На главную страницу

К рубрикатору «Эссе и статьи Переслегина»

Сменить цвет

Выход (FAQ и настройки цвета)


С. Б. Переслегин

Взаимодействие структур: опыт качественного анализа.

I. Введение.

При изучении современной научной картины мира бросается в глаза сходство в описании явлений существенно различной природы. Так, наблюдается параллелеризм между теорией твердого тела и квантовой теорией поля, закон всемирного тяготения имеет ту же форму, что и закон Кулона, совпадают оболочечные модели атома и атомного ядра.

Ещё более неожиданными представляются междисциплинарные подобия. Система связанных маятников, динамика численности изолированной популяции и простейшая модель экономики классического капитализма описываются одинаковыми соотношениями. Подмечено соответствие эволюции палеозоя и характера изменения распространенных английских фамилий [4 с. 82-86] По крайней мере три науки используют в своих построениях стандартную модель цепной реакции.

Эти примеры нетрудно продолжить. [3, 286]

По-видимому, первым относительную бедность организационных форм материи, их повторяемость обнаружил А. А. Богданов. Стремление разобраться в причинах повторяемости, установить происхождение меж- и внутридисциплинарных изоморфизмов привело Л. фон Берталанфи к созданию общей теории систем, цель которой, как указывает автор — «не более или менее неопределенные аналогии, а установление принципов, пригодных для объяснения явлений, не учитываемых обычной традиционной наукой». [6, c. 47.]

Развитие теории систем в пятидесятые — шестидесятые годы поставило на повестку дня вопрос «не вытесняет ли этот подход материалистическую диалектику, не является ли он подменой диалектики?» Длительные дискуссии на эту тему не всегда способствовали выяснению истины.

По мнению автора данной статьи, системный подход и марксистско-ленинское мировоззрение неразрывно связаны и в своем развитии взаимно обогащают друг друга; искусственное их разделение, существующее до сих пор, неоправдано.

Синтез классических марксистских представлений и общей теории систем порождает новый подход к исследованию окружающего мира. Этот подход, который может быть назван структуродинамическим, характеризуется:

Фундаментальными положениями структуродинамики являются классические законы диалектики, которые, как было показано автором, особенно просто записываются в терминах общей теории систем. [19]

Определим понятия системы и структуры системы.

Совокупность элементов1 является системой, если она имеет положительную энергию связи или если в динамике составляющих её объектов существуют корреляции2.

Любое противоречие внутри системы или между системой и окружающей средой будем называть структурным фактором. Совокупность всех структурных факторов, порожденных отношениями внутри системы, является её in-структурой, остальные факторы образуют out-структуру. In- и out-структуры вместе составляют структуру системы.

Поскольку количество противоречий в любой системе бесконечно, данное определение подразумевает выбор определенного уровня исследования, фиксируя который мы абстагируемся от большинства структурных факторов, сосредотачивая своё внимание на немногих.

Концепция уровней исследования позволяет корректно ввести важные понятия изо- и гомоморфизма: системы называются изоморфными на определенных уровнях исследования, если совпадают их структуры, и гомоморфными — если одна структура образует подмножество другой.

Построим систему классификации структурных факторов.

Прежде всего, они могут быть подразделены на стационарные, существование которых обусловлено самим определением данной системы, способом вычленения её из окружающего мира, и динамические — изменяющиеся в ходе эволюции. Далее, структурные факторы, образованные противоречиями между совокупностями элемнтов системы, назовем конкретными, остальные — абстрактными. (Например, противоречие между финансовой и промышленной буржуазией образует конкретный, а противоречие между производительными силами и производственными отношениями — абстрактный структурный фактор.)

Пусть система S разбита на две подсистемы S1 и S2 противоречие между которыми порождает структурный фактор А, а S1 — в свою очередь — на подсистемы S'1 и S'2, противоречие между которыми порождает структурный фактор В. Тогда фактор А называется внешним по отношению к В. (Разделение общества на буржуазию и пролетариат есть внешнее по отношению к разделению буржуазии на финансовую и промышленную.)

В предложенной системе определений законы диалектики записываются следующим образом:

Автором было показано, что третий закон диалектики следует из двух первых.

Из системы законов диалектики могут быть выведены закон всеобщей связи явлений, закон взаимного превращения противоположностей, а также принцип изоморфизма.

2. Принцип Ле-Шателье — Брауна.

Применим законы диалектики к описанию процесса взаимодействия структур.

Заметим прежде всего, что динамика системы, находящейся вблизи равновесного состояния, должна подчиняться обобщенному принципу Ле-Шателье — Брауна: система препятствует любому изменению своего состояния, вызванному как внешним воздействием, так и внутренними процессами, или, иными словами, — любое изменение состояния системы, вызванное как внешними, так и внутренними причинами, порождает в системе процессы, направленные на то, чтобы уменьшить это изменение.

Для доказательства данного утверждения достаточно заметить, что структура системы, не подчиняющейся принципу Ле-Шателье, будет принципиально неустойчивой, действительно, по первому закону диалектики любой структурный фактор вызывает эволюцию системы, направленную на его ликвидацию, то есть, на изменение структуры. Таким образом, стабильность структуры, постулируемая вторым законом, может быть обеспечена лишь компенсационными процессами Ле-Шателье.

(Строго говоря, данный фундаментальный принцип следует и из принятого нами определения системы, как совокупности объектов, имеющей положительную энергию связи. «Свойство устойчивости /стабильности/ — это общее свойство всяких систем», — подчеркивает А. Раппопорт. [6, с. 102])

Затянувшийся спор об уровне общности принципа Ле-Шателье представляется автору данной статьи беспредметным. Будучи следствием законов диалектики, этот постулат имеет общефилософское значение. Он априори применим ко всем системам, имеющим на данном уровне исследования in-структуру и находящимся вблизи состояния равновесия4.

Докажем, что динамика таких систем с некоторой точностью всегда описывается уравнением гармонических колебаний.

Пусть сиcтема выведена из состояния равновесия. Возникают компенсационные силы, направленные по принципу Ле-Шателье к этому состоянию и сравнимые по порядку величины c воздействием, вызвавшим отклонение. Если оно много меньше предельной интенсивности сил Ле-Шателье, определяемой энергией связи системы, мы вправе использовать разложение в ряд Тейлора и ограничиться первым его членом. Следовательно, в первом приближении возвращающая сила пропорциональна величине отклонения, что является характеристическим признаком гармонических колебаний.

(Гармоническими являются, например, все малые колебания физических систем, независимо от их природы, колебания численности популяций, колебания уровня производства и потребления. Колебательные процессы /реакция Белоусова/ известны в химии [3, c. 284])

Интересно проанализировать, исходя из принципа Ле-Шателье, процесс перехода к новой структуре. Понятно, что качественный скачок является значительным, строго говоря — бесконечным, изменением состояния и, значит, должен вызывать сравнимое по величине противодействие. Поскольку качественные изменения всё-таки происходят, приходится заключить, что по мере приближения качественного скачка устойчивость системы уменьшается, то есть, увеличивается время жизни флуктуации — отклонений от состояния равновесия. Постепенно оно оказывается сравнимым со временем нахождения системы в основном состоянии возникают как бы новые точки равновесия, в какой-то момент ассиметрия системы, вызванная существованием выделенного основного состояния пропадает и, соответственно, исчезают силы Ле-Шателье. Затем происходит смена структуры и начинает формироваться новое состояние равновесия. Как и всякий процесс изменения симметрии, описанный переход носит скачкообразный характер.

Таким образом, решающую роль в изменении структуры системы играют флуктуации. Этот вывод находится в полном соответствии с результатами, полученными И. Пригожиным:

«За пределами линейной области устойчивость уже не является следствием общих законов физики. Необходимо специально изучать, каким образом стационарные состояния реагируют на различные типы флуктуации, создаваемых системой или окружающей средой. В некоторых случаях анализ приводит к выводу, что состояние неустойчиво. В таких системах определенные флуктуации вместо того, чтобы затухать, усиливаются и завладевают всей системой, вынуждая её эволюционировать к новому режиму, который может быть качественно отличным от стационарных состояний…» [11, c. 194-195], см. также [10, с. 152].

3. Индукционные явления.

Итак, принцип Ле-Шателье, постулирующий возникновение отрицательных обратных связей при взаимодействии «система — окружающая среда», объясняет устойчивость динамических структур. Однако, диалектический характер развития подразумевает, что гомеостаз не является абсолютным, то есть, что наряду с устойчивостью существует также изменчивость, наряду с отрицательными — положительные обратные связи. Как указывает Н. Н. Моисеев:

«… понимание того, что развитие, эволюция организационных структур любой физической природы определяется противоречивыми тенденциями, прежде всего двумя основными типами обратной связи /…/ является, безусловно, одной из важнейших характеристик мирового процесса самоорганизации.» [9, с. 14]

Диалектика двух форм обратной связи впервые была рассмотрена основоположником теории организации А. А. Богдановым, работы которого, к сожалению, не получили развития. В последующие десятилетия подробно изучались лишь процессы установления гомеостаза5, в то время как механизм образования цепочек положительной обратной связи между взаимодействующими системами оказался, практически, вне зоны внимания науки. Между тем, исследование этого механизма дает возможность сформулировать утверждение, носящее столь же фундаментальный характер, как и принцип Ле-Шателье.

Мы будем говорить, что система S1 имеет большую структурность, нежели система S2, если они рассматриваются на одном уровне исследования и выполняется хотя бы одно из следующего набора требований:

Разумеется, в процессе развития уровень структурности системы может меняться. Так, вблизи точки фазового перехода резко падает удельная энергия связи.

Разумеется, в процессе развития уровень структурности системы может меняться. Так, вблизи точки фазового перехода резко падает удельная энергия связи.

Рассмотрим процесс взаимодействия систем с разной структурностью. Отметим прежде всего, что само по себе наличие взаимодействия означает, что какие-то структурные факторы вызывают совместное развитие систем. Пусть более структурная система не исчерпала возможностей развития в рамках данной структуры. Тогда качественный скачок не может быть осуществлен и за счет взаимодействия.

Действительно, какое бы требование определения не выполнялось, фазовый переход будет запрещен вторым законом диалектики. Мы предположили, что структура S1 устойчива, следовательно, за счет внутренних процессов она измениться не может. Но структурные факторы, возникающие при взаимодействии S1 с гомоморфной ей системой S2 эквивалентны тем, которые порождаются взаимодействием S1 со своей собственной подсистемой, изоморфной S2. Аналогичным образом обстоит дело, если все структурные факторы S1 внешние по отношению к соответствующим факторам S2: в этом случае S1 можно разбить на подсистемы, одна из которых изоморфна S2.

Если несравнимы энергии связи систем, при анализе следует воспользоваться принципом Ле-Шателье. Интенсивность воздействия S2 на S1 определяется энергией связи второй системы, в то время как предельная величина компенсационных сил, возникающих в S1, лимитируется ее собственной энергией связи, значительно большей. Таким образом, гомеостатические эффекты в S1 будут преобладать.

Итак, структура более структурной сиcтемы сохраняется в процессе взаимодействия, Между тем, out-факторы, вызвавшие совместное развитие, по первому закону диалектики порождают движение, направленное на разрешение противоречия. Но при неизменности S1 она может быть решено лишь если вторая система полностью уподобится первой. В этом случае объединенная система S1+S2 изоморфна S1, обе системы эволюционируют совместно и одинаково под действием исходных противоречий системы, дополнительные структурные факторы, описывающие взаимодействие, исчезли. (См. схему 1)

Мы с необходимостью приходим к выводу, что при взаимодействии систем с разной структурностью менее структурная система приобретает структуру более структурной.

(Может показаться, что возможен ещё один исход — ослабление связей между системами и последующая их изоляция. Однако, если наши рассуждения замкнуты, и обе системы взаимодействуют на том уровне исследования, на котором рассматриваются их структуры, то фактор, вызывающий взаимодействие, должен быть таким же устойчивым, как и факторы, образующие in-структуры.)

Теперь мы имеем возможность дать общую формулировку закона, обеспечивающего возникновение положительных обратных связей в процессе взаимодействия систем /шестого закона диалектики/:

Более структурная система индуцирует свою структуру в системы, с которыми она взаимодействует.

Назовем данное утверждение, образующее диалектическое единство с принципом Ле-Шателье — Брауна, законом индукции структур. Важным его проявлением служит свойство эргодичности динамики подсистем, гомоморфных некоторой объемлющей системе6.

Примеры индукционных явлений широко известны в науке. Так, именно индукцией обусловлены корреляции между солнечными ритмами и процессами в биосфере, а также существование в природе недавно обнаруженного глобального 90 минутного цикла.

Анализируя подобные соответствия, В. М. Сарычев сформулировал общее утверждение: «… ритмические процессы, происходящие в масштабах времени T0÷Т, индуцируют процессы соответствующих ритмов в системе» [12, с. 259], которое можно считать следствием рассматриваемого нами шестого закона диалектики.

В физике четко выраженным примером индукции служат фазовые переходы. Они возможны лишь при наличии зародышей новой фазы, которые, будучи при данных условиях энергетически более выгодными, начинают развиваться за счет старой, индуцируя в неё свою структуру. Аналогичным образом происходит рост кристаллов, перемагничивание ферромагнетиков, переориентация сегнетоэлектриков. Индуктивными являются также процессы распространения волн.

В термохимии примером действия интересующего нас закона служат автокаталитические реакции вида А + 2Х -> 3Х. В таких реакциях, как указывает И. Пригожин, «…нам необходимо иметь X, чтобы произвести ещё X» [11, с. 187]

И. Пригожину удалось разрешить кажущееся противоречие между законом индукции, действие которого, обычно, приводит к усложнению структуры системы, и вторым началом термодинамики, постулирующие деградацию структуры и переход системы к равновесному стационарному состоянию. «Разрушение структур, — подчеркивает он, — наблюдается, вообще говоря, в непосредственной близости к термодинамическому равновесию. Напротив, рождение структур может наблюдаться /при определенных нелинейных кинетических закономерностях/ за пределами устойчивости т.д. ветви» [10, с. 258-259]. Причем: «устойчивости стационарных состояний могут угрожать только стадии, содержащие автокаталитические петли, т.е. такие стадии, в которых продукт реакции участвует в синтезе самого себя.» [12, с. 200]

Иными словами, усложнение организации происходит исключительно путем индукции структур. (Напомню, что, определив структурный фактор, как динамическое противоречие, мы тем самым постулировали, что структурные системы термодинамичеаки неравновесны даже в основном состоянии.)7

И. Пригожину принадлежат многочисленные примеры индукции структур в биологии. Так, синтез АТФ представляет собой типичную автокаталитическую реакцию: «…молекула адепозинтрифосфата, необходимая для метаболизма живых систем, является конечным продуктом последовательности реакций в гликолитическом цикле, в самом начале которой находится молекула АТФ. Чтобы получить АТФ, нам необходима АТФ!» Аналогично, «чтобы получить клетку, необходима клетка.» [10, c. 110]

Красивым и неожиданным проявлением индукционных явлений оказываются процессы самоорганизации в популяциях насекомых.

Личинки жука Dendroctonus micans первоначально случайно распределенные между двумя горизонтальными стеклами, перемещаются в направлении, задаваемом градиентом концентрации феромона, интенсивность испускания которого пропорциональна степени насыщения. Опыт показывает, что если начальная ситуация неоднородна, в системе происходит индукция. (Термин принадлежит И. Пригожину [11, с. 242].)

Закончим на этом перечисление тривиальных примеров индукции структур. Заметим в заключение, что с позиции нового закона диалектики может быть легко объяснена наблюдающаяся повторяемость организационных форм материи, распространенность в природе явления изоморфизма между различными системами.

Структуродинамика рассматривает изоморфизмы исключительно как порождение процесса индукции8. Альтернативной точкой зрения может быть только признание данного явления случайным. («Сходно — не значит по причине родства или одинаковых условий существования или по причине того и другого», — утверждает, например, Ю. А. Урманцев. [15, с. 90]) Подобный подход, противоречащий фундаментальному принципу детерминизма, представляется автору данной работы, неоправданным.

СXЕМА I.

К выводу закона индукции структур.

Даны системы S1 и S2 со структурами I1 и I2. Структурный фактор I вызывает взаимодействие. По первому закону диалектики для объемлющей системы S1 + S2 фактор I обусловлен структурами I1 и I2.

Начинается движение, направленное на разрешение противоречия и ликвидацию I.

Но, так как I порождается I1 и I2 структура систем S1 и S2 должна измениться.

Однако, силы Ле-Шателье обеспечивают стабильность S1. Следовательно, меняется структура S2.

В конечном состоянии системы должны взаимодействовать, то есть, развиваться совместно. Структура системы S1 и, следовательно, её динамика, не меняется,: фактор I исчезает. Тогда по первому закону диалектики структура объемлющей системы S1 + S2 должна совпадать с I1. Это возможно, лишь если S2 оказывается гомоморфной подсистемой S1.

Динамики систем совпадают, поскольку эквивалентны структуры. Структура S1 сохранилась, фактор I исчез.

Приложение: пример использования закона индукции структур в исследовании социальных процессов.

Особенности общественного строя средневековой Скандинавии по мнению Г. С. Лебедева, автора монографии «Эпоха викингов в Северной Европе», «смущают умы исследователей».

«Такому авторитетному ученому, как А. Я. Гуревич, феодальное общество — со свободным крестьянством, народным ополчением, вечевыми сходками — тингами — кажется то особым специфически северным вариантом феодализма, то „дофеодальным“ обществом. Другого советского медиевиста С. Д. Ковалевского анализ скандинавских источников приводит к парадоксальному выводу: „…общественные отношения в Швеции к середине ХIY века находились примерно на той же стадии, как во Франкском государстве до времени карла Великого…“, — а пятьдесят лет спустя Швеция приходит к позднесредневековой сословной монархии, словно одним прыжком преодолев полутысячелетнее отставание!» [8, с. 28]

Прежде всего отметим, что общественно-экономический строй с преобладанием свободного крестьянства не может быть назван феодальным. (Обсуждение различных определений термина «феодализм» не входит в задачу данной работы. О месте свободного и зависимого крестьянства в феодальном обществе смотри, например, источники) Соответственно, мы должны признать, что экономический базис раннесредневековых скандинавских «государств» был дофеодальным, то есть, эти государства принадлежали к первобытно-общинной /первичной/ общественно-экономической формации. Между тем, политическая надстройка скандинавских государственных образований имела частично феодализированный характер, характер вассалитета. «… по крайней мере в XI веке командные посты в структуре ледунга ополчения сохраняла за собой на всех уровнях феодальная иерархия /…/ с начала IX до середины XI века между народным ополчением, ледунгом, постепенно приобретавшим все более государственно-организованный характер, и королевской дружиной, развившейся в военно-феодальную иерархию, оставалась своего рода социальная ниша, исчезнувшая лишь по мере завершения обоих указанных процессов. Заполнялась она деятельностью относительно свободных /…/ дружин викингов.» [8, с. 57-58]

Формирование государственной структуры скандинавских стран проходило в непрерывном взаимодействии с феодальными государствами Западной Европы, в соответствии с шестым законом диалектики более высокая феодальная структура должна была индуцироваться в Скандинавию. В тех случаях, когда взаимодействие оказывалось сильным, как, например, в Нормандии, процесс феодализации проходил очень быстро. Однако, взаимодействие викинговой «метрополии» с Европой было хотя и непрерывным, но достаточно слабым, вследствие чего мы имеем возможность проследить действие закона индукции структур поэтапно.

На первом этапе новая «феодальная» структура возникает лишь в политической организации общества. Способ производства и структурные факторы, приводящие к его развитию, остаются неизменными. Возникает несоответствие экономического базиса и социально-политической надстройки, и в обществе нарастает напряженность. В отсутствие внешней индукции это противоречие решается путем изменения надстройки — системы менее структурной. Однако, в рассматриваемом случае такой исход невозможен. Но невозможно и быстрое изменение базиса, ввиду устойчивости соответствующих структурных факторов. Рост напряженности приводит к увеличению «давления» внутри общества — некоторые люди не могут найти себе место ни в рамках «феодальной», ни в рамках первичной структуры. Временным решением оказывается внешняя экспансия — походы викингов.

Отметим этот важный вывод: если противоречие между индуцированной и исходной струкутрой не может быть быстро разрешено, стабильность системы обеспечивается внешней экспансией. Подтверждением тому может служить вся история взаимодействия «цивилизованных» государств с «варварской» переферией.

Обратим внимание на то, что закон индукции структур действовал и на дружины викингов. Чем сильнее было взаимодействие этих дружин и государств Европы, чем большего военного успеха достигали викинги, тем интенсивнее шел процесс феодализации. (Нормандия, государства конугов-викингов.)

Между тем, структурные факторы, управляющие развитием базиса, продолжали действовать. Усиливается расслоение. Все большее число общинников вступает либо «в викинг», либо в дружины конугов. И в том, и в другом случае они оказываются в рамках индуцированной феодальной структуры, которая, следовательно, начинает укрепляться за счет ослабления первичной. Происходит постепенное укрупнение объединений, по своей структуре уже близких к классическим феодальным государствам. Иными словами, при наличии индуцированной феодальной структуры процесс формирования государства идет по феодальному пути. «В Скандинавии родовая организация оказалась в состоянии приспособиться к государству /…/ органы родового строя постепенно отрываются от своих корней в народе, в роде, во фратрии, в племени, а весь родовой строй превращается в свою противоположность: из организации племен для свободного регулирования своих собственных дел он превращается в организацию для грабежа и угнетения соседей, а соответственно этому его органы из орудий народной воли превращаются в самостоятельные органы господства и угнетения, направленные против собственного народа.» [I, с. 150, 164-165] Ещё раз подчеркнем, что именно благодаря индукции формирование государства шло по феодальному пути.

Г. С. Лебедев отмечает, подтверждая роль явления индукции: «К концу эпохи викингов королевская власть, опираясь на систему военного вассалитета, контролирует территориальную организацию бондов общинников-землевладельцев с её вооруженной силой, выступая, как стоящее над этой организацией феодальное государство.» [8, с. 99]

На следующем этапе процесс развития феодальных отношений ускоряется. Харальд Прекрасноволосый /860-940гг./ поклялся подчинить страну «с данями, поборами и правлением». Растут королевские земельные владения. В висах Сигвата Тордарссона /до 1038 г./ встречается термин «лен» и кённиг конута «Lanar — drottinn» — пожалователь лена. В сагах указывается: «Ярлы получали /.../ эти земли, как лен и никогда — как собственность.» [8, с. 67-68] Иными словами, теперь и землевладение приобретает структуру вассалитета, характерную для феодализма.

Процесс индукции заканчивался. «Конуги добиваются единовластного контроля над территорией своих стран; подчиняют и в значительной мере перестраивают административную структуру; обеспечивают регулярное поступление налогов, платежей и повинностей, выступающих в виде начальной формы феодальной эксплуатации; создают иерархически организованную военную силу и обеспечивают её частью изымаемого у бондов общественного продукта. Сложившаяся /.../ общественная система представляет собой особый, отмеченный ещё К. Марксом, вариант феодального строя.» [8, с. 70-71].

На последнем этапе самоиндукция приводит все структурные факторы, существующие в системе, под общий феодальный знаменатель. Прежде всего уничтожаются или ставятся под контроль центральной власти дружины викингов, общинное ополчение и самоуправление. Самыми жестокими методами насаждается христианская религия, к концу XI века процесс феодализации можно считать законченным — индукция прошла до конца, и Скандинавские государства вступили в число европейских стран.

Разумеется, создание классового государства в Скандинавии произошло бы и безо всякой индукции — в силу внутренних причин. Закон индукции структур лишь объясняет, почему этот процесс пошел так, а не иначе — по феодальному, а, например, не по рабовладельческому пути, который для скандинавских стран с их преобладанием свободного крестьянства кажется значительно более естественным.

Предложенный анализ верен лишь постольку, поскольку автору удалось верно интерпретировать крайне незначительное число изученных им работ по медиевистике. Целью приведенных здесь построений было не решение тех или иных проблем Скандинавской истории, но иллюстрация возможностей практического использования законов динамики структурных систем.

ЛИТЕРАТУРА

  1. К. Маркс, Ф. Энгельс. ПСС. Т. 21. М.; 1961.
  2. В мире науки, 1986. №7.
  3. Гражданников Е. Д. Метод систематизации философских категорий. Новосибирск. 1985. анализ
  4. О. С. Зенькина. Системно-структурный подход основных законов и категорий диалектики. Автореферат. Л.; 1972.
  5. Исследования по общей теории систем. М.; 1969.
  6. История древнего мира. Т.3. М.; 1984.
  7. История крестьянства в Европе. Т. I. М.; 1985.
  8. Г. С. Лебедев. Эпоха викингов в Северной Европе. Л.; 1985.
  9. Н. Н. Моисеев, В. В. Александров, А. М. Тарко. Человек и биосфера. М.; 1985.
  10. Н. Н. Моисеев. Человек, среда, общество. М.; 1982.
  11. И. Пригожин. От существующего к возникающему. М.;
  12. И. Пригожин, И. Стенгерс. Порядок их хаоса. М.; 1986.
  13. В. И. Свидерский. О диалектике элементов и структуры в объективном мире и в познании. М.; 1962.
  14. Системные исследования. Выпуск 13. М.; 1981.
  15. А. И. Уемов. Системный подход и общая теория систем. М.; 1978.
  16. Ю. А. Урманцев. Симметрия природы и природа симметрии. М.; 1974.
  17. В. А. Федорович. Неисчерпаемость материи и категория структуры. Ученые записки МГПИ им. в. И. Ленина, 1970, №409.
  18. А. Л. Чижевский. Земное эзо солнечных бурь. М.; 1973.
  19. С. Б. Переслегин. Структурные формулировки законов диалектики,

Сноски

1. Состояние и динамика совокупности понимается по А. Раппопорту.[5, c. 98] [Назад]

2. Понятия энергии связи и корреляции соответствуют используемым в точных науках.

Альтернативные определения системы рассматриваются в источниках 3-5, 13-16. [Назад]

3. В рамках данного понятийного аппарата можно корректно ввести понятие классов: разбиение на классы - это разбиение, порождающее внешний динамический конкретный структурный фактор системы. Отметим, что если ситема представляет собой общество, предложенное определение согласуется с ленинским. [Назад]

4. Примерами проявления принципа Ле-Шателье — Брауна могут служить правило Ленца и третий закон Ньютона, как будет показано в следующей статье, из данного принципа вытекает также соотношение взаимности Онцагера, играющее важную роль в термодинамике. Примеры действия закона Ле-шателье в общественных отношениях известны настолько широко, что приводить их здесь нет необходимости. [Назад]

5. Этой проблемой занимались, в частности, Н. Винер и Н. Анохин. [Назад]

6. Закон индукции структур указывает, что любая гомоморфная подсистема приобретает структуру объемлющей. Пусть структура подсистемы изменилась при сохранение объемлющей, тогда через какое-то время подсистема вернется в исходное состояние. [Назад]

7. См. также [3. 287] [Назад]

8. Не обязательно — непосредственной, Сходство полевых уставов современных армий объясняется общностью экономики развитых государств, а отнюдь не непосредственным воздействием одного устава на другой. [Назад]

[наверх]


© 2002 Р.А. Исмаилов

Rambler's Top100 Service Наш Питер. Рейтинг сайтов.