Ордена было для него естественно. Да и вряд ли он в этот момент что-то просчитывал или анализировал... Но тот, кто на самом деле задумал это страшную провокацию - он то просчитал все очень хорошо. И учел все факторы.

Итак, Рэба имел возможность (уж два-три классных стрелка в бывшем министерстве охраны короля нашлись бы). Но он не имел мотива - ни для похищения, ни тем более - для убийства.

Семья Киры - отец и брат - надо думать, имели мотив. Хуже было с возможностью. Особенно, после прихода Святого Ордена. Да и дон Румата, как противник, был для них великоват.

Но был еще один человек.

Великолепно знающий Румату. Абсолютно уверенный в своей правоте. Безжалостный. Прошедший в своей жизни через многие смерти и предательства. Собственно, остатков порядочности у него хватило на то, чтобы все-таки - предупредить: "В нашем деле не может быть друзей наполовину. Друг наполовину - это всегда наполовину враг."

Арата имел возможность: арбалетчиков-виртуозов в его распоряжении было предостаточно. Арата имел мотив. Очень веский мотив . И в конце-концов он добился своего, устранив руками землян дона Рэбу и создав условия для того, что, собственно, и стало "Арканарской резней". И когда арканарский люд действительно полез с топорами из всех щелей, нашлось кому его возглавить...

Все очень просто. Обычный форсирующий прием. Человеку, который собирался "выжечь золоченную сволочь" до 20 колена, вряд ли придет в голову жалеть наложницу благородного дона.

Румате такая возможность просто не могла прийти в голову. С точки зрения "базисной теории феодализма" Арата был союзником коммунаров Земли. Априорным союзником. Румата дрался бы за него, как за землянина. И, наверное, считал, что Арату это к чему-то обязывает.

Базисная теория была хороша. Но, как и всякая модель, она содержала лишь часть истины. Нет ничего проще, нежели управлять людьми, которые оценивают Реальность с точки зрения соответствия модели.

 	

Сто пятьдесят шестому году было суждено сыграть роль определенного водораздела. Катастрофой на Арканаре закончился этап любительского и полупрофессионального прогрессорства. Катастрофой на Радуге закончился период интенсивного развития науки (вертикального прогресса).

"Радуга" была довольно интересным (хотя, в сущности, и не новым) экспериментом по созданию интеллектуально обогащенной среды. В XX столетии в ССКР строились города физиков (Дубна, Серпухов, Новосибирск). В XXII специалисты Института Физики Пространства создали целую планету физиков.

Результаты превзошли ожидания.

Меньше чем за десять лет были созданы промышленные "Нуль-Т" установкити тем сняты ограничения, налагаемые "транспортной теоремой" на галактическое развитие человечества. Но одновременно была поставлена под сомнение сама желательность такого развития.

Подобно легендарному "Титанику", Далекая Радуга стала символом техногенной катастрофы и ее эмблемой. Именно после событий на Радуге земное коммунарское сообщество впервые осознало, что и оно смертно.

Сергей Переслегин

2255 г.

[Назад]


© 2002 Р.А. Исмаилов

Rambler's Top100 Service Наш Питер. Рейтинг сайтов.