На главную страницу

К рубрикатору "Эссе и статьи Дельгядо"

Обсудить статью на форуме

Сменить цвет

Выход (FAQ и настройки цвета)


Ф.И.Дельгядо

©1996

Исчисление победы

"Кто - еще до сражения - побеждает предварительным расчетом, у того шансов много; кто - еще до сражения - не побеждает расчетом, у того шансов мало. У кого шансов много - побеждает; у кого шансов мало - не побеждает; тем более же тот, у кого шансов нет вовсе."

Сунь-Цзы. "Трактат по военному искусству"

О исчислении идеального

 

"Бог этот неподвижен, однако из его покоя эманируют семь ему подчиненных божеств и, унижаясь до движения, создают и возглавляют первое небо."

Х. Л. Борхес. "Оправдание Лже-Василида"

Гностик Василид учил в I веке н.э., что наш мир есть не более чем результат творения Божества низшего ранга последнего из 365 последовательно созданных кругов Божеств, ведущих свое происхождение от некого недвижимого и безымянного Бога, называемого Нерожденным Отцом, 'pater innatus'. Из этого основного тезиса делается весьма логичный вывод, что божественность нашего мира близка к нулю, что он 'плод взаимодействия ущербного божества и неблагодатного материала'.

Эта история создания мира чем-то близка к истории развития некоего плана, изначально возникшего в голове верховного главнокомандующего, и существующего изначально только в виде чистой идеи, и лишь потом, со временем, проходя через генеральный штаб, штабы округов, штабы армий и дивизий постепенно обретает материальность, и только достигнув конкретного солдата становиться окончательно реальным. Но при этом идеальность этого плана, сторогость и чистота его замысла постепенно сходят на нет.

И при этом Начальник Генерального Штаба - тот первый человек, который 'унижаясь до движения', превносит в идею Главкома реальное содержание. Труд этот весьма похож на труд Бога, ибо Начальник Генерального Штаба, как истинный Демиург, вынужден творить Все из Ничего.

И тогда после долгих трудов и нелегких забот увидит он, что это хорошо...

Мне, генерал-полковнику Францу Гальдеру, начальнику Генерального штаба Сухопутных сил Вермахта, выпала почетная и нелегкая задача присутствовать при подобном превращении чистой идеи в жизнь и смерть, в металл и кровь, в ошибки и достижения, в боль и доблесть, то есть во все то, что есть война. И здесь я намерен поделиться всем тем, что мне удалось понять и почувствовать при этом акте творения.

О божественном безумии.

 

"Эта идея недостаточно безумна, чтобы быть правильной"

Нильс Бор

Любой хороший военный план чуть-чуть безумен, поэтому не удивительно, что любой хороший Главком будет чуть-чуть (или не чуть-чуть) не в себе. Поэтому считая Главкома богом, следует все время помнить, что он безумный Бог. И хороший Начальник Генерального Штаба все время об этом помнит.

Если смириться с безумием Главкома, а смириться придется, то остается весьма важный вопрос: а как же относиться к его явно безумным приказам и планам?

Ответ с точки зрения военной дисциплины идеальный - выполнять. Как показывает мой весьма большой опыт, нет настолько безумного приказа, который нельзя либо выполнить, либо обойти, либо по которому нельзя убедительно отрапортовать о его выполнении. Третий способ русские называют 'tufta'.

Так, например, когда Главком требует рассчитать график переброски войск из Десантной Группы Армий с помощью воздушного моста, но при явном отсутствии как достаточного числа самолетов, так и аэродрома посадки, ему безусловно нужно сообщить о выполнении приказа и при этом разработать схему переброски Десантной Группы Армий, вообще не требующей применения транспортной авиации. Более того, потом можно использовать высвободившиеся транспортные самолеты для гораздо более важных целей, как-то поездка с рейхсмаршалом Герингом на отдых на Крит или Мальту.

Вообще говоря, чем меньше Главком знает о реальном положении дел на фронте и в его окрестностях, тем спокойней живется Начальнику Генерального Штаба. Наилучшей является ситуация, когда Главком создает абстрактные операции с абстрактными войсками, а Начальник Генерального Штаба управляет реальными войсками, изредка используя те редкие проблески разумных идей, которые, возможно, содержатся в этих планах. Данная ситуация, конечно недостижима, но к ней следует стремиться.

О подчиненных

 

"С солдатами же обращайся хорошо и заботься о них"

Сунь-Цзы. "Трактат по военному искусству"

Но несмотря на всю изворотливость хорошего Начальника Генерального Штаба и на все его умение вводить Главкома в заблуждение, рано или поздно все равно возникают ситуации, когда очередной безумный приказ Главкома приходится выполнять и по возможности точно. Тогда Начальник Генерального Штаба передает этот приказ своим подчиненным, обычно в Оперативный отдел.

Вообще, спокойная жизнь Начальника Генерального Штаба во многом зависит от хорошего подбора кадров. Лучше всего найти себе толкового заместителя, который будет выполнять всю работу и нести при этом всю ответственность. Но, к сожалению, найти такого чудака удается крайне редко, а если и удается, то его быстро переманивает Главком или кто-то повыше. Поэтому приходиться довольствоваться подчиненными, либо не желающими, либо не могущими выполнить то простейшее невыполнимое безумное задание, которую вы ему поручили.

Хуже всего подчиненные, желающие работать, но не могущие выполнить необходимую работу. От таких 'энтузиастов' надо быстро избавляться, например отправив их помогать какому-нибудь союзнику или командовать какой-нибудь группой армий. Также приятно проигрывать их в карты Герингу или отдавать за долги Канарису. Из оставшихся следует создать отдел по инспекции заполярных и пустынных дивизий с выписыванием безвременной инспекционной командировки и выдачей довольствия сухим пайком.

С оставшимися же подчиненными следует обходится так: тех, кто и не желает делать работу и не может, следут повысить в должности и поставить начальниками над теми, кто могут, но не желают. В этом случае начальники приложат все усилия, чтобы заставить подчиненных работать, иначе работу придется выполнять им самим, а это выше их способностей.

После того, как подобными мерами налажена работа штаба, следует найти тех уникумов, кто и может и хочет работать, и создать из них Оперативный отдел. К сожалению Оперативный отдел не только самый загруженный работой отдел Генерального Штаба, но и самый малочисленный. Связано это с большой трудностью подбора персонала. Так, в моем Генральном Штабе Сухопутных войск весь Оперативный отдел состоял из одного человека - полковника (впоследствии генерал-лейтенанта) Хойзингера. Больше людей, подходящих для этой работы, в Германии нет.

О рождаемости

 

"Тот, кто умеет вести войну, два раза набора не производит, три раза провиант не грузит; снаряжение берет из своего государства, провиант же берет у противника. Поэтому у него и хватает пищи для солдат."

Сунь-Цзы. "Трактат о военном искусстве"

Говорят, что в России каждая женщина, родившая более 10 детей считается героиней. Интересно, а кем бы там считали нормального Начальника Генерального Штаба, создающего из ничего ни какой-то несчастный десяток детей, а десятки тысяч вооруженных мужчин, сотни танков, тысячи кораблей? А ведь подобное действо - будничная работа штаба.

Но поскольку не так уж и много людей знакомы с этой стороной работы Генерального Штаба, я позволю себе описать несколько приемов облегчения родов и избежания родовой горячки.

Чаще всего зачатие очередной группы войск или партии снаряжения происходит от Главкома. Обычно выясняется, что для очередной безумной авантюры срочно требуется что-то около десятка стрелковых и пары танковых дивизий вместе со средствами их доставки на Британские острова. Сразу после получения приказа по срочному изысканию необходимых ресурсов у Начальника Генерального Штаба имеется несколько возможных путей поведения.

На первый взгляд, простейшим выходом из сложившейся ситуации является аборт, то есть отказ Начальника Генерального Штаба выполнять данное приказание по причине отсутствия возможностей. Как известно, подобным методом пользовались в Германском штабе в первую Мировую войну. Из истории хорошо известно, к чему это привело, а ведь операция поворота наступления с запада на восток была вполне реализуема. В существующей ситуации отказ от выполнения приказа может привести и к более печальным последствиям, как-то отставка с поста Начальника Генерального Штаба или получение приказа спланировать ту же операцию, но без вновь рожденных войск. Поэтому приходится выполнять приказ.

Иногда удается свалить выполнение сей трудной работы на подчиненых. Так, мне удалось передать Хойзингеру задачу по производству на свет примерно пяти тысяч самолетов в течении полугода. Как хорошо известно нашим противникам, он великолепно справился с задачей, утроив авиацию Германии. Но, к сожалению, Хойзингер один, а задач много. И тогда приходится работать самостоятельно.

Из всех возможных способов создания необходимых ресурсов сразу следует отсечь метод их прямого произведения. Ведь во время действительно напряженной войны все те, кто может держать оружие, служат в армии, а те кто не могут, на армию работают. Более того, иногда необходимые ресурсы, например те тысячи кораблей, которые были нужны для операции 'Морской Лев' и 'Альтернатива', достаточно быстро создать просто невозможно.

Поэтому приходилось прибегать к нестандартным способам. Лучше всего показал себя метод, впервые сформулированный еще Каном: 'Если ничто другое не помогает, прочтите, наконец, инструкцию.' В случае с 'Морским львом' в качестве инструкции выступали мои собственные записные книжки. Благодаря вдумчивому чтению докладных записок за 1938-1941 года удалось найти даже больше кораблей, чем первоначально требовалось Главкому. Попутно удалось найти более дивизии тяжелой артилерии.

Но проведенной работы оказалось недостаточно, так как Главкому срочно потребовалось усилить Группу Армий "Юг" полевой артилерией. Пришлось срочно заняться поиском пары сотен артилерийских орудий. Тут весьма кстати пришлась недавняя реорганизация артиллерийскких полков при стрелковых дивизиях, при которой в каждой дивизии освобождалось ровно одно орудие. Почти все они и были переданы в ГА "Юг".

Несмотря на частую нужду в создании войск, часто появление новых войск не является столь уж необходимым. Иногда нужно не столько увеличить реальное количество войск, сколько внушить противнику, что их больше, чем на самом деле. В последней войне данная операция была проделана всего лишь однажды в южной группе армий. Фон Рунштадту позарез требовалось хотя бы три танковые дивизии в 39 мехкорпусе, а всеми усилиями не удавалось найти больше двух.

В результате было решено, что из двух имеющихся дивизий будет выделено по одному полку из трех, и из получившихся двух полков будет сформирована новая дивизия, разумеется уменьшенного состава. Поскольку предпологалось, что Группа Армий 'Юг' не встретит серьезного противника (а если встретит, то просто перейдет на резервную оперативную схему, в которой большие танковые силы были излишни), то и уменьшениие ударной мощи отдельных дивизий не приведет к серьезныым осложнениям, а увеличение количества подвижных соединений в составе армии было весьма полезным.

О планировании.

 

Хорошо продуманное убийство всегда бывает уютным.

А. Тимоффевский

Несмотря на важность всех тех задач, которые были описаны выше, основной обязанностью Начальника Генерального Штаба все еще остается планирование. К сожалению, в последнее время многие командующие групп армий и более мелких подразделений начали считать, что планирование предстоящих операций - это их право. Эти 'военные' стали забывать, что в их обязанность входит только непосредственное управление их войсками в том случае, когда выполнение плана Генерального Штаба либо затруднено, либо даже невозможно, и что самим фактом существования их должностей они обязанны лишь несовершенству современных средств связи, не позволяющих осуществлять непосредственное управление войсками напрямую из Генерального Штаба.

Необоснованность требований таких командиров тем более очевидна при анализе выдвигаемых ими 'планов'. Мало того, что некоторые из этих планов еще более безумны, чем идеи Главкома, эти планы еще и весьма удалены от реальности.

Сначала один генерал-фельдмаршал предлагает осуществить переброску нескольких дивизий неподготовленных солдат в глубокий тыл противника, используя практически всю транспортную авиацию Германии и Италии. Даже если бы удалось решить проблемы с переброской всего этого количества самолетов из Италии и Греции и их размещения в Восточной Прусии, совершенно невозможной выглядит попытка последовательной посадки трех сотен самолетов на русскую (sic!) автомобильную дорогу, не говоря уже о безаварийном взлете с нее. Я уже не говорю о том, что при планировании данной операции этот генерал-фельдмаршал рассчитывал на то, что все самолеты еще и не понесут существенных потерь в течении как минимум трехдневного воздушного моста!

Затем другой, не менее опытный, хотя и безумный военачальник, но уже в чине ефрейтора (я нарочно не называю фамилий, дабы не обидить чем-то этих умных и талантливых людей, просто взявшихся не за свое дело) пытался запланировать выгрузку десанта на необорудованное побережье прямо с океанских лайнеров.

Всего только мысль о возможности проведении подобных планов в жизнь побудила меня к решительным действиям. В кратчайшее время мне, с неоценимой помощью Оперативного отдела, пришлось разработать планы всех тех операций, которые вызывали у меня сомнение в своей реализуемости. В первую очередь это касалось операций 'Двойная звезда' и 'Альтернатива'. В результате мне удалось не только избавится от рискованых действий, подобно описанным выше, но и сэкономить значительное количество ресурсов, хотя для этого и пришлось просмотреть не менее четырех вариантов расположения войск и распределения транспортных средств.

При подготовке этих операций серьезно пригодился мой опыт в планировании перебросок и размещении войск. К тому времени уже было полностью окончено планирование эвакуации войск из Югославии и Греции. Тогда на проведение всей операцию по выводу потребовалось целых восемнадцать дней, а сейчас я мог бы завершить эвакуацию всего за неделю. В то же время велось планирование переброски войск с Западного фронта на Восточный. Эта операция по размаху и сложности до сих пор мне напоминает поворот великих северных рек на юг, по слухам, планируемую русскими.

Но, как ни странно, наибольшую сложность в кампании вызвало планирование сосредоточения войск Группы Армий 'Север'. В самом деле, весьма затруднительно вместить более полумиллиона человек в Восточную Пруссию, да так, чтобы они не мешали передвижениям друг друга и были готовы к выполнению самых разнообразных задач. В результате корпуса группы генерал-полковника Жукова растянулись от Тильзита до Быдгоща, практически на 500 км. Как показала практика, столь внимательный подход к сосредоточению войск себя оправдал. Так во время известного наступления русских из Белостокского выступа на северо-запад, на пути противника встали корпуса именно группы армий 'Север', заранее готовые к такому развитию событий, но также и могущие через короткое время присоединится к наступающим частям 3-й танковой группы. В это же время резервы Группы Армий в составе 10-й армии и Войск противодесантной обороны (12 с. д.) готовы были оказать поддержку всему Оперативному Направлению.

Также стоит отметить и весьма долгое планирование различных путей использования резервов Главного Командования. В результате удалось, не имея специально выделенных резервных войск, постоянно иметь свободную группу войск в районе крупного железнодорожного узла. Так, одна из таких групп, носящая название Оперативная Группа 'Варшава' была готова к отражению возможной атаки на Варшаву в первых числах мая. За несколько дней до начала операции 'Альтернатива' отдельные части данной группы были передислоцированы на предписанные им позиции почти из всех Группах Армий Восточного Оперативного Направления. Но если бы русские все-таки совершили бы мощный танковый удар на Варшаву, их бы поджидал любопытный сюрприз. Аналогичные группы в различное время существовали в Кракове и Познани.

Одновременно с этим Оперативным Отделом Генерального Штаба (т.е. полковником Хойзингером) планировалась операция 'Маятник', представляющая из себя чисто штабную работу. За блестящее проведение данной операции Хойзингеру было присвоено звание генерал-майор, а впоследствии и генерал-лейтенант.

О вышесказанном.

Итак, я закончил краткое описание тех трудностей и тех проблем, с которыми так часто приходится сталкиватся в своей работе Начальнику Генерального Штаба. Разумеется, на столь ограниченном объеме нельзя осветить все, что хотелось бы. Так, мне пришлось опустить все вопросы, связанные с оформлением документов, хотя разумный вид записи дислокации войск экономит немало времени всему Генеральному Штабу. Точно так же совершенно не затронута проблема распределения обязанностей внутри Штаба и взаимоотношения Генерального Штаба с остальным высшим командованием.

Также я ни разу не упомянул о планировании наших противников, но, к сожалению, эта часть повествования должна быть написана теми словами, которые Начальник Генерального Штаба должен знать, но не должен применять.

Я надеюсь, что все эти записки помогут кому-нибудь в планировании очередной безумной идеи очередного сумасшедшего Главкома, и мне выпадет честь быть его противником и потерпеть поражение. И тогда я смогу честно сказать:

И увидел Начальник Генерального Штаба
все, что он создал и вот, хорошо весьма.

Начальник Генерального Штаба
Сухопутных сил Вермахта
Генерал-полковник
Франц Гальдер

[наверх]


© 2005 Р.А. Исмаилов

Rambler's Top100 Service