На главную страницу

К рубрикатору «Эссе и статьи Переслегина»

Сменить цвет

Выход (FAQ и настройки цвета)


С.Б. Переслегин

Куклы для взрослых: предчувствие Тихоокеанской войны.

В полном согласии с законом демографической деградации индустриальной фазы развития, в Японии резко сократилась рождаемость, исторически довольно высокая. В перспективе это приведет страну к тяжелому промышленному кризису, поставив перед тяжелым выбором между поэтапным демонтажем экономики и привлечении в страну значимых количеств китайских иммигрантов. Последнее, вероятно, окажется неприемлемым по религиозным соображениям.

Нехватка кадров, вызванная снижением рождаемости, начнет оказывать значимое воздействие на японскую экономику лишь через поколение. В течение ближайших 20 - 25 лет проблема будет актуальной лишь для "детского сектора", который находится перед реальной перспективой сокращения производства. В этих условиях предприниматели и предприняли попытку побороться за взрослого покупателя.

Проанализируем, к чему это приведет.

 

Взросление человека обычно сопровождается развитием его эмоционально-волевой сферы. Это, в свою очередь, формирует социальные убеждения, картину мира и выстраивает схему взаимодействия сознания с бессознательными психическими процессами. "Упаковывая" свое бессознательное в приемлемую для общества форму, человек социализируется.

Другими словами, взрослея, индивид повторяет историю формирующей его культуры - от глубочайшей древности до индустриальной современности. Само собой, этот процесс идет не очень гладко, и, подобно тому, как в замкнутых горных долинах, находящихся в стороне от торговых путей, на века могут застыть реликтовые формы экономической жизни, где-то в мышлении "застревают" реликтовые формы психической жизни. Обычно, такие "островки" изолированы и не оказывают заметного влияния на поведение человека. Они даже выполняют социально полезную роль, помогая ему поддерживать контакт со своими детьми. Собственно, "фабриканты" игрушек всегда ориентируются на контакт не столько с самим маленьким ребенком (который неплатежеспособен), сколько с теми детьми, которыми когда-то были его родители. Однако до сих пор такие обращения к абсолютному прошлому в психике человека носили сбалансированный характер и не влияли на структуру личности. В конце концов, отец лишь испытывал мгновенную радость от покупки, а играл в машинки (паровозики и т.п.) его ребенок.

Инициатива производителей игрушек, которая, несомненно, оформится в рекламном пространстве и создаст сначала моду, а затем и определенный стандарт поведения (все сотрудники нашего концерна ездят на работу на "Кью-Карах"), направлена непосредственно на изменение психического баланса потребителя, на принудительное пробуждение во взрослом маленького ребенка.

Это опасно с точки зрения личностного роста, поскольку обращение к реликтовым формам психической жизни приведет, скорее, к возрождению детской деструктивности (асоциальности), нежели детской креативности. Вообще говоря, "короткое замыкание" сознательного и бессознательного приводит к деградации высших, и в частности, социальных психических проявлений во всех практически значимых случаях1. Маньяк - это человек с "взрослыми" возможностями и "детской" эмоционально-волевой сферой.

Это опасно в рамках социального разделения ролей, так как провоцирует потерю "позиции взрослого" и окончательное разрушение "нормальной" социально-половой структуры общества. Резкое усугубление демографических проблем станет лишь одним из проявлений работы данного психосоциального механизма, может быть, не самым значимым2.

Это еще более опасно с социальной точки зрения, поскольку возможность физически "опредметить" детские мечты 1970-х годов опрокидывает социум в абсолютное прошлое.

Последнее обстоятельств может (должно?) привести к существенным социальным последствиям.

 

Японский социум уникален по очень большому числу параметров. Колоссальное усилие революции Мейдзи привели страну к "потере настоящего" в еще большем масштабе, нежели это случилось в России 1917 года. Нужно было быть японцами, чтобы как-то пережить это и построить феодальное, по сути, общество, динамически развивающееся в индустриальной фазе.

Япония заплатила за успехи своих, невозможных с обыденной точки зрения преобразований, перманентной нестабильностью. Прошлое и будущее сражались на земле Ямато, и страна развивалась через войны - внешние и внутренние. Путчи "молодых офицеров" - неотъемлемая часть японской истории Нового Времени.

Первый этап индустриального развития Японии завершился Тихоокеанской войной и национальной катастрофой, которая, насколько можно судить, была прекрасно спроектирована японской элитой. К 1960-м годам, через столетие после Мейдзи, страна консолидировалась во времени, превратившись в "обычную" индустриальную державу. Завершение этого процесса маркируется "игрушечным путчем" и самоубийством Ю.Мисимы 26 ноября 1970 года.

К 1990-м годам Япония исчерпала возможности индустриальной фазы, и в стране начинаются поиски новых решений. Для элит очевидно, что речь идет о новой "революции Мейдзи". Понимание масштабов предстоящих перемен дает стране огромное преимущество как по отношению к Европейскому Союзу, где возобладала позиция бескризисного перехода к постиндустриальному обществу, так и по отношению к не определившимся в новом мировом проектном пространстве Соединенным Штатам.

С начала десятилетия Япония начинает свой глобальный, полностью закрытый для внешнего наблюдателя проект "Компьютер пятого поколения". Лишь косвенно мы можем следить за успехами этой колоссальной социальной работы. Во всяком случае, японцам удалось не только создать совершенно новые смыслы, но и закодировать эти смыслы в приемлемых для восприятия формах. Сейчас не время останавливаться на этой теме подробнее, скажу лишь, что странной "витриной" японского национального проекта являются вышедшие на российские экраны фильмы "Звонок", "Спираль", "Королевская битва"3. Японцы, в отличие от европейцев, пришли к выводу, что "постиндустриальная революция" потребует переформатирования психики и много (и успешно) работают в этом направлении.

Но новый "большой скачок" не мог не породить соответственной "волны прошлого". И в тех же 1990-х годах Япония порождает последовательность коммерческих проектов, свидетельствующих о разрушении психического здоровья нации, о глубоких и пугающих социальных патологиях. Выпуск детских машинок для взрослых - последний акт этой исторической драмы, первый был связан с истерией "Томагочи", а между ними лежит еще один японский кибернетический проект, а именно, производство электронных домашних животных и специальных роботов - протезов для общения.

Во всяком случае, появились основания утверждать, что Япония вновь, как и сто лет назад активно "теряет настоящее", причем на сей раз граница прошлого и будущего пролегает не по сословиям, но внутри психики каждого японца. В условиях надвигающегося постиндустриального кризиса это должно привести к сильнейшему "социальному перегреву".

Мне представляется, что в ближайшее десятилетие на японских улицах и площадях, в здании Парламента, внутри сил самообороны развернется настоящая гражданская война, которая будет интерпретирована внешними наблюдателями как схватка между сторонниками неоиндустриализации Японии и адептами постиндустриального развития страны. Я склонен думать, что эти эксцессы не положат конец амбициозному японскому проекту, но приведут к существенным изменениям характера политической жизни в стране.

Япония вновь вернется к паттернам поведения 1880 - 1945 гг.

И, если уж быть последовательным, надо предсказывать, что эпоха нестабильности сменится периодом экспансии, одним из этапов которой может быть столкновение на Тихом океане двух держав, первыми в мире вступивших в когнитивную (постиндустриальную) эру - Японии и России.

Сноски

1. Исключением является психика с очень высокой внутренней дисциплиной мысли. Такая ("авторефлексивная") психика может возникнуть при сочетании у человека четкой методологической позиции, высокой познавательной активности и хорошего знания психологии. Это - большая редкость. [Назад]

2. Необходимо иметь в виду, что развертывающиеся процессы носят уникальный характер: история не знает примеров искусственного пробуждения детских психоструктур у взрослых людей. Соответственно, практически невозможно предсказать сколько-нибудь отдаленные результаты. Наши выводы опираются, в основном, на общие системные соображения. [Назад]

3. Достаточно обратить внимание на очень высокий процент японских фильмов, восприятие которых амбивалентно. Речь идет об инсталляции у части зрителей новых (когнитивных) психических структур. [Назад]

[наверх]


© 2002 Р.А. Исмаилов

Rambler's Top100 Service Наш Питер. Рейтинг сайтов.