На главную страницу

К рубрикатору «Эссе и статьи Переслегина»

Сменить цвет

Выход (FAQ и настройки цвета)


 С.Б. Переслегин

Инновационный анализ литературы.

Вопрос об успешной экспансии американской фантастики носит теоретический характер. Для ответа достаточно простой дедукции.

Фантастика определяется, как создание искаженной реальности, связанной с нашим миром общими структурными факторами (проблемами). Фантастика может изучать общество в его динамике, поскольку будущее может быть представлено, как измененное (искаженное, абстрагированное) настоящее. Соответственно, фантастическая литература дополняет реалистическую, которая имеет дело с социумом в статике, а личностью - в динамике.

Понятно, что интерес к фантастике коррелирует с интересом общества к своему будущему, который, как правило, пропорционален историческому оптимизму.

Европейская культура, ориентированная на время, производную, изменение, процесс, адекватна фантастике, как направлению литературы. Можно показать, что расцвет еврокультуры в ХIХ веке породил фантастическую литературу. "Прорыв 60ых годов" (выход в космос) привел к расцвету фантастики. Симптоматично, что "Великий мастер" Р. Хайнлайн посмертно награжден медалью НАСА за вклад в осуществление американской космической программы. (Информация "Локуса".)

В полном соответствии с "табелью о рангах" в космических исследованиях впереди оказались фантасты США и СССР. Однако, соревнование изначально было проиграно советскими писателями, поскольку самосознание народа в США было выше, что обусловливало больший реальный исторический оптимизм.

В довершение всего:

1. была принята конвенция по авторскому праву, вследствие чего советская фантастика оказалась исключенной из общего контекста развития;

2."идеологическая борьба с фантастикой" привела в 70е годы к резкому сокращению количества изданий и, по сути, распаду Главной Последовательности;

3. все это привело к отсутствию "конкурентной пирамиды" - социального слоя писателей-фантастов.

Оставшись без конкурентов, американская фантастика, как ни странно, развивалась поступательно. В настоящее время она носит сугубо индустриальный характер (фабричное производство против ювелирного: пять лучших фильмов, которые мне приходилось видеть, сняты в СССР, но пятьдесят лучших фильмов - голливудские). Следует отметить, что, подобно тому, как фантастика 60х эксплуатировала космические исследования, современная американская фантастика представляет собой отражение "компьютерного прорыва".

Для сегодняшней ситуации характерен кризис фантастики вообще (обусловленный очевидным отступлением европейской цивилизации). Этот кризис проявляется, в частности, как отказ от сайенс-фикшн в пользу фэнтэзи.

Подобно тому, как не смогли "расплатиться по векселям" младшие научные сотрудники советской фантастики 60х <цитировался Р. Арбитман>, оказались несостоятельными должниками Арнольд и Грегор, Пиркс и Тарантога, Линкольн Пауэлл и Язон Дин-Альт. Роберт Хайнлайн повторил судьбу Редьяра Киплинга, писателя и поэта, оказавшего огромное влияние на его творчество, а Американская империя идет по стопам Британской и Советской империй.

Выводы, очевидно, грустные...

В России ситуация дополнительно отягощается кризисом социума, распадом общественного сознания, гибелью коммунистически ориентированной культуры.

 

Бестселлер - это не лучшее, не самое остросюжетное, не самое умное, не... (хотя, оно может быть и тем, и другим, и третьим) произведение. Бестселлер - не явление литературы, а явление общественного сознания: информационное дополнение основной массе народа, книга, "поймавшая грань" между элитой и толпой.

При распаде социума эгрегор типа "бестселлер" вообще не может возникнуть. (Хотя, если такое чудо произойдет, оно, несомненно, реструктурирует общество.)

Как создать бестселлер? Негативное требование: не может быть и речи о попытках "писать под запад", а это значит, что отпадает "космическая опера" и классическая фэнтэзи вообще. Остается альтернатива: либо жесткая реалистическая сказка, либо - традиционная сайенс фикшн, обогащенная новыми формами. В обоих случаях от автора требуется

- своя собственная позитивная модель мира;

- измененный язык (компьютерный триллер, психоделический триллер), структурирование текста - использование достижений постмодернизма и фэнтэзи в рамках позитивистской сциентической ориентации;

- информационная насыщенность;

- последействие;

- учебный характер (как в фильме "Манхеттен будет мой": наш журнал не требует от вас похудеть на 5 килограмм за 3 дня - мы принимаем и любим вас такими, какие вы есть); учебник, повествующий как преодолеть комплексы, как добиться успеха, как измениться будет пользоваться успехом (если при этом не будет выглядеть учебником);

- сериальность (сериалы удачно сочетают традиционность с динамичностью, иными словами - белосенсорность с белоинтуитивностью; они высокоинформативны, так как в рамках сериала повышаются возможности показать мир с различных ракурсов; наконец, они более выгодны коммерчески, подобно тому, как несколько однотипных лайнеров всегда рентабельнее лайнера -одиночки);

- юнионизм, борьба с социальным комплексом неполноценности (как раньше фантастика боролась с комплексом превосходства).

Ближе всего отвечают перечисленным требованиям "Град обреченный" А. и Б. Стругацких, "Дерни за веревочку" В. Рыбакова, "Оборотень" Н. Ютанова, если рассматривать его, как единый сборник, "Империя" С. Иванова.

Практически, перечисленные требования, если предъявлять их не к одному произведению, а к фантастике в целом, сводятся к индустриализации этого направления литературы.

При этом следует учесть, что фабричное производство - это прежде всего высококачественное производство, и, значит, следует опасаться "паразитной индустриализации", свойственной даже не "МГ", а сериалам К. Булычева и В. Крапивина. Иными словами, уровень произведений в рамках цикла не должен резко убывать от первой книги к последующим...

Концепция "промышленного производства бестселлеров" подразумевает также переход к "соционической подсистеме", когда книга создается коллективом авторов, работающих под руководством единого "главного конструктора", в роли которого может выступать издатель.

 

Инновационный анализ бестселлеров может быть проведен по следующим характеристикам:

- ТРИЗовский класс;

- ширина семантического спектра (по В. Налимову), которую можно приближенно определить через количество возможных толкований текста;

- динамика текста, пропорциональная числу структурных факторов - проблем, разрешаемых в произведении (определяется через число событий на единицу текста);

- удельная информационная насыщенность - ТРИЗовская новизна, отнесенная к объему текста;

- странность - мера абстрактности, понимаемая, как длина минимального пути из данного мира по отражениям к Земле, вычисляется через критерий РВС курса РТВ;

- отношение элементов фэнтэзи к сайнс фикшин (иными словами, экзистенциализма к позитивизму) в данном произведении;

- связность - доля текста, формально включающая в себя автомодальное преобразование основного структурного противоречия произведения;

- реалистичность - объем информации о построенной автором Реальности, отнесенный к минимальному объему, необходимому для идентификации Отражения;

- удельная белая этика;

- удельная черная интуиция;

- фрактальная аспектность.

Опыт инновационного рассмотрения сериалов "Foundation", "Amber", "ХХII век" показывает, что со временем растет реалистичность, удельная белая этика, ширина семантического спектра, отношение фэнтэзи к сайнс фикшн. Напротив, сложность, динамика, связность, удельная черная интуиция оказались убывающими функциями времени. Странность и фрактальная аспектность в рассмотренных сериалах от времени не зависела.

[наверх]


© 2000 Р.А. Исмаилов

Rambler's Top100 Service Наш Питер. Рейтинг сайтов.