На главную страницу

К рубрикатору «Эссе и статьи Переслегина»

Обсудить статью на форуме

Сменить цвет

Выход (FAQ и настройки цвета)


С. Б. Переслегин

©2001

Катастрофы грядущего

-1-

1. Предсказание будущего - дело неблагодарное, особенно, поскольку дело идет о катастрофах, террористических актах, войнах, революциях и прочих бедствиях. Если мрачные предсказания не сбываются, ты попадаешь в не слишком уважаемую категорию лжепророков, когда же они сбываются - в информационном пространстве начинает витать мысль: "Без него тут не обошлось…". При неблагоприятном стечении обстоятельств дело может дойти и до суда, если не до самосуда.

Показателен пример Моргана Робетсона, автора романа-предостережения "Тщетность" о печальной судьбе трансатлантического суперлайнера "Титан", столкнувшегося с айсбергом и затонувшего в холодную апрельскую ночь… М.Робетсон в 1888 году предсказал трагедию "Титаника" даже не контекстуально, а текстуально: его версия ближе к Текущей Реальности, нежели известный фантастический фильм Д.Камерона.

После катастрофы "Титаника" предсказание М.Робетсона попало во все книги по истории техники, только вот роман "Тщетность" никогда более не издавался, равно как и другие произведения автора.

2. Вторая проблема, возникающая на этом пути, была впервые сформулирована Шерлоком Холмсе в одной из бесед с доктором Уотсоном: как избежать сенсационности и при этом не оказаться в плену тривиальности.

3. Тем не менее, постараемся предсказать наиболее существенные катастрофы грядущего.

Начнем с аналитики.

ХХ столетие: крупнейшая катастрофа по числу жертв - эпидемия гриппа в 1918 - 1921 гг. - 22.000.000 человек. (Заметим в скобках, что величайшая зарегистрированная катастрофа в истории также носит "бактериологический характер" - эпидемия чумы на грани "Высокого Средневековья" и "Возрождения" унесла не менее 75.000.000 жизней только на европейском континенте; интегральные оценки дают гораздо большие цифры - от четверти до трети всего населения Евразии).

Второе место занимают катастрофы, связанные с голодом (инициированным засухой, иными природными явлениями, военными действиями или совокупность причин). Здесь печальный рекорд принадлежит Нигерии с 10.000.000 погибших, хотя многие источники говорят, что сведения о голоде в Китае и Индии в 1943 - 1945 гг. преуменьшены официальной статистикой в десятки раз, и речь должна идти не об одном-двух, а о тридцати-пятидесяти миллионов погибших.

Далее в реестре природных катастроф идут землетрясения (наиболее разрушительные из них уносили жизни сотен тысяч человек), извержения вулканов (Мон-Пеле - Сан-Пьер - 5.000 человек), наводнения (сотни и тысячи человек, в Бангладеш - десятки и сотни тысяч), тайфуны и смерчи (сотни человек).

Среди катастроф, вызванных деятельностью человека, особняком стоят две мировые войны - соответственно, пятьдесят и десять миллионов. В пересчете на отдельные операции, привязанные по времени и месту: блокада Ленинграда - около 1.000.000 человек, бомбардировка Токио - 300.000 человек, Дрезден 135.000 (по другим данным, более 200.000), Хиросима - 80.000, Нагасаки - 60.000.

Если говорить об "однократных катастрофах", то, похоже, первое место займет недавний террористический акт в Нью-Йорке - последние опубликованные американской прессой цифры, не окончательные, говорят более чем о 6.000 погибших, причем в это число не включены жертвы в Вашингтоне и на борту погибших авиалайнеров. Далее идет потопление "Густлафа" - около 6.000 человек, гибель парома "Дона Пас" у берегов Филиппин - 4.500 человек и знаменитый "Титаник".

4. Предсказания: эпидемия. Предсказание: разлом Сан-Андреас. Предсказание: Кавказский горный хребет.

 

5. А теперь глобальное предсказание: постиндустриальный барьер.

Концепция постиндустриализма была создана в один из наиболее напряженных моментов противостояния евро-атлантической и коммунистической страт европейской цивилизации и с самого начала рассматривалась, как перспективная платформа мирного разрешения векового конфликта. Поскольку эта концепция отвечала (скорее всего, по случайным причинам) принципу развития, постиндустриальное общество оказалось одним из возможных интегралов ряда динамических моделей.

Заметим в этой связи, что хорошего рабочего определения постиндустриализма в то время так и не было предложено. Семантический спектр понятия включал в себя тривиальный конструкт "то, что лежит за индустриальной фазой" и несколько более утонченную формулу "то, что заключает в себе произвольные индустриальные структуры".

Прогресс вычислительной техники в 80-е - 90-е годы XX века привел к резкому уточнению (но и сужению) представлений о постиндустриальном обществе. Сейчас общепризнанно, что для этой исторической фазы характерна обработка информации вместо обработки вещества/энергии. Соответственно, именно информация становится "кровью экономики".

Предполагается, что "индустрия знаний" ("knowledge industry") "насытит" экономику и изменит ее характер на постиндустриальный. Речь идет, в принципе, о массовом внедрении инновационных производственных циклов, о переходе от "высоких технологий", "хайтек", к "высочайшим" - "хайесттек". Считается, что такие технологии будут экономичны, безотходны и просты в управлении.

В рамках сделанных упрощений постиндустриальную экономику иногда редуцируют до инновационной, которую определяют через массовое производство и инсталляцию технологических новшеств.

Естественной постиндустриальной организацией общества считается современная парламентская демократия, примененная, однако, не к национальному государству, а к более или менее искусственному экономическому пространству. Такое пространство должно быть правильно организовано юридически, что требует существенного снижения разнообразия форм организации жизни и жесткой борьбы за единые стандарты, в том числе - поведенческие.

Постиндустриальная экономика подразумевает электронные деньги и, в конечном итоге, базируется на виртуальных финансах.

Сложность и дороговизна перехода к постиндустриальной экономике, понимание ее наднационального характера привел западноевропейских политических деятелей к осознанию необходимости глубокой интеграции в рамках Европейского цивилизационного проекта. В настоящее время такая интеграция выполняется в рамках единого, детально разработанного плана.

В действительности, архитекторы Единой Европы недооценивают сложность проблемы. В рамках излюбленной группой "КБ" аэродинамической аналогии всякое изменение фазы развития сопровождается преодолением барьера (неолитического, индустриального и т.п.). Иными словами, характер исторического движения резко меняется, возрастает инновационное сопротивление, смещается точка приложения поддерживающей силы, вследствие чего общество "теряет управление". Другими словами, при приближении к фазовому барьеру цивилизационные пределы (см. ниже: $6 части 3) смыкаются, и резко возрастает вероятность катастрофической динамики системы - первичного упрощения.

Важно понять, что всякое изменение фазы развития есть значительное расширение пространства решений - как социального, так и индивидуального. Это подразумевает перенастройку всей совокупности общественных связей (личных, профессиональных, конфессиональных и пр.), что означает, в частности, полный слом не только юридической системы, но и положенной в ее основу морали. Такая эволюция социума требует от личности, по крайней мере, предельной инновационной толерантности.

В случае преодоления постиндустриального барьера задача становится еще более сложной, поскольку насыщение обыденной жизни виртуальными конструктами, а затем создание ВИРТУ (мира высокой виртуальности, в котором выполняется принцип относительности: невозможно каким-либо экспериментом установить, находится ли наблюдатель в Текущей Реальности или в Текущей Виртуальности) приводит к острой форме потери идентичности.

Суммируя, можно сказать, что постиндустриальному обществу отвечает "постиндустриальный" человек, и нет никаких оснований считать, что воспитать его проще, нежели "строителя коммунизма". Запад, по-видимому, не озабочен этой проблемой вообще.

Человечество уже сталкивалось с фазовым барьером. Римский Мир вплотную подошел к порогу промышленного переворота и даже сумел решить первую возникающую на этом пути социоинженерную задачу: переход от полисно-племенной к мировой религии. Тем не менее, вектор развития римской цивилизация пересек в пространстве решений поверхность, отвечающую пределу сложности, что привело к нарастающему кризису Империи и, в конечном счете, к демонтажу Римского Мира и Темным векам. Следующая попытка преодолеть индустриальный барьер была предпринята лишь тысячу лет спустя - на совершенно иной социально-психологической базе.

В рамках восьмиконтурной модели психики фазовые барьеры естественным образом связываются с проблемой социального импринтирования. Римский Мир не сумел решить задачу массового импринта четвертого (социально-полового контура) . Однако, трехконтурная психика не может обеспечить появление "человека индустриального" и такого способа организации человеческой жизни, как "человеческий муравейник".

Социальный импринт четвертого контура был инициирован гуманитарными технологиями Высокого Средневековья (прежде всего, литургической музыкой), что и позволило человечеству преодолеть индустриальный барьер.

Существует искушение связать постиндустриальный барьер с необходимостью массового импринта пятого, нейросоматического, контура психики…

Подведем итог.

Построение постиндустриального общества подразумевает решение ряда социальных и психологических проблем, которые в рамках цивилизационного проекта ЕС просто не поставлены. Такое положение дел провоцирует кризисную, а затем и катастрофическую динамику. Демонтаж западноевропейской страты европейской цивилизации будет вызван прогрессирующей потерей связности между физическими и гуманитарными технологиями.

Прогнозируются следующие наблюдаемые проявления этого системного кризиса:

Сноски

1.

Использованы материалы, предоставленные А.Васильевым и Е.Стекловой.
[Назад]

2.

Смотри также статью "Инфопсихология детсва", представленную на конференции 28 июня - 01 июля на методологической конференции по проблемам образования в Знаменке.
[Назад]

[наверх]


© 2005 Р.А. Исмаилов

Rambler's Top100 Service