На главную страницу

К рубрикатору «Эссе и статьи Переслегина»

Сменить цвет

Выход (FAQ и настройки цвета)


С.Б. Переслегин

Некоторые замечания к классической модели антропогенеза.

Cчитаю необходимым высказать свое мнение, мнение специалиста-системщика, относительно ряда устоявшихся взглядов на проблему антропогенеза.

Заметим, прежде всего, что современной академической науке известно три метода получения достоверной информации о доисторическом прошлом:

- археологические раскопки;

- наблюдение "отставших" народов - аборигенов Австралии, бушменов и т.д.;

- наблюдение за развитием ребенка первых лет жизни.

Из этих трех методов широко применяются указанные два, причем, лишь первый носит до некоторой степени прямой характер. В действительности, однако, сами по себе археологические находки не содержат никакой информации интересующего нас толка: эта информация создается лишь в процессе интерпретации. Механизм же интерпретации представляет собой типичное информационное усиление (со смещением и обрезанием семантических спектров и поворотом в аспектном пространстве), то есть - он принципиально ненадежен. Следуя замечаниям Ф.Кардини, можно показать, что механизм интерпретации плохо работает даже для насыщенного материальными объектами и документами исторического времени, где требуемый коэффициент усиления много меньше, нежели при изучении палеолита.

Сравнительный археологический метод базируется на ряде неочевидных предположений. Прежде всего, считается, что развитие разных племен (и шире - рас) подчинено одним и тем же законам. Рискуя прослыть расистом, сообщу, что эта гипотеза, скорее всего, ошибочна. (Достаточно обратить внимание хотя бы на разный характер расслоения психики у время-ориентированных европеоидов и дао-ориентированных монголоидов). Далее, предполагается, что мы имеем дело именно с "отставшими" народами, которые задержались на определенной ступени исторического развития, между тем, не менее вероятна альтернативная возможность: речь идет об "отброшенных" племенах, которые, оказавшись по тем или иным причинам в неблагоприятных природных условиях, отступили в своей эволюции назад, утратив часть знаний и умений (но, не обязательно все)1. Понятно, что повторное восхождение (тем более - после природной или социальной катастрофы) может описываться совершенно иными закономерностями, нежели первичное поступательное развитие.

Наконец, безусловно ошибочным является неявное предположение, что антрополог-исследователь не вносит принципиальных искажений в исследуемое им племя.

Этот момент весьма важен, тем более, что он ставит под сомнение и третью методику, основанную на связи между фило- и онтогенезом.

Все дело в том, что современный мир с его высокоразвитой цивилизацией принципиально отличается от мира эпохи антропогенеза. Отличается, прежде всего - наличием общего для всего человечества информационного поля (ноосферы)2. Исследователь для первобытного племени, родители для ребенка являются проводниками этого поля. Тем самым, замыкается индуктивная обратная связь, и в изучаемую структуру вносится неустранимое (а в рамках академической науки и ненаблюдаемое) искажение.

Таким образом, классические прямые научные методы с неизбежностью содержат систематические ошибки, причем, мы можем лишь предсказать, но не оценить их. Поставим, поэтому, вопрос: можно ли что-то сказать об антропогенезе из наиболее общих, системных соображений?

 

Первый, довольно неожиданный вывод обобщает предыдущие рассуждения, интегрируя их с изучением мифологии и некоторыми общими свойствами, которыми обладает Вселенная в рамках модели Лири-Уилсона.

Обратим внимание на наличие очевидных параллелей между мифологиями разных народов. В данном случае нас будут интересовать следующие моменты:

- явная или скрытая (Египет) антропоморфность Богов;

- наличие культурного героя (одного, реже двух), находящегося в особых отношениях с Богами, получившего (в некоторых случаях укравшего) у них основополающие нео- энео-литические технологии (земледелие, письменность, строительство домов, обработка металлов и пр.) и обучивших им свой народ;

- существование "запретных знаний", которые культурный герой не захотел или не смог передать людям (чаще всего речь идет о бессмертии, однако есть и другие варианты).

Миф подчеркивает единичность и единовременность "акта кражи/дарения"; интепретаторы, однако, склонны считать что речь идет о метафоре целого исторического периода, охватывающего десятки столетий.

В рамках современной теории систем древние Боги должны пониматься, как антропоморфные Представления3 сил природы. Это прежде всего означает, что они существуют. Будучи антропоморфными, они способны к общению с людьми. Будучи Представлениями систем, они содержат в себе самоорганизующуюся и не зависимую от носителей информацию о системе, то есть являются информационными объектами.

Какого класса?

Как ни странно, на этот вопрос ответить нельзя, поскольку в настоящее время объектов такого класса не существует. Древние Боги одушевлены, поэтому могут претендовать на статус Эгрегоров. Они, будучи независимыми от носителей, существуют лишь в процессе взаимодействия с ними - то есть - отвечают определению Колец. Они функционируют, как искусственный интеллект, использующий человека в качестве двоичного элемента, и тем самым относятся к Големам. Они осуществляют накопление и модификацию информации, как это положено Левиафанам. Иными словами, древние Боги - есть первичные организующие информационные структуры, возникшие в информационно пустом мире и положившие начало эволюции информационного пространства4.

Но информационное пространство, раз возникнув, было обречено на существование. Поскольку среди его современных структур существует ряд структур, в которых роль пространства играет время (примером таких "вечных" пространственно-подобных структур являются хотя бы сюжеты), немедленно возник информационный конус антипричинности, связавший далекое прошлое со всеми "человеческими"5 эпохами.

Таким образом, замкнулась интереснейшая обратная связь: прошлое Человечества оказалось зацепленным с его Будущим, и метаисторический антропный принцип обрел зримое воплощение. Любопытно, что исчезает противоречие двух классических формул - с нашей точки зрения истинными являются оба высказывания - "Боги создали человека по образу своему и подобию" и "Человек создал Богов по образу своему и подобию".

Через свободные, не забитые информационным шумом каналы на людей, включившихся в тот или иной пантеон, начал выливаться колоссальный поток информации, которая, разумеется, не могла быть целиком понята и правильно интерпретирована. Тем не менее, в каждом из народов, которым суждено было занять важное место в мировой истории, находился человек - скорее всего, действительно один, у которого доставало разума не сойти с ума и не умереть при встрече с Богом6, принять у него информацию и донести ее до современников. За очень короткое время такое племя получало сперва первоначальный "палеолитический набор технологий" (обработка кремня, лук), а затем и "неолитический набор знаний": искусство земледелия (в том числе, поливного), строительства, представление о письменности, колесо.

Таким образом решается "ТРИЗовский парадокс антропогенеза: наиболее существенные открытия человечества произошли на наиболее раннем этапе его развития7. Как правило, этот парадокс пытаются решить, постулируя, что подобные изобретения происходили "случайно" - путем многовековой "игры проб и ошибок". Следует, однако, понять, что случайное изобретение колеса и повозки столь же вероятно, сколько создание "Илиады" группой обезьян, усаженных за клавиатуры. Заметим здесь, что довольно трудно найти философскую или научную идею, которая не была бы известна человечеству уже на уровне античности8.

Мы приходим к выводу, что до "неолитической революции" должна была произойти другая важнейшая революция, сутью которой было рождение древних Богов, то есть, возникновение на Земле единого информационного пространства - ноосферы. В результате мы приходим к делению древнейшей истории человечества на палеоинф, мезоинф и неоинф, которое, отнюдь, не совпадает ни с классификацией палеоген - неоген, ни с делением на палеолит, мезолит и неолит.

Мы связываем начало палеоинфа с первичным фрейдовским расслоением психики, которое дало возможность соединить индивидуальные семьи в сообщества и обеспечить непрерывную эволюцию таких сообществ, в том числе - накопление и передачу последующим поколениям информации9. Мы полагаем, что платой за создание палеоинформационных обществ стало возникновение культуры войны, с ее типичным карнавальным характером10, а важным следствием - создание искусства, как альтернативной войне форме сублимации. Здесь мы опять-таки приходим к противоречию с классической моделью антропогенеза, согласно которой религиозные представления возникли раньше, нежели искусство11. Иными словами, на наш взгляд общество возникло вместе со всеми атрибутивными признаками цивилизации: Обучением, Познанием в связанных принципом дополнительности формах Науки и Искусства, и структурным расслоением, охваченном механизмом Управления. Напротив, религия, как форма трансцендентного познания, не существовала на уровне палеоинфа (что не обязательно означает отсутствие тех или иных зачаточных представлений о трансцендентности).

Первая великая революция в истории человечества привела к построению мезоинфа, который мы связываем с возникновением древних Богов и ноосферы. На этой стадии возникли мифы, как одно из Представлений информационных Сюжетов, и реализовалась схема Управления, подразумевающая обратную связь посредством религии. Общество овладело культурой кремневых сколов, резко расширила материальный и информационный обмен; уровень жизни заметно вырос (разумеется, в "сытые" годы), что привело к возникновению украшений, зеркал, игрушек.

Заметим, что именно на стадии мезоинфа возникла (по нашим представлениям) ритуальная магия. Весьма важно понять, что таковая магия была весьма действенной. (Механизм: произведение искусства, посвященное одному из древних Богов, побуждала этого Бога, являющегося антропоморфным Представлением дружественной к человеку Вселенной или ее подсистем, оказывать человеку или племени, создавшему это произведение, вполне реальную помощь).

В памяти человечества мезоинф остался "Золотым веком" или "временем Крона". Действительно, в этот период еще не существовало Государства, то есть управляющая структура не была отчуждена от управляемого населения. Биосфера леса и лесостепи была достаточно богатой для того, чтобы человек, пользующийся помощью древних Богов и вооруженный луком и кремневым ножом, мог считаться "абсолютным хищником"12. В "нормальные" годы, когда не происходило эпизоотий, стихийных бедствий и иных неприятностей жизнь была достаточно комфортной и оставляла достаточно времени на досуг13.

Такой высокий уровень жизни с неизбежностью привел к взрывному росту популяции Homo, что породило преднеолитический экологический кризис - резкое сужение кормовой базы охотничьих племен. Как и всякий большой системный кризис, он носил всеобщий характер: подобно тому, как физический рост биомассы человечества вызвал разрушение природной среды обитания мезолитического охотника, быстрое развитие информационного пространства разрушила естественную среду обитания древних Богов. И на границе мезо- и неолита эти Боги начинают умирать. С их "старостью" заканчивается время симпатической магии, которая из действенной технологии становится "религиозным пережитком" (но и - необходимой частью информационной культуры).

На этом этапе происходит рождение второго поколения Богов (юные Боги). Человечество преодолевает типичный "селдоновский кризис" (во всяком случае, прогрессивные племена) и с помощью юных Богов и культурных героев переходят к производящей экономике.

То есть, в рамках нашей модели мезоинф следует подразделять на ранний и поздний. Ранний - время древних Богов и реальной магии - объединяет (примерно) средний и верхний палеолит, мезолит и ранний неолит. Поздний - время юных Богов и формальной магии - включает в себя поздний неолит, энеолит, начало ранней Древность (протописьменный период в Двуречье и аналогичные эпохи).

Неоинф связывается с дальнейшим расширением информационного пространства, стратификацией информационных объектов и рождением первых настоящих эгрегоров. В этот период умирают юные Боги, зато рождаются первые Представления абстрактных идей и мысленных конструкций (и, в частности, уникальная по своей красоте и возможностям идея Единого Абсолютного Бога). Этот период продолжается и поныне, хотя современный системный кризис цивилизации можно и должно связать именно с концом неоинфа. Содержанием следующего этапа развития (техноинфа) несомненно станет сознательное и планомерное воздействие человека на информационное пространство - его "колонизация".

Предложенная схема не соответствует современным представлениям о природе антропогенеза и ранней Древности, изобилует религиозными и квазирелигиозными ссылками, опирается на недопустимые для современной науки концепции дружественности Вселенной и антипричинности. Тем не менее, автор полагает, что со временем именно такая картина раннего этапа человеческой истории будет рассматриваться (академической) наукой, как "единственно возможная".

Сноски

1. Впервые проблема разграничения "первичных" и "вторичных" культур была сформулирована Р.Исмаиловым в связи с анализом современной "фэнтэзийной" литературы. Действительно, пусть имеется некое общество. Каким образом установить, развилось ли оно само по себе - из более примитивной культуры, либо же возникло вследствие глобальной катастрофы, отбросившей развитую цивилизацию на тысячелетия назад, вынуждая начать повторное восхождение? Р.Исмаилов решил эту задачу для частного случая достаточно развитой культуры, введя понятие "барьерных технологий". Такие технологии сложны для изобретения, но просты в применении. Хорошим примером является позиционная запись числа: овладение ей потребовало сосредоточенных сверхусилий всего человечества, но сохранение этого знания почти не поглощает цивилизационных ресурсов - поскольку вычисления в позиционной системе неизмеримо проще, чем в более примитивных системах счисления, позиционная запись будет забыта только вместе с торговлей, математикой, письменностью. То есть, античное общество, пользующее позиционной записью, наверняка "знало лучшие времена".

Однако, метод барьерных технологий начинает надежно работать не ранее конца бронзового века; с его помощью сложно установить, не было ли некое верхнепалеолитическое племя отброшено из неолита? Косвенный же анализ (в частности, по мифологии) подтверждает, скорее, точку зрения на бушменов и иже с ними, как на "опущенные" цивилизации. [Назад]

2. В случае с ребенком это приводит к исключительно быстрому, в некоторых случаях - скачкообразному овладению речью. [Назад]

3. Под Представлением понимается метафора системы в ином понятийном пространстве. [Назад]

4. Заметим, что греки с характерной для них точностью охарактеризовали Богов, как бессмертных антропоморфных существ, которые, однако, могут быть рождены и уничтожены. Греки же обратили внимание на потребность Богов в жертвоприношениях и их умирание от информационного "голода". Греки справедливо считали, что подобно тому, как Боги являются Представлением Сил, так и люди (Герои) могут быть Представлениями Богов. (В мифе о Тезее очень точно изложено, что отцом героя является Эгей и, одновременно, Посейдон: в жизни не прославившегося ничем Эгея был только один великий день - вернее ночь, когда он стал воплощением Стихии моря и в этом состоянии зачал ребенка). [Назад]

5. Замечание существенно: проводники информационного взаимодействия - древние Боги - антропоморфны. [Назад]

6. Смотри, например, жизнеописание Моисея. [Назад]

7. Например, идеи войны власти, обучения, технологии, торговли (в форме натурального обмена), транспорта; изобретения языка, письменности, колеса, лодки, кирпича-сырца. [Назад]

8. Исключение составляют: позиционная форма записи числа и вытекающая из нее идея квантования информации, а также фантастическая идея машины времени. [Назад]

9. Заметим, что большой объем мозга (цефализация весьма велика даже у "Человека умелого" - тем более же - у Хомо Сапиенс) первоначально играла роль, скорее, негативной мутации. Образ жизни первых людей большого объема мозга не требовал (развитый мозг всегда был прерогативой существ, обитающих в трехмерной среде - либо скоростных хищников, принужденных принимать быстрые решения). Зато, большая голова плода затрудняла рождение ребенка, вследствие чего произошло сокращение срока беременности. Человеческие детеныши рождались недоношенными, их жизнь не могла быть обеспечена вне непрерывного нахождения с матерью. Таким образом, период уязвимости человеческой семьи резко увеличивался. Для того, чтобы большой объем мозга начал приносить свои преимущества, требовалось коренным образом изменить образ жизни и прежде всего - перейти от малых семей к сравнительно большим коллективам. Поскольку такое решение противоречит эволюционной стратегии любых видов крупных приматов, приходится предположить, что оно было вызвано осознанными интересами индивидуумов, но вовсе не биологическими потребностями вида. Однако, возникшее общество было нестабильным, ввиду эволюционно закрепленного эгоизма крупных приматов. Решить эту проблему и превратить временное образование типа "в одной лодке" в непрерывно функционирующее и поддерживающее информационный метаболизм племя должна была Управленческая структура и аппарат Воспитания/обучения. Автоматизация его работы привела к расслоению индивидуальной психики на сознание и подсознание. Различные механизмы сублимации подсознательных желаний породили войну и искусство. [Назад]

10. Война разрешала и даже подразумевала такие поступки, которые были строго запрещены в повседневной жизни племени. Тем самым, происходила разрядка психического напряжения. См., например. С.Переслегин. Структура и хронология военных конфликтов доиндустриальных эпох. В кн. Б.Лиддел-Гарт "Стратегия непрямых действий". М., АСТ, 1999. [Назад]

11. Здесь необходимо подчеркнуть, что речь идет именно об искусстве ради искусства - о целенаправленной деятельности, создающей в той или иной форме красоту, эстетику, гармонию, и не имеющей узкоутилитарной составляющей. [Назад]

12. Здесь важно обратить внимание на то, что человек изначально "создавался" природой, как универсальный хищник - за счет уникального строения кожи и большой дивергенции фаз активности у разных особей ("жаворонки" и "совы") он сначала занял пустующую экологическую нишу "полуденного хищника", а затем распространил свое время охоты на круглые сутки. [Назад]

13. Мы вновь противоречим классической модели, согласно которой возникновение досуга связано с появлением прибавочного продукта и возможности его изымать - иными словами - с Государством, то есть - с Цивилизацией и поздним энеолитом. Однако, даже мезолитические (тем более, неолитические) поселения активно обменивались драгоценными и полудрагоценными камнями, годными только для изготовления украшений; очень рано в раскопках появляются зеркала и расписные изделия из керамики. Заметим также, что античные полисы и даже древневосточные номы, отнюдь, не были склонны образать в рабство "свободных палео- и мезолитических охотников и собирателей", которых было более чем достатчоно на ближней периферии цивилизованного мира. Такие рабы были слишком "ленивы". Настоящий раб получался только из цивилизованного человека, научившего "вкалывать" от зари дот зари. Иными словами, прибавочный продукт возник не тогда, когда у человека появилось свободное время, а тогда, когда те или внутренние или внешние силы стали заставлять его в это свободное время работать - неважно на себя, или на хозяина. Но такое принуждение связано не столько с материальными (рост производства и т.п.), сколько с информационными мотивами. [Назад]

[наверх]


© 2002 Р.А. Исмаилов

Rambler's Top100 Service Наш Питер. Рейтинг сайтов.