На главную страницу

К рубрикатору «Эссе и статьи Переслегина»

Сменить цвет

Выход (FAQ и настройки цвета)


С.Б. Переслегин

Конструируем сверхцивилизацию: Метабиблиотека, "пилотный" проект "Гутенберг".

- 1 -

Не только "война", как полагал Наполеон, но и "цивилизация" - это коммуникации. Великие революции, о которых мы говорили выше, сопровождались созданием принципиально новых транспортных сетей. Всякий раз речь шла о задачах поистине планетарного размаха, о труде, прямо или косвенно вовлекающем в свою орбиту все человечество.

"Неолитическая революция" привела к созданию собственно транспорта, к строительству речных и прибрежных судов, к прокладыванию первых троп, а затем и дорог, соединяющих крупнейшие поселения. По мере перехода к цивилизации значение обмена возрастало; сначала Крит, затем Финикия, наконец, Греция построила систему Средиземноморской торговли, охватывающей всю тогдашнюю Ойкумену. Римская Империя стала формой политической организации такой системе (в наших обозначениях - ее Представлением), и не случайно римские дороги остались единственным чудом светом, которое не только уцелело со времен античности, но и используется по своему прямому назначению.

Развитое постнеолитическое человечество - это деревни, города и связывающие их морские и сухопутные пути, по которым перемещается зерно - кровь доиндустриальной экономики.

"Промышленная революция" поставила неизмеримо более сложную задачу, тем более, что на решение ее было выделено лишь столетие: создание общемировой сети железных дорог на суше и угольных (позднее, нефтяных) станций на морских побережьях. Позднее возникла необходимость в глобальной электрификации; уже в наше время начала стремительно расти сеть аэродромов.

Индустриальная эпоха представляет собой мир высокой связности по веществу/энергии. Кровью современной экономики является нефть, уголь, металлический прокат.

Понятно, что "информационная революция" и переход к постиндустриальному миру подразумевает появление своих, особых информационных коммуникаций. Простейшие из них начали создаваться еще в прошлом веке, когда были проложены первые телеграфные кабели, замененные потом телефонными линиями. Двадцатое столетие характеризовалось переходом к беспроводным информационным сетям, адекватной формой политической организации которых оказались тоталитарные режимы.

Пока что речь шла о прогрессе средств связи, но, отнюдь, не средств работы с информацией. Лишь возникновение Интернета (и иных компьютерных сетей) скачкообразно повысило связность цивилизации, предоставив возможность в реальном времени обмениваться информацией любого содержания. Роль Интернета в современном мире не нуждается в обсуждении. На сегодняшний день данная Сеть - едва ли не единственное общеизвестное Представление постиндустриальной цивилизации.

Увеличение на два - три порядка скорости информационного обмена должно было привести к соответствующему (по крайней мере, логарифмическому) росту интенсивности познания. Этого, однако, не наблюдается. Напротив, десятилетия "взрывной компьютеризации и интернетизации" мира сопровождались замедлением темпов развития и снижением характерных рабочих частот человечества1 . Тем самым приходится сделать вывод, что с "эволюцией компьютерных сетей" в современном мире не все обстоит так благополучно, как кажется.

Задачей проекта "Гутенберг" является создание условий для резкой интенсификации творческого труда. Речь идет о переводе в электронную форму всей информации, ныне хранящейся на бумажных носителях. Доступ к ней должна обеспечивать специальным образом организованная сеть, обладающая свойством информационной сверхпроводимости. Такая сеть объективно будет являться "надстройкой" на уже существующей "всемирной паутине".

Кажется, что в этом проекте нет ничего принципиально нового. Действительно, США уже несколько лет назад создали фундаментальные компьютерные библиотеки, аналогичная работа ведется и в ряде других стран, в том числе и в России. Огромные объемы информации циркулируют по существующему, дружественному к пользователю, сравнительно дешевому и сверхнадежному Интернету2. Но приходится еще раз повторить, что американский "Гутенберг" не повлек за собой структурной перестройки науки и образования, не говоря уже об экономике. Другими словами, что-то было сделано либо "не так", либо "не в том объеме".

Начнем все-таки, с самого простого - с технических проблем, некоторые из которых, кстати, американцы успешно и даже без особого труда решили. Создание глобальной системы доступа к информации может начаться со следующих простых шагов:

1. Все без исключения научные и технические периодические издания переводятся в электронную форму, с некоторого фиксированного момента распространение их в бумажной форме запрещается3;

2. При фундаментальных библиотеках, Архивах, университетах, научных и культурных центрах создаются и подключаются к Интернету компьютерные сервера, рассчитанные на хранение и обработку огромных информационных массивов;

3. Создается программное обеспечение, соответствующее главной задаче проекта - снижению до нуля и отрицательных значений информационного сопротивления Гутенберговской Сети;

4. При школах, домах и дворцах культуры, местных библиотеках организуется свободный доступ к сети;

5. Модифицируются правовые нормы, включая в себя, в частности, Закон о свободе информации, о котором мы будем говорить ниже, и Закон о защите информации;

6. Возобновляется действие "закона об обязательном экземпляре"4, причем оговаривается электронная форма такого экземпляра;

7. Уже существующие в фундаментальных библиотеках и Архивах "единицы хранения" преобразуются в электронную форму, причем принимаются меры к тому, чтобы избежать дублирования работы;

8. Оборот информации на бумажных носителях полностью прекращается5;

9. Весь информационный оборот в стране переводится на Гутенберговую сеть, которая становится общепризнанным Представлением информационного пространства.

Понятно, что речь идет о колоссальном объеме работы, сравнимом с созданием "с нуля" национальной железнодорожной сети. Практически, на протяжении ряда лет все промышленные и финансовые ресурсы страны будут ориентированы на проект "Гутенберг", причем его инициаторам и исполнителям придется столкнуться с неисчислимым набором проблем, из которых технические и денежные будут лишь наиболее простыми. Некоторые из этих проблем мы проанализируем ниже, но прежде, по-видимому, следует рассмотреть основные возражения против самой идеологии проекта.

- 2 -

Основных возражений всего три.

Самое примитивное исходит от гуманитарной интеллигенции, часть которой до сих пор по традиции "называет электричку чугункой". Эти люди боятся компьютеров, в еще большей степени Сетей, и поэтому выражают сомнения в том, что информация на серверах будет находиться в целости и сохранности. После ряда пожаров в Российских фундаментальных библиотеках это утверждение может вызвать лишь грустную улыбку.

Представители властных и контролирующих органов полагают, что всеобщая компьютеризация информации лишит их средств надежного контроля над сведениями, представляющими собой государственную тайну. Это действительно так, однако взамен они получат значительно более полный и глубокий, нежели сейчас, доступ в информационный мир. Пространство решений управленческих структур не сузится, а расширится. Иными словами, новые возможности в значительной мере обесценят потерянные секреты.

Наконец, основное возражение строится на формуле: "В то время как народ голодает, вы предлагаете…" Этот тезис существовал всегда, и никогда он не соответствовал действительности. Проверим:

"В то время как женщины и дети голодают, вы предлагаете бросать семена в землю, которую, оказывается, еще надо предварительно распахать";

"Людям есть нечего, а вы хотите строить систему ирригации";

"Рабочие умирают с голоду, а у вас на уме какие-то железные дороги".

Сколько было в Союзе/России разговоров о том, что вся наша колбаса улетает в космос. Сейчас, космоса нет, но на доступности колбасы это как-то не отразилось.

Короче говоря, за прогресс нельзя заплатить слишком высокую цену. Хотя бы уже потому, что эту цену все равно платить придется - раньше или позже, а вот на сверхприбыли могут рассчитывать только первые.

- 3 -

Масштаб проекта "Гутенберг" заставляет сразу же поставить вопрос об адекватных ему организационных мероприятиях. Основная проблема состоит в том, что, равно как и все действия, направленные на уничтожение Текущей Реальности, этот проект должен быть национальным (желательно, даже наднациональным), но не государственным. Между тем, Россия не имеет опыта создания подобных независимых учреждений. В связи с этим государственной власти страны придется проявить подлинное величие и самой учредить структуры, отрицающие ее незыблемость. В стране, где живы традиции Петра Первого, с его, мягко говоря, неортодоксальными управленческими решениями, мы вправе рассчитывать на содействие власти6. К тому же, у нее нет особого выбора. Как сказал бы обобщенный К.Маркс "Российской власти нечего терять, кроме своих долларов. А приобрести она может целые миры".

Итак, прежде всего, необходимо создать внегосударственную, но информированную и влиятельную организацию - собственно сам институт Будущего, гражданский Генеральный Штаб российского общества7. Задачами этого исследовательского центра должны стать исследование вектора развития и организационная работа по оптимизации динамических процессов в обществе. (Советский Союз построил аналогичную структуру - ГОСПЛАН, но зачем-то возложил на нее неразрешимую задачу ручной регулировки социалистической "плановой экономики").

Проект "Гутенберг" с его многочисленными техническими, финансовыми, научными, программными, правовыми и административными проблемами должен стать первой крупной операцией, осуществленной Институтом Будущего. Осуществляя этот проект, Институт приобретет опыт взаимодействия с международными, национальными и региональными властными структурами и завоюет у них авторитет, необходимый для осуществления дальнейшей, более сложной и ответственной деятельности.

Следует еще и еще раз подчеркнуть: Институт Будущего - не НИИ в привычном значении слова. Его структура носит распределенно-сетевой характер, он не нуждается в производственных площадях, ученых степенях и штатных расписаниях. Его деятельность носит преимущественно организационный (штабной) характер и состоит в координации усилий науки, техники и промышленности.

- 4 -

Теперь, "создав" рабочую административную структуру, мы переходим "От Существующего к Возникающему": отныне считается, что Сеть Гутенберга уже функционирует. Проанализируем возникающие при этом проблемы.

Самым тяжелым и почти неразрешимым является вопрос о цене на информацию. Вложив в Сеть колоссальные ресурсы, государство, а равным образом исследовательские центры и библиотеки, будут стремиться что-то вернуть, это вызовет у них искушение сделать пользование фундаментальными электронными библиотеками платным и достаточно дорогим. По такому пути пошло даже богатое правительство США. Тем не менее, высшие интересы страны требуют бесплатности доступа к ней всех граждан России; граждане СНГ должны иметь в оплате "имперские преференции". Остальным на первом этапе придется за информацию платить и, вероятно, дорого. В любом случае, стоит отметить, что бесплатность информации не подразумевает бесплатности услуг, связанных с этой информацией.

Бесплатность и доступность ("обязательный экземпляр"!") информации находится в вопиющем противоречии с общепринятым авторским правом. Нам еще придется касаться этой темы, пока заметим лишь, что именно в этой области потребуется наибольшее изменение законодательной базы.

Но пусть Российский свод законов и будет своевременно изменен, на законах общемировых это никак не скажется. Это означает риск серьезного дипломатического конфликта, который, однако, так или иначе все равно неизбежен - раз уж Россия будет оказывать давление на Текущую Реальность. Чтобы не дразнить зря "гусей", следует широко использовать неадекватность современного международного права и информационной цивилизации. Иными словами, Россия должна применить в своих целях "дыры" в западных законах. Одним из способов обойти проблемы авторского права является распределенное хранение информации, когда "смысловая единица" структурируется несколькими серверами, находящимися на территории разных стран с разной законодательной базой.

Важной технической проблемой является выбор физического носителя Сети (стоит отметитить, что речь идет не только о проблеме "последней мили", но и о ней тоже).

Сейчас мы видим три ее возможных решения:

Проще всего использовать уже существующую телефонную сеть - благо, она общедоступна и сравнительно дешева. Главный недостаток, имманентно присущий ей, - низкая надежность канала связи. Хотя так или иначе, большая часть российского Интернета еще долго будет "сидеть" на телефоне, старые меха нежелательно использовать для хранения нового вина. Иными словами, применение низкочастотных телефонных кабелей для физической организации информационной Сети позволяет лишь отложить проблему создания более адекватных носителей.

Примером такого носителя служит оптоволокно, позволяющее передавать огромные объемы информации. Организация глобальной оптоволоконной сети представляет собой задачу, приблизительно эквивалентную по совокупной затрате ресурсов созданию ракетно-ядерного щита. Следует подчеркнуть: вся программа "Гутенберг" имеет смысл, лишь если Сеть станет столь же привычной для граждан страны, как радио к концу 30-х или телевидение к концу 60-х годов. То есть, каждый россиянин, независимо от пола, возраста, образования, места жительства должен иметь к ней свободный доступ к ней - если не дома, то на работе или в поселковом клубе. Это подразумевает сотни миллионов компьютеров и терминалов, миллионы серверов, десятки тысяч километров оптоволокна. С другой стороны, речь ведь идет не только о системе пользования общенациональными базами данных. Гутенберговская сеть должна рассматриваться, как базис постиндустриального производства, структурная основа науки и метанауки, физический носитель всего пространства решений грядущей Российской империи. Подобная постановка вопроса не предполагает грошовой экономии8.

Третьим, возможно, наиболее подходящим решением является радиомодем и глобальная спутниковая система.

Понятно, что реальная Гутенберговская сеть будет пользоваться всеми тремя носителями; желательно лишь, чтобы со временем доля низкочастотных кабелей стремилась к нулю.

- 5 -

Мы переходим к наиболее важной стороне проекта "Гутенберг" - проблеме программного обеспечения.

Рассмотрим физическую сеть - совокупность всех компьютеров, информационных каналов, их связывающих. На этом связном графе может быть задано произвольное число информационных структур (иначе протоколов общения), обеспечивающих хранение, поиск, передачу информации, - таким образом возникают Информационные Сети, одной из которых является Интернет. Меняя программную оболочку (проектор информационного пространства на физическое), мы переходим от одной Сети к другой, подчиняющейся, вообще говоря, иным законам.

Интернет является приемлемой базисной сетью, ввиду ее надежности, доступности и распространенности. Рассмотрим существующую систему как базовую физическую сеть, некую "сеть второго порядка" и будем задавать информационные структуры на этом многообразии. Выберем из них ту, которая обеспечивает наиболее эффективную работу с информационными массивами, построим соответствующую программную оболочку. Построенный проектор выделит область информационного пространства, которую мы назовем Пространством Гутенберга.

Правомочен вопрос, зачем вообще нужна дополнительная программная "надстройка"? Что мешает пойти по стопам американцев и использовать непосредственно сеть Интернет?

"Мировая паутина" не содержит адекватного нашим задачам встроенного поискового механизма. Информация в Интернете повторяется от сайта к сайту; на сегодняшний день таких первичных "единиц хранения" около миллиарда, причем это число удваивается каждые два или три года. Выделить в этом неструктурированном море интересующую Пользователя "валентную информацию" весьма трудно, и многочисленные "менеджеры" и "системы поиска" в этом мало помогают (точнее, они сверх эффективны, если пользователь может правильно задать вопрос и совершенно неэффективны, в других случаях). Понятно, что при хорошем знании Сети можно за соответствующее время получить доступ к любой информации, но подобная постановка задачи означает, что поиск в Интернете является квалифицированным трудом9.

Это и означает, что входное информационное сопротивление "мировой паутины" велико, в то время как мы требовали от Гутенберговской Сети нулевого или отрицательного сопротивления. Иными словами, информация в Пространстве Гутенберга должна быть организована так, чтобы она сама искала себя, максимально содействуя замыслам Пользователя. Речь идет о дружественном интерфейсе, облегчающем информационное взаимодействие человека и матабиблиотеки. Заметим в этой связи, что "век пара" начался не с идеи вскипятить воду в цилиндре под поршнем, а с изобретения "регулятора Уатта", автоматизирующего работу паровой машины.

- 6 -

В качестве метафоры, пригодной для описания пространства Гутенберга, может быть предложено любое связное нормированное пространство. Ключевым здесь является слово "нормированное", то есть - возможность ввести "расстояние", удовлетворяющее обычному набору аксиом. Именно появление метрики позволяет структурировать информацию и полностью изменить процедуру поиска10.

Рассмотрим существующую базовую структуру как "план абсолютного хаоса" и будем порождать их него планы-отражения, отвечающие наиболее адекватному движению информации-пользователей. Пользователь, двигаясь в пространстве Гутенберга, своими действиями либо подтверждает правомерность плана, либо опровергает его. Таким образом, планы становятся комфортным для пользователем информационно богатым отражением сети, в которой он может легко ориентироваться. В идеале, число планов должно быть равно или немного меньшим числа пользователей11.

Планы могут иметь нетривиальные пересечения, минимальные множество в топологии, порожденной планами, представляют собой минимальные единицы информации, которые одинаково представлены на всех планах -- не могут быть дальше разделены. Такие "элементраные единицы информации" мы назовем картами.

Планы можно рассмотреть как собрания карт. Любой связанный набор Карт, принадлежащих одному Плану, назовем Атласом. Всякий Атлас можно оформить как Карту в соответствующем объемлющем Пространстве (Оболочке). Работа с информацией состоит в создании/уничтожении Карт и в перемещении между Картами. Назовем Путем связанную траекторию в пространстве Карт12 .

Важно иметь в виду, что любой достаточно обширный и/или сложный Текст распадается на первичном уровне на целый набор Карт, причем совершенно необязательно, что путь, соединяющий эти Карты единственный. Более того, Путь может включать в себя не все Карты, соотнесенные с данным Текстом и не только Карты, соотнесенные с данным Текстом.

Если мы имеем дело с художественным литературным произведением, то оказывается, что помещение в метабиблиотеку автоматически превращает Текст в Гипертекст, допускающий произвольный Путь прочтения.

Совокупность всех возможных Путей образует еще одну оболочку Гутенберговского многообразия - пространство Путей. По построению оно тоже является метрическим: может быть введено "расстояние" между Путями.

Интерактивность Пространства Гутенберга проявляется, во-первых, через возможность создавать собственные Карты на информационном Плане, во-вторых, через конструирование новых Путей, и в третьих, через работу с зависимыми Картами, существующими на "тонких Планах" информационного "астрала". Заметим здесь, что виртуальная Реальность позволяет нам наглядно представить Карту, как некоторое "игровое поле", а Атлас - как трехмерный ландшафт. Тогда Путь будет именно путем: в зависимости от того, насколько часто им пользуются, он может выглядеть тропой, проселочной дорогой, шоссе, железнодорожной магистралью с фирменными вагонами и симпатичными проводницами.

- 7 -

В заключение коснемся некоторых (преимущественно, тривиальных) последствий создания метабиблиотеки Гутенберга. Прежде всего, в хранилищах страны окажется значительное количество никому не нужных бумажных книг и иных печатных документов. Само собой разумеется, эти "единицы хранения" должны быть проданы населению (по возможности) или переработаны в упаковочный материал. Освободившиеся площади "малые" библиотеки утилизируют под терминальные залы; фундаментальные библиотеки и архивы используют их для оптимизации хранения уникальных изданий13 и работы с ними.

Исчезнет система "повторного счета" информации, когда одни и те же сведения тиражируются в сотнях тысячах экземпляров, повторяются в десятках книг и периодических изданий, лежат на множестве сайтов - и никогда никем не используются. Это приведет не только к заметной ресурсной экономии, но и к некоторой оптимизации работы административных и производственных структур.

Наконец, создание единой метрической информационной сети позволит перейти от обычной (индустриальной) к электронной демократии, при которой голосование происходит в реальном времени, но в виртуальном пространстве. Сам по себе такой шаг не столь важен, но опосредовано он приводит к заметному увеличению связности общества и повышает качество управления.

Сноски

1. Современный самолет проектируется дольше, нежели самолет шестидесятых годов. Обычно, ссылаются на "резко возросшую сложность", но совсем непонятно, с чего бы ей "резко расти", если характеристики самолетов с того времени изменились достаточно слабо, а вот выбор конструкционных материалов и оборудования заметно возрос. Далее, к услугам разработчиков компьютеры, Интернет, системы автоматического проектирования, электронное моделирование… [Назад]

2. Первоначально интернет был разработан для обеспечения связи в условиях ядерной войны. Хотя появившаяся после "мировая паутина" уже не отвечает тем критериям надежности. [Назад]

3. В данном случае "запрещение" может иметь характер настоятельной рекомендации или быть спровоцировано экономически. [Назад]

4. Согласно законодательству СССР, при издании любой печатной продукции тиражом свыше ста штук, издательство направляло в фундаментальные библиотеки страны бесплатные "обязательные экземпляры" книг, журналов, газет, брошюр. В постсоветское время этот закон не всегда соблюдался. [Назад]

5. Это, разумеется, не означает гибель книги, как формы культуры. Книга остается вещью и как таковая может быть продана, подарена, прочитана, поставлена на полку. Другой вопрос, что если вам нужна не целостность объекта "книга", но лишь информация, содержащаяся в тексте, вы должны иметь возможность получить ее в электронной форме. [Назад]

6. Великий Петр преобразовывал текущую Реальность в абсолютное будущее в значительно более широких масштабах, нежели предлагается в этой статье. [Назад]

7. С семидесятых годов XIX столетия Генеральный Штаб считается необходимым механизмом управления войной. Наличие штабного планирования позволяло внести знак порядка в хаос войны, предсказывать и исчислять победы, придавать усилиям армии и государства приемлемую эффективность. Само собой разумеется, что вслед за Пруссией Бисмарка и фон Мольтке все Великие державы "завели" у себя генеральные штабы "немецкого образца". Вызывает удивление, что повседневная мирная созидательная деятельность нации (вообще говоря, более сложная, нежели ведение боевых действий) считается осуществимой без адекватной ее задачам штабной информационной структуры. Следует подчеркнуть, что органы исполнительной власти представляют собой командное, но никак не штабное звено управления. [Назад]

8. При создании глобальной сети железных дорог инженеры вели долгую и безнадежную борьбу за расширение колеи, указывая на огромные грядущие выгоды от увеличения пропускной способности магистралей. Победила, однако, идея сэкономить: колея была унифицирована с первыми рельсовыми путями, смонтированными в горнопроходческих забоях. С тех пор реальная эффективность железных дорог процентов на 30 - 50 меньше возможной. Желающие могут на досуге подсчитать, во что обошлась "экономия". [Назад]

9. В действительности, этот труд даже неплохо оплачивается. [Назад]

10. Мы далеки от мысли, что наше предложение является единственной возможным вариантом построения Гутенберговской сети. Более того, мы рекомендуем рассматривать дальнейшее как "эскиз", "набросок" построения такой сети. [Назад]

11. Подчеркнем, что наша структура содержит в себе существующую сеть, причем позволяет пользователю игнорировать выстроенную нами систему, если пользователь предпочитает работать непосредственно с "первозданным информационным хаосом". [Назад]

12. Расстояние в пространстве Карт может быть определено, как длина кратчайшего Пути между ними.

13. Под "уникальными" понимаются документы, которые не могут быть переведены в электронную форму без потери своей реальной "рыночной" стоимости: рукописи, карты (и не только древние), книги с автографами и пометками великих людей, редкие и раритетные издания и т.п. [Назад]

[наверх]


© 2002 Р.А. Исмаилов

Rambler's Top100 Service Наш Питер. Рейтинг сайтов.