На главную страницу

К рубрикатору «Эссе и статьи Переслегина»

Выход (FAQ и настройки цвета)


С.Б. Переслегин

Ирано-Аргентинский конфликт в "свете" динамики индекса Доу-Джонса

Время от времени новостные ленты приносят информацию, которую так и хочется пометить: "От нашего корреспондента в Бедламе". Недавно "Нью-Йорк Таймс" опубликовала статью, согласно которой взрыв в еврейском квартале Буэнос-Айреса 18 июля 1994 году, когда погибло 85 человек, - дело рук правительства Ирана и лично аятоллы Рафсаджани.

Информация, "не слабая" и сама по себе: до сих пор мне казалось, что Южная Америка в сферу жизненно важных интересов Исламской Республики Иран не входит и никогда не входила. Может быть, Рафсаджани, получивший, помнится, европейское образование, и знал, где находится Буэнос-Айрес, но вряд ли даже он слышал, что там есть еврейский квартал. Остальное же исламское духовенство столь далекими материями вообще не интересовалось. Да и к чему Ирану устраивать фейерверки на чужом континенте, имея "под боком":

  • - суннитский Пакистан, отношения с которым складываются очень тяжело;
  • - столь же суннитский Ирак, недавний противник в тяжелой и кровопролитной войне;
  • - Индия и Китай, в которых мусульманская религия преследуется (по мнению Рафсаджани).
  • Есть еще Соединенные Штаты, которые без особого повода сбили в 1988 г. иранский аэробус с паломниками (погибло 290 человек; самолет, находящийся в международном воздушном коридоре, уничтожен ракетой "земля-воздух", выпущенной с крейсера "Винсеннс", командир которого принял пассажирский авиалайнер за истребитель).

    Заметим, что в этом списке нет Израиля, отношения с которым складывались у Ирана в тот период достаточно благоприятно – на почве общей нелюбви к Ираку. Таким образом, попытка "вписать" заявление "Нью-Йорк Таймс" в сколько-нибудь разумный политический контекст заранее обречена на неудачу.

    Продолжим, однако, изучение аргументов американской газеты:

    "Стостраничный документ также подтверждает, что иранские власти подкупили тогдашнего президента Аргентины Карлоса Менема, этнического араба, заплатив ему за молчание $10 миллионов. (…) Средства для взятки аргентинскому президенту были сняты со швейцарского счета который контролировал лично тогдашний президент Ирана Рафсанджани…1

    Не хватает лишь заявления, что деньги эти были доставлены в Буэнос-Айрес в "коробке из-под ксерокса".

    Авторы "стостраничного документа" не понимают даже того, что президент такой демократической страны, как Аргентина, при всем желании не может ни остановить расследование обстоятельств взрыва, ни уничтожить вещественные доказательства, связывающие преступление с Иранским посольством, ни, хотя бы, перекрыть возможные каналы утечки информации. Аргентина – все-таки не Северная Корея! Или, вернее сказать, попробовать-то он может, но обойдется такая попытка много дороже десяти миллионов долларов…

    Авторы не понимают также, что сумма "десять миллионов долларов" в контексте взятки высшему иерарху не самой бедной страны мира заставляет вспомнить анекдот про пьяного мужика, который сказал жене, что он теперь работает разведчиком, и попросил у нее три рубля "на подкуп сената и Президента". (Заметим здесь, что в тоталитарной нефтедобывающей стране нет и не может быть проблемы с наличными долларами, так что снимать их с личного счета Рафсаджани в Швейцарии не было ни малейшей необходимости).

    Публикация в "Нью-Йорк Таймс" не заслуживала бы даже комментария, если бы не официозный характер этой газеты. Следовательно, при определенном политическом "раскладе" обвинения против Ирана могут быть официально выдвинуты Государственным Департаментом США – и именно на основании данной статьи.

    Здесь необходимо учесть, что США давно добиваются включения Исламской Республики Иран в список "террористических режимов". Против этого выступает Россия, очень сдержанно относится к антииранской позиции Буша и Европейский Союз. Таким образом, американцам очень и очень нужны "конкретные доказательства" преступного характера иранского режима.

    Обвинения "Нью-Йорк Таймс" подходят для этой цели идеально: они носят столь вздорный характер, что, по существу, их невозможно опровергнуть. И, значит, США получат необходимый предлог для вторжения в Иран2.

    Очень показательно, что антииранская статья была опубликована сразу после "черной пятницы", когда индекс Доу-Джонса упал ниже 8.000 единиц. По оценкам аналитиков, в этот момент положение дел в американской экономике обрело все черты острого кризиса: при провале Доу-Джонса ниже уровня 7.500 ряд экспертов предсказывал последовательное "отключение" целого ряда отраслей производства. Тогда динамика индекса повторила бы 1929 год, и падение остановилось бы на уровне, близком к 4.000 единиц. Понятно, что для предотвращения такого поворота событий было сделано все. Статья в "Нью-Йорк Таймс" представляла собой "вторую линию обороны": если бы в последующие дни Доу-Джонс продолжал падать, она послужила бы поводом для политического кризиса и подготовки "операции возмездия", а подобные акции всегда "разогревают" экономику и способствуют подъему рынка.

    К счастью, такие сильнодействующие меры, как бомбежки Ирана, не понадобились. Индекс полез вверх, и статья "о подкупе одним Президентом другого Президента" сдана в архив.

    До следующего биржевого кризиса.

    Сноски

    1. См. также utro.ru. [Назад]

    2. Понятно, что этот повод будет использован банальным способом: сначала от Ирана потребует предоставление всей информации о счетах в Швейцарии, попутно обвинив в разработке ядерного оружия. Затем, под предлогом невыполнения этого требования США потребуют через ООН право на введение в страну своих наблюдателей. А дальше уже понятно. [Назад]

    [наверх]


    © 2002 Р.А. Исмаилов

    Rambler's Top100 Service Наш Питер. Рейтинг сайтов.