На главную страницу

К рубрикатору «Эссе и статьи Переслегина»

Сменить цвет

Выход (FAQ и настройки цвета)


 С.Б. Переслегин

Послесловие в книге

Л. Буджолд "Танец Отражений"

Некоторые комментарии к безупречности планов.

 

"...пусть поймет (и простит) меня читатель - я не пытаюсь воскресить на страницах этой книги картины отгремевших сражений. Я поведу его за собой не в заснеженную приволжскую степь, не к степным оврагам и развалинам сталинградских кварталов, переходящих из рук в руки в кровавой сумятице бесчисленных боев, а в высшие штабы, откуда осуществлялось управление войсками. Огонь битвы не опалит там его воображения, он не почувствует ледяного дыхания зимних степей, но зато с головой окунется в атмосферу, в которой обсуждались и принимались ответственные решения."

(Э.фон Манштейн)

Не с Лоис Буджолд все это началось и не ею закончится, но...

Серия книг Л.М.Буджолд и прежде всего дилогия Ученик воина и Игра Форов в Санкт-Петербургском Клубе статегических ролевых игр читались, обсуждались, цитировались. В космических приключениях Майлза Форкосигана и его родителей мы искали "философский камень" - рецепт абсолютной военной победы.

Общая теория стратегического искусства утверждает, что в любой ситуации существует выигрышное решение. К сожалению, доказательство, как говорят математики, неконструктивно: оно не объясняет, как можно найти это решение.

- Вы появились в локальном пространстве Тау Верде с командой из четырех человек. Четыре месяца спустя вы диктовали всем свои условия.(Игра Форов)

- Вы никак не можете выиграть, - угрюмо ответил Оссер. - Вам не захватить мой флот с одним "Ариэлем".

- Коли на то пошло, "Ариэль" - только трамплин. (Игра Форов)

В этой статье я хочу предложить Вашему вниманию специфический взгляд на творчество Л.М. Буджолд - взгляд военного историка.

1. Социология вселенной Л.Буджолд.

Изучение военного искусства начинается с "лестницы приоритетов", в которой каждая следующая ступень опирается на предыдущую, но господствует над ней. Выше тактики стоит стратегия, затем политика и экономика. На самом верху лестницы - психология.

Параллельно существует еще одна лестница - теоретической науки. Тактические особенности позиции определяются топографией. Стратегические - физической географией. Политика государства регулируется экономической географией. Экономика напрямую завязана с историей страны. Наконец, психологические возможности населения могут быть вычислены, исходя из особенностей социологии государства.

Странствуя вместе с Майлзом Форкосиганом по вселенной, построенной Л.Буджолд, мы встречаемся со многими известными на Земле социальными моделями, а иногда и с построениями, вполне оригинальными, лишь проходящими испытание в институтах и лабораториях нашей планеты (Цетагандийская империя). Характер проблем, которые приходится разрешать Майлзу, во многом определяются поведением этих социальных систем.

(Всякая социальная или политическая система, если уж она оказалась жизнеспособна, порождает собственный эгрегор - одушевленный информационный объект. Эгрегоры обладают собственным поведением и свободой воли, они развиваются в силу собственных императивов. Люди, жители страны, с одной стороны находятся под защитой своего эгрегора - отсюда всем известное ощущение Нации, Родины, Дома, - с другой стороны своей психической деятельностью поддерживают его существование. Говоря о поведении социальных систем, мы, конечно, имеем в виду тенденции к саморазвитию, заложенные в эгрегоре.)

Для нас, россиян, наиболее интересен, несомненно, Барраяр. Российские (а, может быть, и советские) корни этого планетарно-государственного образования проследить нетрудно. Барраяр - строго централизованная ("пирамидальная") государственная структура. Во все времена, даже в период изоляции он назывался "империей" и поддерживал имперскую идеологию и соответствующий эгрегор. Барраяр знал институт "политофицеров", отношение к которым в армии было несколько натянутым. Знал Министерство политического воспитания, "хозяин" которого Гришнов был убит в результате тщательно спланированных беспорядков.

Традиционно низкий жизненный уровень. Великолепно работающая служба имперской безопасности, объединяющая в себе разведку и контрразведку. Недавний опыт партизанской войны, вынудившей гораздо более сильное государство предоставить Барраяру свободу.

Само-собой, сводя политическую организацию Барраяра к "советской модели", мы очень сильно упрощаем. Правильнее всего сказать, что Барраяр представляет собой "тоталитарную модель общества" - сильно облагороженную усилиями автора и ее любимых (на мой взгляд) героев - Эйрела Форкосигана и Корделии Нейсмит.

Кроме России-СССР в Барраяре можно увидеть Германскую Империю с ее культом армии и Генерального Штаба, порядком и дисциплиной, верой в Уставы и организацию, великолепно подготовленным унтер-офицерским составом (сержант Ботари). Да и стратегическое искусство обоих Форкосиганов восходит, несомненно, к "немецкому стилю" ведения войны.

Наконец, в цивилизации-изолянте Барраяре отражается императорская Япония. Сословие форов и форовский кодекс чести, представление об эстетических критериях войны Л.Буджолд, как мне кажется, взяла именно из японской традиции.

Любопытно отметить странную притягательность для нас сегодняшних феодально-имперской культуры Барраяра. Все-таки, она предоставляет личности и обществу больше возможностей для развития, нежели сложившаяся в России псевдодемократическая система.

Другим (по отношению к Барраяру) социальным полюсом является "Колония Бета", апофеоз классической демократии американского образца. Наиболее развитая технически, богатейшая - бетанский доллар играет в романах Буджолд роль галактической резервной валюты -, прагматическая культура с развитой инфосферой.

Уровень жизни на Бете весьма высок, хотя из-за предельной "зарегулированности" природной Среды многие типично барраярские (и человеческие) удовольствия на Бете оказываются недоступными.

Интересно (и необычно для американского автора) ироничное отношение Буджолд к бетанско-американской демократии. Превосходный политический климат Беты оказывается душным для одержимой идеей личной чести Корделии Нейсмит. Этот режим, "умный, добрый, умеренный и великодушный", с чувством превосходства посматривающий вокруг, полностью реализовавший важнейшие цивилизационные ценности: свободу и познание - Буджолд сильно облагородила образ Америки и потратила на это не меньше усилий, чем на превращение милитаристско-тоталитарной "триады" в симпатичный Барраяр - относится к личности с гораздо большим равнодушием, нежели тот же Барраяр.

При бетанской демократии судьбы людей вершит Закон. Закон стереотипен и предназначен для защиты интересов большинства. И только. "Правовое государство" - общество не обязательно жестокое (во всяком случае на Бете не приходится говорить о жестокости), но всегда бездушное.

При Империи Закон управляется людьми, которые обладают реальной властью вложить в него свое содержание. "Имперское мышление" может быть негуманным, но оно одушевлено, человечно.

И в результате личности нестандартные с процветающей Беты эмигрируют. Корделия. Капитан Бел Торн. Пилот Ард Мехью.

Заметим, что в цикле романов о Форкосиганах, военное искусство Беты почти не рассматривается. Как и американцы, Бетанцы воюют деньгами, ресурсами и огромным техническим преимуществом. Удобно, прибыльно, и ... неинтересно.

От современной Америки цивилизация Беты заимствовала непоколебимое самодовольство и априорную уверенность в своей правоте. Как следствие, отсутствие уважения к противнику. Отсутствие понимания.

- Не знаю, смогу ли я получить визу в Колонию Бета.

- В этом году, наверное, нет. И в следующем тоже. Там сейчас всех барраярцев считают военными преступниками. (...)

- Ясно. Значит, мне не дадут работу в качестве тренера дзюдо. И вряд ли позволят писать мемуары.

- Сейчас тебе было бы трудно избежать расправы разъяренной толпы...(Осколки чести)

А вот позиция другой стороны, намного больше потерявшей в Эскобарской войне.

- У нас тебя считают героиней. По-моему, ты это не совсем осознаешь. (...)

- ...с чего мне быть популярной - после того, что мы сделали с вами на Эскобаре?

- Это - особенность национальной психологии. Превыше всего барраярцы ценят воинскую доблесть.(Барраяр)

Мелкие, не играющие самостоятельной роли в галактической политике структуры типа Пола или Вервана Буджолд явно рассматривает по разряду "датчан и разных прочих шведов". В "невинно загубленной" Комарре иногда чувствуется привкус Ирландии. Но Комарра присутствует воочию только в Братьях по оружию и представлена явно не лучшими своими людьми. Впрочем, как всегда у Буджолд, Сир Гален может быть преступником и подонком, но, по крайней мере, он не выглядит дураком.

Если Бета и Барраяр отображают настоящее Земли, то, возможно, другая пара - Архипелаг Джексона и Цетаганда - связаны с ее будущим.

Мы привыкли к тому, что субъектами международных отношений по определению являются государства. Однако, внегосударственные управленческие структуры также способны к созданию эгрегоров. Эти структуры нередко обладают значительными экономическими возможностями. Лишь отсутствие в современном мире крупных наемных армий лишают их полагающейся им по праву военной силы. Весьма вероятно, что субъектами политики будущего станут не государства, раздираемые в клочья центробежными процессами, а именно внегосударственные образования - международные культурные организации (ЮНЕСКО), Институты, Корпорации. Наконец, организованная преступность.

Архипелаг Джексона представляет собой "свободную территорию", в пределах которой могущественные преступные кланы сами обеспечивают свои интересы, обходясь без столь нерентабельного механизма, которым является государство.

Отметим инстинктивную неприязнь к Архипелагу Джексона со стороны Беты и Барраяра. Но ни та, ни другая сторона не обходятся без услуг Кланов. Даже Дендарийские наемники Майлза, подчиненные непосредственно Императору Грегору, зарегистрированы, как Корпорация, на Архипелаге.

Наконец, волшебная по своей красоте Цетаганда, главный враг Барраяра, самая динамичная и, возможно, самая жестокая цивилизация Галактики. Во всяком случае, психологические пытки в концлагере цетагандийские офицеры организовали образцово. (Границы бесконечности).

Я не смог найти на Земле каких-либо аналогов, пусть даже отдаленных, Империи Цетагандийцев. Эта цивилизация сочетает в себе несоединимое: сибаритство и агрессивность, тончайшие ньюансы понимания человека человеком и невероятную жестокость, утонченность и варварство, доведенное до абсурда.

Политическая структура Цетаганды сложна так же, как и цетагандийская культура. Трудно сказать, насколько устойчиво равновесие в политической системе двух постепенно расходящихся правящих рас - гемов и аутов. Насколько осмысленны и этичны генно-инженерные эксперименты цетагандийцев. Насколько устойчив матриархат, замаскированный под патриархат, маскирующийся матриархатом.

Во всяком случае, Цетаганда ближе всего к давней мечте человечества. Если где-то во Вселенной Лоис Буджолд абсолютная власть находится в руках рафинированной интеллегенции, так это на Цетаганде. И в связи с этим цетагандийские методы ведения войны наводят (меня) на грустные размышления (Границы бесконечности, Игра Форов).

2.Геометрия войны

(стратегия П-В-переходов)

Такова политическая сцена, на которой разыгрывается действие "Саги о Форкосиганах". Несколько слов об астрографии Вселенной Л.Буджолд.

С точки зрения обычных релятивистских космических кораблей пространство в этой вселенной однородно и изотропно. Но досветовая техника используется только в рамках отдельной планетной системы. Перелеты между звездами осуществляются прыжковыми кораблями, использующими для навигации "червоточины", соединяющие различные области космоса. Геометрия мира для прыжкового корабля представляет собой граф. Это означает, что количество возможных путей между произвольными точками конечно и может быть, в частности, равно нулю. ("Схлопывание" п-в-перехода привело к изоляции Барраяра.)

Эта модель межзвездных коммуникаций может быть квалифицирована, как экзотическая: геометрия пространства, определяя оперативную связность, оказывает непосредственное влияние на ход военных действий и на развитие сюжета. Барраяр был вынужден или захватывать Комарру или навсегда оставаться изолированной цивилизацией. Все напряжение военного конфликта в "Играх Форов" завязано на борьбу за узел п-в-переходов - ступицу Хеджена. Вообще, п-в-тоннели представляют собой главную стратегическую ценность в мире Майлза Форкосигана.

В рамках земной стратегии им даже не подобрать подходящей аналогии. Ближе всего - магистральные железные дороги. Но, сколь бы ни были они важны, перемещение войск и грузов может идти помимо их. Иными словами, топология земного пространства военных действий всегда описывается непрерывной группой, топология п-в-тоннелей же - дискретна. Это, разумеется, придает военным действиям некоторые особенности.

Некоторое представление о боевых действиях в условиях дискретной геометрии может дать горная война и, пожалуй, борьба за Тихий океан - огромное водное пространство, почти лишенное (в первую половину столетия) оборудованных баз.

Горы кажутся идеальной оборонительной позицией. Как и защищенные п-в-переходы во вселенной Буджолд. Существовал и четвертый способ осуществления атаки защищаемого п-в-туннеля - расстрел офицера, предложившего ее. Майлз надеялся, что цетагандийцы еще займутся этим вопросом (Игра Форов).

Тем более кажется, что можно вечно оборонять изолированные в Великом Океане острова.

Но парадокс военного искусства (кстати, замечу, впервые сформулированный Ф.Энгельсом) состоит в том, что именно война в условиях низкой связности является самой маневренной и должна вестись с максимальной активностью. Иначе идеальная оборонительная позиция будет обойдена, изолирована и утратит всякое значение. Как случилось с японскими "островами-крепостями" во Второй Мировой Войне. Со Второй Итальянской армией после прорыва противника на Тольяменто. С французскими войсками в Бельгии после того, как танковая группа Клейста овладела горными проходами Арденн.

Таким образом, именно "вырожденная" война в дискретном оперативном пространстве требует от командующего - в обороне ли, в наступлении ли - быстроты, точности, предприимчивости, оригинальности мышления. Того, что в применении к вооруженным конфликтам мы называем искусством войны.

И еще одно. Особенность дискретной военной геометрии состоит в том, что достижение крупных результатов не обязательно требует использования значительных сил. Это повышает значение небольших оперативных соединений, таких как дендарийский флот, и отдельных людей.

3. Логика войны

(пространство решений).

Законы стратегии известны человеку давно. Впервые их сформулировал почитаемый Ки Тангом древнекитайский полководец Сунь-Цзы в эпоху Сражающихся Царств (5 век до н.э.) В наше прагматичное время великолепные, но несколько абстрактные формулы "Трактата о военном искусстве" записываются следующим образом:

1. Из всех возможных оперативных решений следует предпочесть то, при котором свои потери сводятся к минимуму (принцип экономии сил);

2. При взаимно правильных действиях оценка позиции не меняется - равные позиции преобразуются в равные (принцип тождественности, он же - принцип обреченности);

3. Действия тем эффективнее, чем более косвенно связаны они с поставленной целью, иными словами - движение к цели должно осуществляться вне пространства, контролируемого противником (принцип ортогональности или же - непрямых действий);

4. Сражение выигрывается, если удается создать у противника хотя бы две нескомпенсированные слабости (принцип Тарраша);

5. Для любой задачи существует интервал времени вне которого ее решение лишь ухудшает оперативную обстановку (принцип темпа операции).

Эти правила выглядят очень простыми, но в многовековой военной истории Европы можно пересчитать по пальцам одной руки полководцев, которые умели применять их.

Велизарий, Субудай, Иван III Московский, граф Альфред фон Шлиффен...

Выше всех я склонен ставить Ивана III, известного своим негероическим "стоянием" на реке Угре, положившим конец Ордынскому игу, да и самой Орде. Колоссальная стратегическая цель была достигнута вообще без потерь, даже у противника. Та идеальная военная компания, к которой стремится любой полководец. Вернее, должен стремиться. Потому что на практике идеальные победы не приносят - это отмечал еще Сунь-Цзы - "ни славы ума, ни подвигов мужества". Поэтому почти всегда найдутся те, кому хочется пострелять. Ну, хоть немножно...

Комарра была уникальным случаем, прямо-таки учебной задачей. Разрабатывая план ее захвата, я максимально использовал все стратегические преимущества. - Он начал перечислять, загибая сильные пальцы. - Небольшое население, целиком сосредоточенное в городах с управляемым климатом. Партизанам некуда отступить для перегруппировки. Отсутствие союзников: мы были не единственными, чью торговлю душили их безжалостные тарифы. Мне достаточно было намекнуть, что мы снизим их двадцатипятипроцентный налог на все, что проводилось через их нуль-точки, до пятнадцати процентов, и соседи, которые могли оказать им поддержку, оказались на нашей стороне. Отсутствие тяжелой промышленности. Они разжирели и обленились на незаработанных деньгах: они даже не хотели сами за себя воевать, пока их жалкие наемники не разбежались, обнаружив, с кем имеют дело. .. Будь у меня свобода действий и чуть больше времени, я, наверное, смог бы выиграть компанию без единого выстрела. Это была бы идеальная война, но Совет министров не пожелал ждать (Осколки чести).

Абсолютным триумфом "стратегии экономии сил" можно считать Цетагандийскую "операцию" Майлза Форкосигана и Айвена Форпатрила. В сущности, своим политико-полицейским расследованием они сорвали новую волну цетагандийской экспансии, а, значит, неизбежные бои за Комарру и Ступицу Хеджена.

(Интересно заметить, что принцип экономии сил дополнялся здесь принципом ортогональности. Реальная цель действий Майлза - политическая стагнация Цетаганды - весьма косвенно связывалась с предпринятым им расследованием. Или, точнее говоря, связь лежала вне пространства расследования.)

Экономию сил Майлз применил и в боях за Тау Верде (Ученик воина). Впрочем, дендарийцы при их небольшой численности и не могли позволить себе большие потери. Они [цетагандийцы] могут позволить себе разменять три своих корабля на один наш, - рассуждает Майлз во время битвы за Ступицу Хеджена,- И если будут продолжать в том же духе, то неминуемо выиграют. (Игра форов).

Разменять три корабля на один - весьма примитивная, но действенная для сильнейшей стороны стратегия. Собственно, посредственный полководец, как правило, и не умеет ничего, кроме такого "размена", в котором ценностью обладают корабли и дивизии, но, отнюдь, не отдельные человеческие жизни. В обоих мировых войнах союзники (которые сначала назывались Антантой, а потом - Антигитлеровской коалицией) "меняли" на поле боя двух-трех своих солдат на одного немецкого и в конце концов побеждали. На их счастье "на той стороне" не было командиров уровня Майлза Форкосигана.

Майлз изображен Лоис Буджолд как военный гений. Разумеется, все пять принципов военного искусства он использует виртуозно, и любая из книг цикла (даже Танец Отражений, в которой Майлзу почти не приходится осознанно действовать) может служить учебным пособием по искусству стратегии. Однако, наибольший интерес представляет, на мой взгляд, первая операция Майлза, изображенная в Ученике воина. Во всяком случае, она позволяет поднять уровень обсуждения на ступеньку выше и обсудить проблемы метастратегии.

Результат можно с полным основанием назвать чудом. Майлз начинает операцию, имея в своем распоряжении сержанта Ботари и в качестве сил поддержки - Элен. Из ничего он создает непобедимый флот "дендарийских наемников", превращает его в боеспособное соединение и с минимальными потерями выигрывает войну в системе Тау Верде.

Очень трудно анализировать такую компанию. Слишком велико искушение отыскать в каждом звене операции случайность и приписать именно везению благополучный исход. Впрочем, мастер стратегии тем и отличается от простого профессионала войны, что умеет управлять случайностями. Об этом говорил еще граф Монте-Кристо:

"... - Но, - сказала госпожа де Вильфор, - все это ваше сцепление обстоятельств может очень легко прерваться: ястреб может ведь не пролететь в нужный момент или упасть в ста шагах от садка.

- А вот в этом и заключается искусство. На Востоке, чтобы быть великим химиком, надо уметь управлять случайностями, - и там это умеют."

Очень красиво сказано, но все-таки, это не ответ. Что же такое "управлять случайностями"? Довольно близко подошла к истине Кавилло, сформулировавшая шестой принцип стратегии (принцип стратегического дерева):

Основой стратегии (...) является не выбор какого-то одного пути к победе, а создание таких условий, чтобы все пути вели к ней (Игры форов).

Развивая эту мысль дальше, мы должны потребовать, чтобы при каждом шаге количество путей, ведущих к победе, увеличивалось бы. Иными словами, в любой ситуации следует стремиться к увеличению размерности "пространства решений" (приемлемых возможностей). И, разумеется, размерность пространства решений противника нужно свести к минимуму. Идеалом здесь является: "воронка": когда в распоряжении противника оказывается единственная до конца просчитанная последовательность возможных решений. Как правило, на "дне" воронки возникает ситуация, в которой приемлемого решения нет и не может существовать.

(Идеальным примером оперативной "воронки" у Лоис Буджолд являются действия императора Эззры Форбарры и капитана Негри против принца Зерга. С самого начала эскобарской операции перед принцем лежал только один путь - к смерти под действием плазменных зеркал бетанско-эскобарских сил. А возможные (крайне маловероятные) отклонения от гибельной траектории закрывались Эйрелом Форкосиганом. Как и всякая хорошо проведенная и учитывающая основные правила военного искусства операция, эскобарская - вдребезги проигранная барраярцами на физическом уровне рассмотрения - имела важные стратегические последствия. Почти неизбежный после надвигающейся смерти Эззры Форбарры политический кризис был преодолен в зародыше, а Министерство политического воспитания утратило власть.)

Успехи Майлза Форкосигана напрямую связаны с тем, что он постоянно стремиться расширить себе пространство решений. Когда в ответ на каждый ваш ход у противника есть три четыре разумных ответа, и на каждый ответ вы снова имеете три-четыре возможности, ситуация очень быстро перестает просчитываться. Возникает призрак хаоса, И здесь уже сильнейшая сторона лишается основного своего козыря: возможности достичь успеха чисто техническими методами. В хаосе действовать по шаблону нельзя, все время приходится принимать самостоятельные решения, незаметно подкрадывается цейтнот, и начинаются ошибки. В конце концов, нетрудно полностью потерять контроль над ситуацией.

С того дня, как вы впервые появились в зоне Тау Верде, я постоянно чувствовал ваше присутствие. В том, как действовали фелициане, в тактических схемах, которые они не способны были разработать, в глазах моих солдат (...) даже в том, что вытворяли пеллиане, - ваша рука чудилась мне везде. (...) Я не люблю долгой агонии. Чем наблюдать, как вы зачаровываете одного за другим моих солдат и офицеров, лучше уж, пока у меня есть возможность предложить свои услуги, воспользоваться ею... (Ученик воина).

Иногда осознанно, иногда подсознательно, но начиная с момента встречи с Ардом Мэйхью, Майлз все время выбирал те варианты действий, при которых количество возможных выборов все время возрастало. Кстати, это одна из причин, по котором к дендарийским наемникам постоянно присоединялись новые люди. Уж если пространство решений расширяется, оно расширяется для всех, всем предоставляет новые шансы и дарит сыграть в самую увлекательную игру во вселенной - игру хаоса и порядка.

Движущим противоречием всего цикла романов о Форкосигане является противостояние формального армейского порядка (олицетворением которого служит военная дисциплина, призванная сокращать "пространство решений" у подчиненного до одного единственного пути, определенного Приказом) и хаотичностью военного дарования Майлза.

- Младший лейтенант Форкосиган, - вздохнул Иллиан, - кажется, у вас все те же проблемы с субординацией.

- Я знаю, сэр. Мне очень жаль. - А вы пытались что-либо предпринять, помимо сожалений?

- Что я могу поделать, сэр, если мне отдают неверные приказы. (...) дело было слишком сложным. Я не мог продолжать играть младшего лейтенанта, когда требовалось вмешательство лорда Форкосигана. Или адмирала Нейсмита.(Игры форов)

Бедный Иллиан! Характерно, что сам Майлз особой проблемы в ситуации не видит: ведь когда он, будучи адмиралом Нейсмитом, отдает приказ, его всегда исполняют. Естественно: во-первых, Майлз Нейсмит является ярко выраженным лидером, чего не скажешь о большинстве командиров лейтенанта Форкосигана, во-вторых, в ситуации "избыточной свободы", в которую Майлз ставит подчиненных, большинство людей радуются приказу, хотя бы частично решающего за них "проблему выбора". А Ки Тангом, Элли Квин и Элен Ботари Майлз, собственно, и не командует. Или, может быть, командует в бетанском смысле этого слова.

- Они оспаривают не каждый приказ. - Корделия даже рассмеялась своим воспоминаниям. (Осколки чести).

Игра сил военного порядка Барраяра и бетанского демократического хаоса (Эйрел и Корделия) превратились на страницах "майлзовской" части цикла в странное и часто мучительное противостояние лейтенанта Форкосигана и адмирала Нейсмита.

Очень важно понять, что именно здесь свобода главного героя Лоис Буджолд минимальна. Майлз принимает форовские, барраярские правила игры, позволив себе навязать другим лишь свое прочтение этих правил. Ему разрешают быть Нейсмитом. Но выбирает одну из двух ролей не он, а Саймон Иллиан или Грегор Форбарра.

Такое раздвоение личности (и, заметим, сознательное лишение себя некоторой части своей свободы) не проходит бесследно. Как отражение вечного кошмара Майлза, напрошенная материализация духов, появляется Марк (Братья по оружию). Как отражение вечного стремления Майлза к отысканию идеального пути к цели при нарастании мощности "пространства решений", возникает трагическая ситуация Танца отражений, где Марк использует против Майлза его же прием и его же людей (Бел Торн). Майлзу и здесь удается справиться с проблемой и обратить ее к своей (и брата) пользе, но эту победу не назовешь ни красивой, ни даже закономерной.

Корделия, сохранившая несмотря на долгие годы пребывания на Барраяре, бетанскую способность трезво судить о ситуации,замечает:

"Мы говорим о молодом человеке, на которого Барраяр взвалил столько невыносимой нагрузки, столько боли, что он убежал в совершенно другую личность! А потом убедил несколько тысяч галактических наемников поддерживать его психоз, а сверх того заставил Барраярскую империю все это оплачивать. Адмирал Нейсмит это чертовски больше, чем просто маска Службы безопасности, и ты это знаешь. Согласна, он гений, но не смей говорить мне, что он не сумасшедший. Она помолчала. Нет. Это несправедливо. Предохранительный клапан Майлза эффективно работает. Я не буду всерьез опасаться за его рассудок, пока он не отрезан от маленького адмирала. В целом это просто чудеса акробатики (Танец Отражений).

"Война - это путь обмана,- говорит Сунь Цзы,- борьба противна добродетели, полководец — это агент смерти"1.И поэтому военный талант всегда требует от своего обладателя платы. Чаще всего платят жизнью и счастьем. Своим или своих близких.

4. Этика войны

(пространство ответственности).

Лоис Буджолд понимает оборотную, черную сторону великих побед. Фельдшер сняла бинты, и взорам открылось нечто жуткое: нос, уши, губы, щеки - ничего этого не было; подкожный жир и волосы сгорели дотла. И все же Элли пыталась что-то сказать, издавая невнятное клокотание... (Ученик воина). Цикл романов о Майлзе Форкосигане относится к военной прозе. И от того, что вместо пулеметов используются нейробластеры и плазменные ружья, война не становится чище.

Однако, то ли за счет естественного отбора талантливых генералов в эпоху "Сражающихся Звезд" и дискретной вселенной, то ли за счет высокого мнения Буджолд об умственных способностях человечества, но средний уровень компетенции командного состава в мире Майлза Форкосигана существенно выше, чем в окружающей нас Реальности последнего десятилетия XX века. В связи с этим, романы Буджолд могут рассматриваться как пособие не только по логике, но и по этике войны.

Аксиоматическая этика войны в современных военных академиях, к сожалению, не преподается. Нет в их программе и однодневного семинара по преступным приказам, подобного тому, который организовал в Барраярской военной академии Эйрел Форкосиган.

Определение: войной называется такой способ разрешения конфликта, при котором выживание противника не рассматривается в качестве необходимого граничного условия.

Аксиома Лиддел-Гарта: целью войны является мир, который был бы лучше довоенного (хотя бы только с вашей точки зрения).

Из этой простой и очевидной аксиомы вытекает ряд важных утверждений.

Следствие 1: всякое использование средств массового поражения (от стратегических бомбардировок до применения ядерного оружия) удаляет обе стороны от цели войны.

Следствие 2: глобальная война не может иметь цели и поэтому изначально проиграна обеими сторонами.

(Во вселенной Буджолд это понимают все. Потому Вторая Цетагандийская война закончилась, практически не начавшись, как только выяснилось, что овладеть ступицей Хержена с ходу не удалось. Альтернативой отступлению могла быть только глобальная схватка империй. Не факт, что в этой схватке Цетаганда была бы обречена. Но очевидно, что стоила бы такая война дороже, чем вся ступица и ее нуль-переходы. Стремление военных скрыть поражение под очередной горой трупов в мире Майлза Форкосигана имеет свои пределы - пределы локальной войны.)

Следствие 3: "сегодняшний противник завтра станет вашим покупателем, а послезавтра - союзником." (Б.Г.Лиддел-Гарт)

Следствие 4: " сто раз сразиться и сто раз победить—это не лучшее из лучшего, лучшее из лучшего—покорить чужую армию, не сражаясь ". (Сунь-Цзы)

Граничное условие 1: в рамках европейской парадигмы мир будет лучше довоенного, только если он обеспечивает более оптимальные условия для развития при сохранении традиционных европейских ценностей: свободы и познания.

Уже поэтому обе мировые войны на Земле были проиграны обеими участвующими в них сторонами!

Теорема Сунь-Цзы: "Поэтому самая лучшая война — разбить замыслы противника, на следующем месте — разбить его союзы, на следующем месте — разбить его войска. Самое худшее — осаждать крепости ".

Превосходным примером использования этого правила может служить опять-таки хедженская компания (Игра форов и, может быть в еще большей степени Цетаганда).

Написав, "самое худшее - осаждать крепости", Сунь-цзы остался на уровне знаний своего времени. С тех пор мы существенно продвинулись вперед в определении "самого худшего".

Поправка 1: самое худшее - бомбить неприятельские города.

Поправка 2: еще хуже - расстреливать мирное население.

Следствие 1: антипартизанские действия удаляют от цели войны.

Следствие 2: антипартизанские войны априори проиграны.

Используя эти простые аксиоматические правила, нетрудно сделать выводы относительно уровня компетенции тех советско-российских офицеров, которые организовали Афганскую или Чеченскую операции.

(До сих непосредственные участники пребывают в уверенности, что высшее командование предало их "на пороге победы". Но антипартизанские войны все время идут на этом пороге. Только ступить за него никак не удается.)

Аксиома Христа: жизнь человека обладает ценностью - в том числе и на войне.

Принципиальное уточнение: противника всегда следует считать человеком.

Вторая теорема Сунь-Цзы: "наилучшее — сохранить государство противника в целости, на втором месте — сокрушить это государство. Наилучшее — сохранить армию противника в целости, на втором месте — разбить ее (...) хорошо убить солдата противника, но гораздо лучше оставить его в живых."2.

Комментарий Эйрела Форкосигана: "Я не воюю с пленными."

Комментарий Ли-Вэй-Гуна: убитый солдат противника - всего лишь один мертвый враг. Живой, но зараженный паникой может подорвать боеспособность всей его армии.

Еще один комментарий: нет человека - нет возможности его использовать.

Третья теорема Сунь-Цзы уже упоминалась в этой статье: "Война - это путь обмана. Борьба противна добродетели, полководец — это агент смерти ".

Четвертая теорема Сунь-Цзы (следует из второй и третьей): " Война любит победу и не любит продолжительности".

Строго говоря, это следует из определения социальной энтропии, как меры нереализованной на личное или общественное благо, но затраченной работы. Всякая война увеличивает социальную энтропию (и, как следствие, меру страдания людей) тем больше, чем она длительнее и чем результат ее неопределеннее. А потому:

...если нет возможности быстро выиграть войну, следует найти способ быстро проиграть ее, иными словами, быстрый проигрыш приводит к цели войны вернее, чем медленный выигрыш.

У Лоис Буджолд эта редчайшая и сложнейшая теорема военного дела используется едва ли не как технический прием. (Эйрел Форкосиган у Эскобара, Оссер у Тау Верде.)

Следствие: поскольку своевременный мир может быть заключен только при сохранении нормальных психологических отношений между воюющими сторонами, эмоциональная пропаганда враждебности к противнику недопустима.

Подобно тому, как логика войны завязана на металогику принятия решения, этика войны также допускает выход в надсистему. И эти две надсистемы - этическая и логическая - оказываются совпадающими.

Собственно, в этом нет ничего удивительного. И логика, и этика - лишь стороны одного и того же процесса познания. Обе эти науки изобретены для того, чтобы дать человеку четкие ориентиры поведения в мире. Решая одну и ту же задачу, они не могут не приводить в схожих ситуациях к схожим ответам. Именно поэтому в этически-неоднозначной ситуации следует поступать, исходя из логического анализа; в ситуации, неоднозначной логически, правильным будет самое нравственное решение.

Следствием этого можно считать некую разновидность закона кармы: всякие неэтичные действия (на войне) не могут привести к полезному результату, поскольку у противника обязательно найдется опровержение. Сам факт нарушения законов этики означает, что такое опровержение существует. Дело командира - его найти.

Это положение военного искусства было, видимо, единственным, которое не усвоила Кавилло.

Вам следовало придерживаться первоначального контракта. Или вашего второго плана. Или третьего. Собственно говоря, вам надо было держаться чего то одного. Чего бы то ни было. Но ваш безграничный эгоизм превращает вас в несомую ветром ветошь, ненужную никому. (Игра форов)

Военная история XX столетия поучительна в частности тем, что рано или поздно за любое нарушение военной этики приходила расплата. Из участников Второй Мировой Войны лишь Соединенные Штаты Америки пока не заплатили по счету сполна.

5. Организация войны (уставы и финансы).

Последней небезинтересной стороной войны, которой касается Лоис Буджолд является проблема организации боевых действий. Удивительным является, пожалуй, не то, что у писательница нашлось несколько добрых слов посвященных воинским Уставам, а то, что она, не будучи, насколько можно судить ни профессиональным военным, ни профессиональным финансистом, обратила внимание на финансовую сторону войны.

Первоначально бухгалтерию дендарийцев ведет Майлз. Затем появляется определенный аппарат. Дендарийское соединение регистрируется (подобно какому-нибудь российскому ЗАО) на Архипелаге Джексона. Финансовые проблемы все время так или иначе проявляются в романе.

В Ученике воина вся война в системе Тау Верде является для Майлза побочной операцией, косвенно связанной с главной - выкупом корабля Мэйхью и выполнением финансовых обязательств перед дендарийцами, которыми едва не заплатили зарплату фелицианскими милипфенингами - хорошо знакомой россиянам неконвертируемой валютой.

В Игре Форов Майлз, обеспечивая красивую многомерную операцию в реальном пространстве, не забывает построить и ее отражение в пространстве финансовом: все, начиная от Вервана и кончая Сймоном Иллианом оплачивают услуги дендарийцев.

Эти деньги приходится тратить на Архипелаге Джексона, Земле и Дагуле-4 (Границы бесконечности), в результате чего у Саймона Иллиана возникает неприятная необходимость задать Майлзу ряд вопросов.

В Братьях по оружию весь сюжет построен вокруг необходимости срочно найти средства на ремонт кораблей флотилии. (Заметим, что механизм "работы" с короткими деньгами изображен в романе настолько профессионально, что текст можно считать учебным пособием - для страдающих постоянным безденежьем частей и соединений российской армии.)

Во Вселенной с развитыми денежными отношениями деньги (бетанский доллар, как основа резервной валюты) являются той осью, вокруг которой вращается Галактика. И Майлз никогда не стал бы великим военачальником, если бы не понимал значения денег. (Не зря его брат-клон становится в конце романа Танец Отражений финансистом, демонстрируя альтернативный способ реализации стратегических способностей адмирала Нейсмита.)

Финансы - важное, но не единственное звено в обеспечении боевых действий. И страницы фантастических романов Л. Буджолд содержат немало осмысленных советов по другим вопросам оперативного обеспечения.

...барраярские воины более всего ценили дисциплину и организацию. Масса людей и техники должна оказаться в нужном месте в нужный момент, чтобы в непредсказуемо сложной обстановке совершить именно те действия, которые ведут к победе. Четкая организация и железная дисциплина ценились выше героизма.

Майлз вспомнил любимое изречение деда: "Исход сражения зависит от интенданта, а не от главнокомандующего." (...) На исходе ночи глаза Майлза покраснели, как у кролика, а на ввалившихся щеках выступила синяя щетина. Зато ему удалось ужать свой плагиат до размеров аккуратного учебного пособия, прочитав которое каждый дурак поймет, как вовремя двинуть живую силу и технику в нужном направлении и умно распорядиться ими в ходе боя. (Ученик воина.)

Исход боя, разумеется, зависит от главнокомандующего. Но при неорганизованном или плохо организованном обеспечении пространство решений сокращается, иногда вырождаясь в точку или пустое множество (решений нет вообще). Бесцельно говорить об уровне командования (в той же несчастной Чечне), если в распоряжении офицеров не оказалось карт района, в котором им предстояло действовать. Бесцельно говорить о качестве стрельбы, если у пушек нет снарядов.

Если это и выглядит очевидным, то не для России, которая проиграла (во всяком случае, в рамках аксиомы Лиддел-Гарта) все войны двадцатого столетия - только за счет исключительно плохого обеспечения боевых действий.

Итак, мы посмотрели на вселенную Лоис Буджолд и Майлза Форкосигана с точки зрения военного историка. В свое время "Приключения Шерлока Холмса" А.Конан-Дойля было принято в ряде стран, как учебное пособие для подготовки офицеров уголовной полиции. Я далек от мысли предложить романы Л.Буджолд в качестве учебника для офицеров и генералов российской армии, но позволю себе остаться при мысли, что прочесть эти книги им бы не помешало.

Комментарии Р.А. Исмаилова.

1. В данном случае Сергей смешал две цитаты - из Сунь-Цзы ("Война - путь обмана") и Вэй-Ляо-Цзы (“Оружие — это орудие бедствия, борьба противна добродетели, полководец — это агент смерти Поэтому к войне прибегают только тогда, когда это неизбежно” (“Вэй Ляо-цзы”, гл. VIII, стр. 28). В оригинальной версии, опубликованной в книге, цитаты из Сунь-Цзы приведены Сергеем по памяти, зачастую неточно. Здесь я счел возможным исправить их. [назад]

2. Кусок за скобками Сунь-Цзы не принадлежит. Сунь-Цзы говорил так: "по правилам ведения войны наилучшее — сохранить государство противника в целости, на втором месте —сокрушить это государство Наилучшее — сохранить армию противника в целости, на втором месте — разбить ее. Наилучшее — сохранить бригаду противника в целости, на втором месте — разбить ее. Наилучшее — сохранить батальон противника в целости, на втором месте — разбить его. Наилучшее — сохранить роту противника в целости, на втором месте — разбить ее. Наилучшее — сохранить взвод противника в целости, на втором месте — разбить его". Отметим еще, что термины армия, бригада, батальон, рота, взвод были выбраны переводчиком (академик Конрад) для обозначения эквивалентных по численности китайских структур.[назад]

[наверх]


© 2000 Р.А. Исмаилов

Rambler's Top100 Service Наш Питер. Рейтинг сайтов.