На главную страницу

К рубрикатору «Эссе и статьи Переслегина»

Сменить цвет

Выход (FAQ и настройки цвета)


С.Б. Переслегин

Катастрофы грядущего

Доклад на VI Конгрессе фантастов России.

Здравствуйте. В свое время тему "Катастрофы грядущего" предложил я поэтому, по-видимому мне приходится начинать это мероприятие. Прежде всего я хотел бы сказать, что предсказывать будущее - дело неблагодарное, особенно когда речь идет о предсказании катастроф, стихийных бедствий, войн, революций, террористических акций. Если прогноз потом не сбывается, попадаешь в категорию мрачных лже-пророков, что малоприятно. Если же он сбывается, к тебе начинают относится с опасливым уважением, но за спиной говорят: "без него "там" точно не обошлось", и при особо неблагоприятных обстоятельствах дело может дойти до суда или самосуда. С этой точки зрения характерен пример Морриса Робертсона, который в 1888 году опубликовал довольно интересный роман под названием "Тщетность". В книге рассказывалось о катастрофе крупного трансатлантического лайнера "Титан", который столкнулся холодной апрельской ночью с айсбергом и затонул, унося с собой под воду большое количество находящихся на нем людей. Роман этот был издан, опубликован, продан и забыт до катастрофы "Титаника". А вот после этого "казус Робертсона" попал во все книги по истории техники, во все перечни прогнозов и предостережений, во многие тексты по прогнозированию Будущего. Но ни "Тщетность", ни другие романы Морриса Робертсона никогда больше не переиздавалась.

С этого предостережения я начну, добавлю еще, что, борясь с сенсационностью, можно оказаться в плену обыденности. Тема, которой мы сегодня занимаемся, конечно, сенсационна. Я постараюсь от сенсационности уйти, посмотрим смогу ли я уйти и от обыденности тоже.

Начнем с небольшой аналитики. Какие крупнейшие катастрофы происходили в ХХ столетии и какие они повлекли за собой последствия человеческих жертв и разрушений? Среди несчастий, вызванных природой, и не связанных непосредственно с деятельностью человека, первое место занимают не тайфуны, не землетрясения, а эпидемии. Конкретно: эпидемия гриппа 1918-1920 года, которая унесла 22 миллиона человек, из них 12 миллионов погибло только в одной Индии. (Статистика уже велась вполне современными методами, так что этим цифрам можно доверять). Более крупных эпидемий в ХХ столетии не было, и следующая по величине человеческих потерь природная катастрофа - это голод в Нигерии, который обошелся человечеству в 10 млн. жизней. Правда, по некоторым данным, катастрофа, случившаяся в Индии и Китае, в 43-45 году, (там была совокупность голода, засухи, военных действий) привела к гораздо большим потерям, как сообщают официальные источники, где говорится о 1-2 млн. погибших, аналитики же говорят о 50. Иными словами, голод, засухи и стихийные бедствия дают потери порядка 10 млн. человек и выше. Далее среди природных бедствий идут землетрясения, где потери составляют сотни тысяч, в особо тяжелых случаях 800 тыс. - 1 млн. - землетрясение в Китае, но том были совершенно особые условия. Извержения вулканов, в отличие от голливудских фильмов, приводят к значительно меньшим жертвам. Абсолютный рекорд ХХ столетия принадлежит извержению Сан-……., в смысле гибели всего города Сан-…. - это 5 тыс. человек. Далее идут наводнения, которые приводят к жертвам порядка сотен человек за одним исключением - Бангладеш, где цифры совершенно невероятные и превосходят даже цифры таких крупных катастроф, как землетрясения, но Бангладеш - это такая совершенно особая ситуация, ровная, абсолютно без укрытий равнина, едва-едва приподнятая над морем и практически полностью отсутствие транспорта и других средств, позволяющих быстро эвакуировать население.

Если о говорить о катастрофах техногенного характера, вообще так или иначе связанных с человеком, то конечно на первом месте оказываются две мировые войны, соответственно 50 и 10 млн. жертв, а если мы начнем рассматривать ситуацию конкретно, то есть применительно к месту и времени, рассматривать войну не интегрально, а дифференциально, то это - блокада Ленинграда - около миллиона погибших, бомбардировка Токио - 300 тыс. погибших, Дрездена - 135 тыс., а по некоторым данным даже более 200 тыс., соответственно Хиросима и Нагасаки, которые занимают довольно скромное место с их 80 и 60 тыс. погибших. Из террористических актов: вообще катастроф такого совершенно локального плана, одна катастрофа в один момент времени, видимо, первое место придется на самое недавнее катастрофическое событие - террористический акт в Нью-Йорке. По сегодняшним данным уже более 6 тыс. признано погибшими и эта цифра явно не окончательна. Далее идет гибель "Вильгельма-Густава" во время второй мировой войны - 6 тыс. человек, катастрофа филиппинского танкера "…… " - 4,5 тыс. человек и уже после этого, с довольно большим отрывом "Титаник" и катастрофы аналогичного рода - около тыс. человек.

Такова статистика, которая нам говорит, что во-первых, наиболее страшными являются катастрофы природные, а не техногенные, и во-вторых, из них наиболее опасны для нас эпидемии и соответственно, землетрясения. Давайте подумаем с этой точки зрения, что мы можем с полной уверенностью предсказать, анализируя завтрашний день? Можем ли мы предложить возможный сценарий катастроф следующего поколения? Дело в том, что в каждой из катастроф, о которых мы говорим, она занимает совершенно особое место, либо находится в неком ряду, и тогда можно делать предсказывания чисто статистически, либо напротив, открывает сама определенный ряд, как например, катастрофа в Чернобыле. Это была не первая атомная катастрофа, но это была первая катастрофа четко показавшая возможные пределы развития атомной энергетики, хотел бы заметить, что подобного рода катастрофа была предсказана Ефремовым в "Туманности Андромеды" задолго до произошедших событий. Итак, что можем предсказать из катастроф природного масштаба? Начнем с того, чего никогда не будет. Не будет таяния льдов Антарктиды, не будет разрушения озонового слоя, вообще представление человека, о том, что он оказывает колоссальное воздействие на природу несколько преувеличенно, и это я мягко выражаюсь. Воздействие, которое мы оказываем сейчас на природу, чрезвычайно слабо и в лучшем случае компенсирует некоторые природные процессы, как раз связанные, например, с сжиганием угля. Всего-то на всего, что происходит: уголь, который был накоплен на Земном шаре, возвращается обратно в атмосферу. Природа не смогла замкнуть цикл самостоятельно, и создала человека, чтобы он решил эту задачу. Фактически, что он делает - он отодвигает следующий ледниковый период. А вот что может быть - это могут быть новые великие эпидемии. Напомню, что эпидемии являются одним из наиболее естественных природных регуляторов численности биологических видов. Человек сейчас занимает второе место по численности среди млекопитающихся, тем самым весьма велика вероятность биологической катастрофы, которая затронет его и тот вид, который занимает первое место - я имею ввиду крыс. Если вы помните, крупнейшая до сих пор известная катастрофа в истории человечества, была чума, возникшая на грани высокого Средневековья и соответственно, Возрождения, она продолжалась около трех веков за это время только в Европе погибло по зарегистрированным данным 75 млн. человек, если же исходить из тех оценок, что делали демографы, то возникает совершенно невероятная цифра в рамках Евразии и Африканского побережья - на уровне от четверти до трети всего населения, то есть сотни миллионов. Мы можем с уверенностью предсказать вероятность подобного рода катастрофы, если в дальнейшем плотность населения будет увеличиваться теми же темпами, что и в конце ХХ столетия. Это наиболее естественный отклик природы, это просчитывается математически и собственно говоря, предсказывалось.

Если говорить о ХХI столетии, это вероятно наиболее крупная по масштабу катастрофа, которую мы можем сейчас предсказать. Далее, если говорить о катастрофах геологического плана, то здесь у нас к сожалению есть точки…., на которые мы обязаны обратить внимание, я имею ввиду уже произошедшую активизацию кавказского вулканического пояса. Пояс этот спит очень давно, но все геологи помнят, что чем больше времени в покое находилась та или иная зона напряженности, тем более сильной может быть реакция. Я хотел бы напомнить вам, что по крайней мере дважды, именно извержение вулкана в горах принадлежащих кавказских поясу, я говорю про Сан-….., повлекло за собой серьезные последствия в истории цивилизации. Второй раз это было 5000 тыс. лет назад, была уничтожена цивилизация. ……… …….. И фактически начался новый этап развития человечества.

На этом я бы хотел закончить свой рассказ о катастрофах локальных, предсказуемых и перейти к тому, что представляется наиболее важным - предсказанию катастроф почти неизбежных. Вероятность которых, с моей точки зрения существенно больше 50%. Эта катастрофа должна, по моим представлениям, затронуть большую часть наиболее индустриально развитую часть земного шара - это Западная Европа и США. Катастрофа эта должна произойти в течении ближайших 25 лет, может быть даже быстрее, масштабы ее будут таковы, что практически приведут к изменению картины мира и переходу к совершенно новой исторической эпохе. Я говорю о постиндустриальном кризисе. Как известно, сейчас в мире существует огромное количество интеграционных проектов, из которых хорошо известен проект "Евро", по созданию европейского Союза, аналогичные проекты с некоторым отставанием, ведет Северная и Южная Америка. Во всех случаях говорится о создании европейской общности, на самом же деле речь и дет о значительно более интересном и глобальном плане. Речь идет о перестройке всей экономики, о переходе от высоких технологий к высочайшим, от хай-тека к гипер-теку, заметному изменению той структуры, которая сложилась сейчас на земном шаре. Да, очень красивый проект, да мы все так или иначе ждем, что они будут осуществлены, но вот вопрос: а могут ли они быть осуществлены?

Прежде всего начнем с того, что понятие постиндустриализм практически нигде не определено. В свое время это понятие появилось в ходе известного конфликта двух миров - третьей мировой войны, как удобная платформа, чтобы найти какую-то точку пересечения взаимных интересов. Пост-индустриализм - то, что лежит за индустриализмом. Непонятно, что там но на этом уровне можно договориться. И советская система и американская полагает, что индустриализм - не конечная система, существует некая точка сбора. А сейчас возникла концепция, согласно которой, постиндустриальное общество - есть общество информационное, в котором вместо обработки материи и соответственно энергии, начинается обработка информации. Информация становится кровью мира. Это некоторое упрощение концепции постинустриализма, но как бы какая есть, и эта в крайнем случае сойдет. В любом случае речь идет о том, что экономика должна быть значительно более интенсивной и привести к следующему этапу нашей жизни на Земле. Да, действительно, индустриальная цивилизация дошла до своего логического предела, просто потому что земной шар оказался, выражаясь словами Петра Георгиевича Щедровицкого, "маленьким". Земной шар закончился, и то, что мы сейчас слышим как явление глобализации, регионализации, факторизация, просто обычная реакция экономики на то, что дальнейшая возможность развития исчерпана фактически. На этом уровне, да, действительно, необходимо перейти к следующему проекту и опыт истории однозначно утверждает: всякая цивилизация, которая дошла до своего предела и не совершила перехода к следующей фазе, историей размонтируется, как это произошло в свое время с Римским миром, как это, между прочим, произошло, в меньшем масштабе, с цивилизацией Советского Союза, которая тоже не смогла выполнить проект ради которого в свое время создавалась.

Таким образом, мы должны сказать, что речь идет не о том, удастся ли перейти на следующий шаг, а о гораздо более жесткой дилемме - либо будет переход на следующий шаг, либо размонтирование цивилизации, с колоссальным кризисом. И мы можем, оглянувшись на историю Римской империи, примерно понять, каким будет этот кризис. Я утверждаю, что на сегодня, тот проект, который известен, как проект "Евро" и который наиболее развернут на постиндустриальное время, не может быть осуществлен по целому ряду причин, ну например потому, что он работает хуже третьей программы партии, которая, по крайней мере, хотя бы ставила вопрос о том, что новому обществу нужен новый человек. В данном случае западные европейцы всерьез полагают, что в постиндустриальном мире, с колоссальным уровнем виртуальности, с колоссальным количеством инноваций, могут жить обычные современные люди и они не будут оказывать этой экономике колоссального инновационного сопротивления, у них не возникнет проблема потери идентичности, у них не возникнет проблема потери аутентичности, которая возникает уже сейчас на уровне обыкновенной глобализации, значительно менее серьезной, чем постиндустриальный переход. И эта проблема не ставится совсем.

На самом деле европейцы, выяснив, что ухудшение уровня своего образования, а оно ухудшается у них линейно, поставили вопрос, что им понадобится для своей программы, что-то от 30 до 100 млн. кадров - квалифицированных, образованных, подготовленных, которых они сами, которых они сами создать не могут. Они находятся в полной уверенности, что эти кадры будут им предоставлены Восточной Европой и Россией. Я не буду задавать вопроса, о том, захочет ли Россия, не запретит ли она выезд практически половины своего населения, я поставлю вопрос по-другому: а уверена ли Западная Европа, что даже при очень большом желании и полностью мобилизовав свой потенциал Россия сможет выдать 30 или 100 млн. высококвалифицированных кадров, пригодных для жизни в постиндустриальном мире. Я думаю, что это крайне маловероятно. А в этом случае мы сразу приходим к мнению, что на Западе начнет наблюдаться страшная, катастрофическая диспропорция между создаваемой экономикой нового типа и постоянно ухудшающимся качеством операторов этой экономики в связи с падением уровня образования. Начнет возникать и вторая диспропорция - между технологиями физическими, развивающими, ускоряющими прогресс и технологиями управляющими, которые так или иначе должны гармонизировать человека, вовлекать его в социальную и индустриальную среду, в техносферу и тем самым изменить его жизнедеятельность. А на каком-то уровне эти технологии потеряют связность и начнется то, что называется постиндустриальная катастрофа, или как это называет Андрей Столяров, который собственно ввел это понятие, первичное упрощение.

Когда колоссальной сложности постиндустриальный мир, почти скачком будет превращен в мир доиндустриальный, от которого и начнется новый этап развития. Мы можем предсказать и время, когда это произойдет, я уже говорил - в течение 25 лет, и масштабы этого события. Масштабы события чрезвычайно просты. По всей вероятности, как после гибели Римского мира, так или иначе было уничтожено само понятие Рима, римского гражданства и соответствующих суперэтносов, которые составляли Римскую империю и на их место пришли новые суперэтносы с другой религией, с другой религией, с другой культурой и с другим типом развития. Ровно то же самое мы можем предсказать и относительно преодоления постиндустриального барьера. Если он преодолен не будет, то по всей вероятности произойдет резкое сокращение численности европейского населения, как за счет эпидемии, так и за счет гораздо более простого, но намного более действенного приема, а именно прогрессирующего сокращения рождаемости, которое уже сейчас наблюдается и в России и в Западной Европе и в США, если мы не будем рассматривать мусульманские и испано-язычные семьи, собственно не принадлежащие к исконной европейской культуре.

Да, конечно, будет и обычные катастрофы, типа террористических актов, преступления отдельных убийц или например, просто обычных транспортных трагедий - столкновений, опрокидываний и пр. Кстати, обращу ваше внимание на то, что уже катастрофы последних пяти лет чем дальше, тем больше связаны с низкой подготовкой персонала, ну знаменитая история с тем же паромом, который вышел из Гарольд Энтерпрайз, историю с гибелью парома "Эстония" - это от начала до конца катастрофы низкого уровня управления. Гибель нашего "Ту-154", гибель других западных самолетов. Человеческий фактор, который не так давно считался основным фактором катастроф, сейчас потихонечку становится единственным. Пока выдерживает техника, система "защиты от дурака", но надолго ли?

Большое спасибо

Вопрос (задан Эдуардом Геворкяном):

- Само собой разумеется, что катастрофы о которых я говорил будут иметь системный характер, то есть включать в себя все вышеперечисленное, в том числе войны, геноцид и т.д.

Вопрос из зала (задан Дмитрием Лолихиным): Насколько возможным вы считаете придерживание технического прогресса? Именно сознательные программы по придерживанию значительного количества проектов, технических модификаций, может быть даже новых открытий, для того чтобы просто напросто человеческая среда успевала к ним приспособиться?

- Я это считаю совершенно ошибочной точкой зрения. Дело в том, что всякая попытка спрятать проблему в карман и сделать вид, что ее нет, ни в коем случае не меняет сам факт существования проблемы. Европейская цивилизация уникальна в своем желании создавать все новые и новые сущности, без создания прочной базы в психике людей, которая позволила бы с этими сущностями работать. Но по крайней мере эта точка зрения, пусть и ошибочная, до сих пор проводилась в европейской цивилизации последовательно, что привело к ее усилению. Мне представляется, что попытка в рамках данной цивилизации включить ограничения, просто приведет к тому, что цивилизация исчезнет, по простой причине: цивилизация, которая вводит это ограничение в рамках своих рамочных принципов существования и так есть. То есть грубо говоря в этом варианте Европа станет вариантом восточной цивилизации, ну ухудшенным сильно. Это попытка отдать свою силу взамен чужой слабости.

Вопрос: Я хотел бы уточнить вопрос Дмитрия Владимировича. А давайте рассмотрим следующий вариант: возможна ли не остановка прогресса, а управляемый прогресс? То есть существуют системы, гуманитарные технологии, которые гуманизируют техносферу и технизируют человека. Сейчас рассогласование мира произошло из-за слабости гуманитарных технологий. Ну если сделать упор на них, не могут ли они стать той точкой, которая позволит сознательно продвигать историю, тем инструментом, который позволит сознательно продвигать историю?

- Конечно, и когда я говорю, что постиндустриальная катастрофа не неизбежна, а всего лишь очень вероятна, я имею в виду, что есть возможность ее избежать и именно по тому пути, о которым говорил Андрей Столяров. То есть усилением гуманитарных технологий и возвращению принципа соответствия между технологиями ускоряющими, физическими и управляющими гуманитарными. Собственно в статье, которая была написана Андреем Столяровым совместно со мной и Николаем Ютановым, это носит название культурорегизм - как новый принцип управления развитием. С этой точки зрения как раз весьма интересна и важна для дальнейшей судьбы европейской цивилизации позиция России и стран Восточной Европы, которая пока не присоединена ни к одному из проектов постиндустриализма, и тем самым могут создать свой проект, в котором может быть эти вопросы будут учтены лучше

Вопрос: Сергей, не могли бы Вы уточнить ваши границы понятия катастрофы? Из вашего доклада я выяснила только одну характеристику катастрофы - это резкое увеличение смертности населения. Есть ли еще?

- Катастрофа есть нечто, вызванное природными факторами, по техническим причинам, либо социальным, что повлекло за собой человеческие жертвы или крупные разрушения.

Вопрос: Мне очень полезен вопрос катастроф. Дело в том, что есть еще математическая теория катастроф и вообще есть биологическая теория катастроф и вообще на вскидку возникает ощущение, что катастрофа - это движущий фактор эволюции. Да, бывают последствия, весьма неприятные для нас, но для природы они неизбежны и необходимы, иначе останов и застой.

- Можно сказать и более сильное утверждение: всякое развитие системы происходит в той ситуации, когда она оказывается на грани катастрофы. После этого возможно два вида развития, оба из которых в той или иной форме катастрофичны: одна катастрофа - это деградация системы, когда она отбрасывается на более простой структурный уровень, мы говорим, если речь идет о людях и об истории - отбрасывается назад во времени. Эти катастрофы носят названия первичного упрощения. Второй тип катастроф, когда системы, напротив, переходят на более высокий уровень организации, при этом внешне тоже происходит в некотором роде упрощение, за счет того, что связи становятся более внутренними или глубокими и их становится как бы меньше. Такого типа явления называются вторичным упрощением. Но и та и другая динамика, разумеется , хотя бы потому что все функции теряют непрерывность и так и так. В данном случае я утверждаю, что европейская цивилизация подошла к зоне системного кризиса, из которого у нее вот эти самые две дороги - по первичному и вторичному упрощению. Существовать в той форме, в которой она существует сейчас, долгое время она не сможет по очень простой причине - космос оказался ей не по зубам. Индустриальной европейской цивилизации. А земля исчерпана. А сам тип ее развития требует постоянной экспансии.

Европейские катастрофы на последние 2 тыс. лет определяли вектор развития человечества. Или по крайней мере нам так кажется или хочется, чтобы казалось?

[наверх]


© 2002 Р.А. Исмаилов

Rambler's Top100 Service Наш Питер. Рейтинг сайтов.