На главную страницу

К рубрикатору «Эссе и статьи Переслегина»

Сменить цвет

Выход (FAQ и настройки цвета)


С. Б. Переслегин

Возвращение: полночь XXI век

Война в Ираке, начавшаяся вслед за вторжением Соединенных Штатов в Афганистан, поставила вопрос, который еще год назад показался бы парадоксальным: где лучше жить — в США или в России?

Вопрос этот, прежде всего, относится к тем многочисленным гражданам России и СССР, которые за последние десятилетия эмигрировали на Запад. В связи новыми мировыми реалиями они оказались в стране, которая вынуждена будет вести длительные военные действия, в стране, где ситуация становится непредсказуемой. Это означает зыбкость любого социального статуса и высокую вероятность того, что их сравнительное благополучие может развеяться как мираж.

Главными психологическими доминантами американского общества будут теперь страх и растерянность. Ввязавшись в стратегическое противостояние с Миром ислама, Соединенные Штаты лишились основного параметра, характеризующего «качество жизни»: уверенности в том, что окружающий мир, личный «туннель реальности», образующий повседневность, и дальше останется понятен и безопасен для каждого гражданина, что сегодня он будет такой же, как и вчера, а завтра при всех обстоятельствах — абсолютно подобен сегодняшнему.

Где будет нанесен следующий удар террористов? В офисе? В кинотеатре? В супермаркете? Будет пущен отравляющий газ в метро? Или вдруг придет по почте конверт, зараженный спорами болезнетворных бактерий?

Элементарная логика подсказывает, что шансы попасть под «исламский удар» для среднего американца пренебрежимо малы — значительно меньше, чем, например, шансы попасть в дорожно-транспортное происшествие. Однако аварии — дело привычное, а терроризм — опасность новая и непредсказуемая. Она может грянуть в любом месте и в любой момент. Жить при этом становится неуютно. Неизвестность всегда пугает сильнее, чем воплощенное, конкретное бедствие.

Особенно остро это должны чувствовать русские граждане США. Конфликт, в который сейчас втягиваются Соединенные Штаты, будет длительным и тяжелым. Одним Саддамом Хусейном здесь дело не ограничится. Вторгшись сначала в Афганистан, а затем в Ирак, США фактически начали необъявленную войну со всей мусульманской цивилизацией. На этом пути Соединенные Штаты ждут не только победы, но и очень серьезные трудности. Колоссальные ресурсы Исламского мира, превышающие ресурсы единственной сейчас сверхдержавы, устойчивая полуфеодальная экономика, разрушить которую будет непросто, высокая пассионарность ислама, соответствующая, вероятно, пассионарности европейцев времен крестовых походов. Реконфигурация мировой экономики, вызванная глобальным конфликтом, даже если он и будет происходить в вяло текущей, замедленной, «отчужденной» форме, приведет к тому, что Запад, по всей вероятности, будет отрезан от низкотехнологичной периферии Третьего мира и, целые отрасли индустрии Соединенных Штатов могут оказаться парализованными из-за дефицита энергоносителей и сырья (таким образом, американская экономика будет вынуждена перейти к автономной, автаркной модели, при которой необходимое сырье добывается также в США). Находящаяся в динамическом равновесии американская экономика потеряет в этом случае системную связность. Тогда неизбежен катастрофический обвал доллара, уже переставшего быть единственной универсальной валютой, а это повлечет падение уровня жизни: обесценивание американских акций на мировых и внутренних рынках, обесценивание недвижимости и земли, резкое снижение покупательной населения. К такой ситуации США не готовы.

Энергия разрушения будет тем больше, чем выше в экономическом смысле находятся регулирующие структуры хозяйства. Тот, кто падает с первого этажа, может расшибиться достаточно сильно, но ему должно уж очень не повезти, чтобы он при этом убился насмерть. А вот тому, кто падает с седьмого или с десятого этажа должно, напротив, повезти просто необычайно — должно произойти чудо, чтобы он вообще остался жив.

Соединенные Штаты будут падать именно с десятого этажа.

Американцы практически не имеют опыта жизни в военных условиях. Никогда еще враг не наносил сокрушительного удара по объектам внутри американского государства. Войны, в которых ранее участвовали США, разумеется, порождали определенные в трудности в экономике: инфляцию, политическую и социальную напряженность, но они никогда не ставили под сомнение существование самих Соединенных Штатов.

Рядовые американцы просто не представляют себе, в какой кошмарной реальности они могут оказаться довольно скоро. Ведь средний американец — существо достаточно беззаботное, у него практически нет чувства социальной опасности. У стопроцентных американцев, в отличие от европейцев и русских, которые о войне знают не понаслышке, не включен «локатор», ежесекундно прощупывающий будущее, и потому они даже вообразить себе не могут жизни без электричества — а это в случае паралича экономики более чем вероятно — без горячей воды, которая подается круглые сутки, без компьютеров, без электронных средств платежей. Они не способны заготавливать вручную дрова или идти за медицинской помощью пять километров, не способны выращивать на шести сотках картошку и огурцы, кормиться с этого да еще платить налог государству.

У них нет такого исторического опыта, нет инстинкта социального выживания в «ситуации поражения», нет предчувствия надвигающейся катастрофы, заставляющего предпринимать срочные меры.

Зато такой инстинкт отлично развит у россиян.

В качество жизни входит не только уровень материального благополучия: величина доходов, число комнат в доме, ежегодная покупка новой машины. Одной из главных характеристик, фиксирующих ориентиры собственно «качества», является возможность сохранить то, что имеешь. Гарантия материальной стабильности гражданина — фундаментальная, первоочередная задача любого современного государства. Эта задача, как правило, не записана в конституции, но она подразумевается в ней и пронизывает собой всю атмосферу социального договора. Если же государство такую задачу выполнять по каким-то причинам перестает, то оно перестает быть и собственно государством в глазах своих граждан.

Вот эту жизненную гарантию, эту безопасную повседневность, Америка своим гражданам сейчас предоставить не может. А потому бывшие россияне или бывшие граждане СССР, ныне проживающие на Западе, должны сами подумать о перспективах ближайшего будущего. Им уже сейчас требуются какие-то небольшие вложения, застрахованные от превратностей международных коллизий, какой-то личный ресурс, который бы обеспечил дальнейшее их существование в случае неблагоприятного хода событий. И если Соединенные Штаты на государственном уровне об этом пока даже не помышляют, значит это, опять-таки на государственном уровне, необходимо сделать России.

Стратегия России в настоящий момент должна состоять не в том, чтобы вклиниваться между двух громадных миров, сцепившихся, скорее всего, в смертельной схватке, и не в том, чтобы принять чью-то сторону в этом противостоянии, поскольку абсолютной правоты в данном конфликте, вероятно, не существует, а в том, чтобы спасти то, что еще можно спасти, прежде всего — жизнь и имущество граждан, не утративших, к счастью, связь с русской культурой.

Следует прямо сейчас предоставить им реальные льготы по размещению мелких и крупных капиталов в России — с гарантированным возвращением этих капиталов в случае необходимости: льготы по постройке домов, по приобретению недвижимости, собственности вообще, по вложению денег в государственные предприятия, в сферу услуг, финансов, торговли. Никто, разумеется, не говорит о тотальной реэмиграции россиян из Соединенных Штатов, никто, разумеется, не призывает русских американцев немедленно паковать чемоданы и бежать в Россию, однако условия для такого процесса, если необходимость в нем вдруг возникнет, следует создавать заранее и как можно скорее. Вложения в российскую экономику могут стать для наших соотечественников за рубежом неким «страховым полисом» будущего, некой надеждой, неким современным ковчегом, где можно будет укрыться от начинающегося потопа. Обладая такой гарантией, они, с одной стороны, гораздо спокойнее встретят любые перипетии, которые, видимо, предстоят и Европе, и США, а с другой — принесут реальную пользу своей исторической родине. Да и просто по-человечески это тоже понятно. Пусть у западных россиян будет «островок безопасности», куда они смогут вернуться в случае действительной катастрофы.

Когда приближается катаклизм, люди бегут из охваченного стихийными бедствиями района. Когда поднимается ураган и тучи затягивают небосвод, корабли начинают искать тихую гавань. Вот такую гавань и должна сейчас предоставить Россия — всем, кто этого хочет…

[наверх]


© 2002 Р.А. Исмаилов

Rambler's Top100 Service Наш Питер. Рейтинг сайтов.