На главную страницу

К рубрикатору «Эссе и статьи Переслегина»

Сменить цвет

Выход (FAQ и настройки цвета)


С.Б. Переслегин

"Почему при короле нет шута?"

В рамках гипотезы "постиндустриального барьера" особый интерес вызывает предыдущий - индустриальный барьер. Известно, что Римская Империя не смогла его преодолеть, хотя построила рационально организованное торговое общество, подошла вплотную к созданию устройств, работающих на энергии пара, и даже сконструировала из иудаистского монотеизма и греческой идеи "логоса" "новую трансценденцию" христианства.

Мы предполагаем, что Римский мир был размонтирован ввиду потери технологической и смысловой связности. Варварские вторжения и массовые восстания, распространяющиеся от периферии Империи к ее сердцу, вполне согласуются со схемой катастрофического "первичного упрощения".

Насколько мы можем судить, Римская Империя достигла максимального размера (речь идет не только о географическом, но и о смысловом пространстве), допустимого при обменно-транспортных механизмах доиндустриальной эпохи. Иными словами, данная цивилизация не могла развиваться дальше при сохранении своих "рамочных принципов", что и привело к системному кризису и последующей глобальной катастрофе. Заметим здесь, что предвестниками этой катастрофы стали демографический, культурный, образовательный кризис, а также кризис потери идентичности ("размывание" понятия римского гражданства, резкое возрастание проблем с сексуальной идентичностью).

Невозможность промышленной революции в Римском мире мы связываем с тем, что "трехконтурная" психика жителя Рима не поддерживает "человеческий муравейник", подразумевающий очень высокую степень со-организации. Лишь полностью инсталлированный четвертый контур позволил создавать промышленные предприятия и массовые армии. Такая полная инсталляция, превращающая всех обитателей данной страны в граждан, произошла только в эпоху буржуазных революций, то есть - через тысячу триста лет после гибели Римской Империи.

Мы связываем этот исторический переход с развитием культуры католицизма: с созданием кафедральных соборов и резким обогащением аудиальной составляющей культуры (история большинства музыкальных инструментов восходит к грани Темных Веков и Высокого Средневековья). Действительно, если третий контур говорит на языке знаков (письменность), то четвертый - на языке синтетического искусства (музыка, иконопись, затем, живопись, "смысловая" архитектура).

Но правомочен вопрос, если катастрофа Рима повлекла за собой шесть столетий Темных Веков (условно считая до эпохи крестовых походов), чем объясняется столь быстрый и системный прогресс в последующие века? Иными словами, откуда взялась диалектическая "спираль развития", почему эпоха Возрождения не восстановила исходную греко-римскую культуру, но сумела построить культуру со значительно более высоким креативным потенциалом? Поставим этот же вопрос еще в одной форме: чем принципиально отличались Темные Века Европы (VI - XI века н.э.) от Темных Веков Эллады (XI - VI века до н.э.) Заметим, что равная длительность процессов указывает на общность господствующих процессов.

Вероятно, имеет смысл обратить внимание, что некоторые стороны жизни раннего средневековья не вписываются в картину "общей примитивности жизни и господства натурального хозяйства". Так, создавались монастыри, и велась активная миссионерская политика. Предпринимались все меры для инсталляции христианской этики, эстетики, философии, морали в самые широкие слои населения (в том числе - подневольные). Уже отмечалось возрастание роли музыки - как высокой (сакральной), так и народной.

К раннему Средневековью восходит такой существующий до сего дня обособленный социально-культурный феномен, как цирк. Представлением его может считаться должность шута, обязательная при любом сколько-нибудь уважающем себя феодальном дворе. Заметим, что вопреки распространенной аберрации восприятия Древний Мир не знал циркового искусства ни в сакральном, ни в балаганном виде. Соответственно, не знал он и фигуры Шута. Тем самым, уже раннее Средневековье заключало в себе сущности, отсутствующие в предыдущей фазе. То есть, акт открытого разрушения (первичное упрощение) был одновременно актом скрытого творения.

Это обстоятельство может быть интерпретировано в семантике архивов. "Индустриальная катастрофа" не привела к полному переформатированию информационного мира: информационные объекты, созданные эпохой классической Древности, продолжали существовать. Это относилось также к Динамическим Сюжетам, связывающим времена, к Древним и Новым богам. Само собой разумеется, что плотность информационной среды понизилась, равно как и плотность связей между информационным и объектным пространствами. Иными словами, некоторые информационные области (и, может быть, какие-то объекты) выпали из рассмотрения и были "заархивированы".

Если мы предположим, что к информационным конструктам раннего Средневековья (той же Библии) были прикреплены информационные архивы, доступные для распаковки, разрешаются многие проблемы. При всей тяжести индустриальной цивилизационной катастрофы европейское общество не было отброшено на начальный участок своего развития - архивы обеспечили некоторый "гистерезис". Во-вторых, процедура распаковки сложных архивов, прикрепленных к чужому для них информационному полю, обычно неоднозначна. Иными словами, раннесредневековые "распаковщики смыслов" из бревенчатых "замков" и соломенных хижин работали с нелинейными информационными системами, что и обеспечивало повышенную креативность.

Можно обнаружить три всплеска этой креативности. Для каждого из них характерно появление нового социального слоя, способного расшифровать архивы.

Первый совпадает с распадом античной цивилизации, временем переселения народов и форматированием раннесредневековой общности. Этому пику ("клерикальному") мы обязаны Установлению (foundation) Римской Католической Церкви, миссионерской активности и быстрым распространением христианства, созданием циркового искусства, переломом в развитии музыкального искусства.

Второй пик (его движущей силой была знать) ознаменовался возвратом цивилизации к уровню классической Древности. Он сопровождался Крестовыми походами (вторая волна географических открытий) и созданием познесредневековой системы образования (школы, университеты).

Третий пик, положивший начало индустриальной страте (человеческому муравейнику), связан с креативным всплеском третьего сословия.

Мы видим следующую модель структурообразующего процесса:

СТАДИЯ ПЕРВИЧНОГО УПРОЩЕНИЯ.

Империя разваливается, ее экономические, политические, военные, социо-культурные механизмы прекращают функционировать. Грамотность населения падает практически до нуля. Распадаются торговые пути, мир теряет связность и замыкается на уровне отдельного самообеспечивающегося хозяйства.

Грамотность, хотя и минимальная, остается у священников. В обстановке религиозного экстаза, вызванного катастрофой, некоторые из них начинают миссионерскую деятельность, способствуя некоторому воссозданию системы связей (первая эпоха географических открытий).

Церковь оформляет свою административную и политическую структуру и начинает борьбу за расширение сферы влияния.

СТАДИЯ ТЕМНЫХ ВЕКОВ.

В этот период оформляются средневековые социальные структуры. Креативная активность по-прежнему сосредоточена в церквях и монастырях. Миссионерская деятельность свертывается, зато разгорается многовековой конфликт с мусульманским миром (реконкиста).

СТАДИЯ КРЕСТОВЫХ ПОХОДОВ.

К началу этой стадии европейская знать достаточно развита, чтобы научиться распаковывать архивы. Церковь же осознает себя настолько, что готова организовывать глобальные социо-культурные проекты. Время появления и расцвета рыцарских орденов, время многочисленных культурных заимствований. Восстанавливаются старые экономические связи (прежде всего, Средиземноморские - вторая эпоха географических открытий).

СТАДИЯ ВЫСОКОГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ.

Оформление позднесредневековых социальных структур в Европе. Школы, университеты, культура диспутов. Креативная деятельность сосредоточена среди дворянства и духовенства. В этот момент баланс между церковью и государством необратимо сдвигается в пользу государства, что привело (в дальнейшем) к дисбалансу в развитии. Но пока церковь сохраняет свои позиции...

СТАДИЯ ИНДУСТРИАЛЬНОГО БАРЬЕРА.

Включает эпоху Возрождения, эпоху реформации, век философии, промышленную революцию. В креативную стадию вступает третье сословие - сначала верхушка, затем - все более широкие слои, в конечном итоге - весь народ.

Следует обратить внимание на то, что "путеводной нитью" в рассмотренном выше процессе служила "новая трансценденция" в лице Римской Католической Церкви. Тем самым, проблема "постиндустриальной трансцендентности" приобретает дополнительное значение.

[наверх]


© 2002 Р.А. Исмаилов

Rambler's Top100 Service Наш Питер. Рейтинг сайтов.