На главную страницу

К рубрикатору «Письма читателей»

Обсудить статью на форуме

Сменить цвет

Выход (FAQ и настройки цвета)


Владимир Каминский (Минск)

©2000

Не рубите голову алхимику - он химичит, как может

или

ПРОГРЕСС В СОСЛАГАТЕЛЬНОМ НАКЛОНЕНИИ

Неизвестному китайцу посвящается

Опубликована в "Компьютерной газете"

Вот Вы спросите меня, почему я покушаюсь на Ваше время посредством описания существующих и несуществующих игрушек? Потому что игрушки наводят на размышления. Когда-то я немало часов провел за "цивилизацией". Той еще, первой, Сида Мейера. Эпизодически баловался и другими игрушками этого типа. Очень полезно для общего развития. Помогает прочувствовать, что из ничего -- ничего не берется. Что любая разработка требует ресурсов, времени и соответствующего фундамента знаний. Что с вверенным тебе народом надо обращаться строго, но справедливо, а главное -- вдумчиво.

Но вот что со временем начинает раздражать в "цивилизации" и ей подобных игрушках -- это предопределенность. Можно, конечно, поизвращаться (на легком уровне, естественно) и развивать науку, транспорт, торговлю, промышленность и дипломатию, упорно обходя стороной изобретение пороха. Забавно (если повезет уцелеть), когда прибывшие на "разборку" иноземные армии тут же покупаются, а вслед за тем покупаются и пославшие их государства (кроме столиц, однако -- престол не продается). Можно наоборот, сделать упор на военную силу и чисто военные технологии. Однако все эти технологические достижения, чудеса света и обусловленные ими возможности создания очередных классов войск и сооружений заранее и совершенно однозначно запрограммированы. Причем набор их довольно ограничен, хотя и увеличивается с появлением новых игрушек этого типа. Поначалу это достаточно интересно, потом надоедает. В реальной истории далеко не все так. Вернее, почти все не так.

Потому что нет в этих игрушках самого характерного в истории -- непредсказуемости. Не в том смысле, что Вам на голову не может свалиться ацтекская ракета, пока Вы в поте лица строите казармы для своих будущих мушкетеров. Не в этом дело. Нет того сплетения случайности с закономерностью, которым пронизана вся мировая история. Понимаете, по некоторому количеству опорных состояний можно рассчитать -- и это уже давно сделано -- картины звездного неба на тысячи лет вперед и назад или положение континентов. Однако историю вперед рассчитать нельзя (надеюсь, модные разговоры о пророчествах Нострадамуса Вы всерьез не воспринимаете). И даже назад ее рассчитывают с изрядным разбросом. Вот и давайте порассуждаем, как бы это пореалистичнее смоделировать исторический процесс. Или это слишком сложно? Тогда хотя бы развитие науки и техники. Что для этого нужно особенного, чего нет (или скорее всего нет -- за этими игрушками просто не уследишь) в расплодившихся "цивилизациях". И какой могла бы оказаться наша виртуальная история.

Интересное же дело -- многие физические, химические или иные эффекты известны были давно, а применяться в существенном для цивилизации масштабе стали недавно. Иногда этому мешали экономические условия, иногда -- идеологические установки (религия, например). А иногда -- просто не делали так, и все. Паровую машину, пригодную для привода, скажем, грузоподъемных или водоотливных механизмов на горных работах, вполне могли бы создать еще древние греки или римляне. Только зачем, если у них как раз на тяжелых работах рабов было множество? Хорошо, а кто еще в древности или в средневековье мог бы это сделать. Китайцы? Или им и так рабсилы хватало? Оказывается, не всегда. В многочисленных войнах, выпавших на их долю, не раз случалось, что из целых провинций почти всех мужчин угоняли на войну, оставив хозяйство на женщин и детей. На первый взгляд, паровой трактор или хоть передвижная паровая машина для привода различных механизмов им бы не повредили. Но толку от трактора на залитом водой рисовом поле? Где еще? Рудники? Может быть, но для этого объем работы должен быть на пределе (или за пределом) возможностей привода людьми или животными. Значит, сначала должна возникнуть такая громадная потребность в металле или угле. Откуда? С Европой XVII-XVIII века здесь ясно -- дивизии мушетеров, полевая и крепостная артиллерия, тысячи и тысячи тонн суммарной массы орудийных стволов и ядер на военных кораблях, которых все время топят... А раньше вроде никому и не надо было. Интересно порассуждать о технически возможных, но не реализованных в сколько нибудь значительном объеме устройствах. В контексте наших виртуальных цивилизаций. Вот, к примеру, сухопутные корабли. Еще князь Олег ошеломил защитников Царьграда, поставив свои ладьи на колеса. Но дальше этого случая дело не пошло. Потом голландцы в XVII, кажется, веке развлекались ездой по побережью на экипажах под парусами. И это тоже осталось без существенных последствий. В конце 60-х -- начале 70-х годов несколько групп энтузиастов в бывшем Союзе занялись "песчанными яхтами". Трехколесная платформа с мачтой и треугольным парусом по ровной сухой степи при достаточно сильном устойчивом ветре обгоняла автомобиль. Они совершили несколько походов по заволжским степям и пустыням Средней Азии. Потом все вернулось на уровень пляжных развлечений.

Теперь давайте прикинем, как могло бы возникнуть и применяться подобное транспортное средство тысячу-другую лет назад. Для этого должны были бы соблюдаться несколько условий. Во-первых, должна иметься потребность в транспорте, причем груз для начала должен быть достаточно легким, компактным и ценным -- государственная почта, денежные налоги из дальних провинций, какие-то редкие товары. То есть существование такой потребности подразумевает и определенный уровень и формы общественного развития. Кстати, еще в давние времена бывали случаи, когда торгово-транспортное посредничество становилось существенной частью образа жизни целых народов. Пример финикийцев в древности и викингов в средние века общеизвестен. Предки современных армян около четырех тысяч лет назад возили товары между земледельческим Югом (Двуречьем) и кочевой скотоводческой степью. Причем изобрели для этого легкое колесо со спицами вместо тяжелого дискового, применявшегося раньше. Да, и еще нужно, чтобы при этом традиционный транспорт -- верблюды, лошади, собаки -- по каким-то причинам не проходил, из-за бескормицы в пустыне, например. Или сильно проигрывал в скорости. Во-вторых, должна иметься обширная, достаточно ровная и достаточно твердая поверхность для движения -- степь, пустыня. В-третьих, климатические условия должны способствовать -- сильные устойчивые ветры выгодных направлений на пути туда и обратно. В-четвертых, минимально необходимый технологический уровень -- применение колеса, достаточно развитая технология обработки дерева, металла, кожи, возможно ткачество, и, конечно, идея паруса. К идее паруса, как и планирующего полета, можно прийти даже посреди безводной степи, глядя, как ветер уносит сорванную с юрты кошму. Мир вокруг нас вообще наполнен поводами для размышлений.

В-пятых, должны быть минимально необходимые условия для "опытно-конструкторских" работ -- наличие ресурсов своей или чужой рабсилы и материалов как и возможность ими распоряжаться. При том Вышестоящее Начальство понимать должно, что отрицательный результат -- тоже результат, и не рубить голову несчастному изобретателю при первой же неудаче. Ну и само по себе новшество не должно рассматриваться как святотатсво, опасное колдовство и прочий "подрыв основ" -- со всеми вытекающими последствиями. Ведь именно так оно чаще всего и рассматривалось. Тем более, что приводили эти новшества в конечном счете как раз к подрыву основ традиционного образа жизни. А с другой стороны -- мало ли чего нам пытались запретить за прошедшие тысячи лет. И что с того? Если нельзя, но очень хочется...

Ну вот, пожалуй, все. Теперь подумаем, как бы это функционировало и какое бы влияние на историю цивилизации оказало. Я, естественно, не знаю, имелся ли реально весь описанный комплекс условий в Центральной Азии пару тысяч лет назад, просто допустим любопытства ради. Тем более что мы исследуем не только Землю, но и виртуальные землеподобные миры. Конструктивное исполнение нашей парусной колесницы представить себе можно, но это -- не тема для "Компьютерной газеты". Оценим лишь эксплуатационные свойства. Какую скорость Вы выдержите на велосипеде по грунтовой дороге или скошенному лугу? Хорошо, если километров 20 в час, вряд ли больше, иначе все сиденье отобьете. С сухопутным кораблем -- та же поблема, пока не придумают мягкую подвеску. Тогда можно и на 30 км/ч надеяться. Чтобы преодолеть две с небольшим тысячи километров пустыни от крайних западных фортов Великой Стены до перевалочных факторий у восточных склонов Памира при хорошем ветре и круглосуточном (в лунные ночи) движении со средней скоростью 15-20 км/ч потребуется 100-140 часов, т.е. 4-6 суток. Всего-то! А если вокруг Балхаша (его с севера обходить придется, с юга рек много) к Сыр-Дарье, к границам Самарканда -- ну пара недель. Вокруг Арала в Хорезм -- за месяц. Правда, у транспортного средства с парусной тягой на суше есть и свои существенные недостатки по сравнению с животной тягой. Затрудненное преодоление крутых подъемов и участков со слабым грунтом, ну и зависимость от ветра. Экипаж "дальнобойной" грузовой колесницы 4-6 человек: кормчий и парусник, сменщики, может быть еще пара лучников на опасных участках. Грузоподъемность можно оценить по аналогии с дилижансами или колесным ходом легкой артиллерии прошлого века. С полтонны товара вполне потянула бы. Так что можно считать, с матчастью мы разобрались. Намного сложнее вот так, на пальцах, разобраться с возможными историческими последствиями.

Быстрая торговля -- быстрый оборот денег. Но на крылатых ногах Меркурия (бога торговли, если кто забыл) кандалами висела бы китайская государственная система. Госсобственность (точнее -- собственность императора) на большую и лучшую часть земли, государственные ремесленные мастерские, госконтроль над торговлей. Купцы основную часть дохода тратили на личное потребление и взятки. Если что-то оставалось -- старались на эти деньги пристроить сыновей на госслужбу. Или покупали землю, но здесь возможности были очень ограничены. Продвижение по службе больше зависело от симпатий начальства и сдачи экзаменов на знание древних книг, чем от реальной пользы для страны. Ученые искали мудрость в тех же древних книгах. Императорам нужны были результаты -- деньги и безопасность границ, но редко кто из них нисходил до технических подробностей. И что самое смешное, хотя эта система не раз рушилась под ударами иноземных завоевателей и от внутренней гнилости, но спустя десяток-другой лет смуты возрождалась уже при новой династии. И так тысячи лет! Может быть, возрастание значения торгово-промышленных чиновников, потенциально более прогрессивных по сравнению с приверженными традициям аграриями и изменило бы что-то в лучшую сторону, но без заинтересованности в конкретной прибыли -- вряд ли. Спасти ситуацию мог бы разве что Дэн Сяопин. Естественным путем создать условия (но не гарантии) для выползания тогдашнего Китая из исторической ямы могло бы только ускоренное массовое моральное разложение чиновников, превращение их в фактических теневых купцов или в высокооплачиваемые марионетки в руках удачливых купцов. Правда, по нашему горькому опыту, бюрократия в такой ситуации чаще всего превращается в "крышу".

До больших денег всегда много охотников. Реальному Китаю постоянно приходилось вести войны с кочевниками за контроль над Великим Шелковым Путем. Для толкового вождя какого-нибудь Каганата или Великой Орды успех в такой войне -- это исторический шанс перейти от грабежа или взимания пошлины (что по существу одно и то же) к организации собственного бизнеса. С последующим ускорением развития и превращением диких монголов в викингов степи. С быстрым переростанием стойбищ и "плечевых стоянок" в города. С перерождением Орды или Каганата в этакую "Степь-Ганзу". Хотя по мере учета всех сопутствующих условий вероятность реализации этого варианта представляется стремящейся к нулю. Несомненно одно -- возникновение транспортной системы с высокой пропускной способностью на Великом Шелковом Пути вовлекло бы в ускоренное развитие множество стран и народов и по своим последствиям было бы сравнимо с открытием морского пути в Индию.

... В годы моего детства любой пионер мог, если не лень было, склеить вполне летающую модель планера. Наборы продавались в любом магазине игрушек -- несколько реечек да листков папиросной бумаги. Что мешало китайцам, при их увлечении воздушными змеями, соорудить нечто подобное еще сотни лет назад? И если рождение мифа об Икаре связано не только с падением какого-то метеорита, но и с экспериментами по авиации, то почему от них отказались после первой же неудачи? Зато лет сто назад, во время очередной волны моды на это занятие, его не прекратили несмотря на множество катастроф. Подводные лодки, типа тех, что впервые были применены в войне между Севером и Югом в США, можно было сделать еще в позднем средневековье. А вот не сделали, только картинки рисовали. А если без пороховых зарядов в качестве оружия, а с какими-нибудь там буравами или таранами для пробивания дыр в бортах и днищах -- так и вообще во времена Архимеда. Идея сотни, если не тысячи лет буквально носилась в воздухе, вернее плавала в воде. О всевозможной виртуальной технике и о решениях на нетехнической основе, которые встретили бы мы при ином стечении обстоятельств, на иных путях истории можно говорить и говорить. Броненосцы с парострельными орудиями. Воздушные змеи-разведчики над азиатской степью. Боевые псы ростом с теленка и морозоустойчивые слоны... Что вообще нужно для изобретения, во-первых, и существенно широкого применения, во-вторых, некоего технического устройства? Доступность принципа действия пониманию (или хотя бы иллюзия понимания, что часто бывало в медицине, металлургии или химии). Технологическая возможность для реализации хотя бы на примитивном уровне. Также очевидно, что машина или орудие, действующее по нетрадиционному принципу, уже при самой примитивной реализации должны обладать существенными преимуществами или особыми новыми качествами (к примеру: наблюдение за противником сверху -- в воздухоплавании и авиации). Условия, благоприятствующие применению на начальном этапе. И неплохо бы иметь критическую ситуацию, невозможность удовлетворения какой-то протребности в нужный срок или в нужном объеме. Хотя иной раз изобретение само рождало новую потребность.

Но вернемся к моделированию.

Моделировать процесс познания можно, предварительно составив таблицы (или иным подходящим образом организованные данные) физических и прочих эффектов (явлений) и областей деятельности, где эти эффекты используются, и следовательно, были или могли быть открыты. Хотя здесь свои сложности. Практическое использование некоего эффекта можно засчитывать в знание, если оно осмыслено. Иначе у нас муха на окне будет профессором аэродинамики. Но осмысление может быть как истинным, так и ложным. Причем ложное осмысление, например, магическое, как ни странно, нередко наводило на практически полезные результаты. Допустим, две тысячи лет назад мастер ковал меч. Помолясь, ковал-ковал, потом, раскалив докрасна, погружал в тело молодого раба. Зачем? А чтобы в него перешла сила молодого раба. Удался меч -- порядок. Не удался -- значит, помолился мастер плохо или раб попался неправильный. И с практикой все в порядке и с истиной никаких проблем. И только лет 150 назад разобрались металлурги, что дело все в формировании кристаллической структуры металла, в режимах нагрева-охлаждения и прочей премудрости совершенно рационального свойства. И что для закалки минеральное масло с разными добавками годится куда лучше тела молодого раба. А истина и практика как же? С ними по прежнему все в порядке. Вообще, эти древние строители и механики имели сплошь и рядом совершенно антинаучное, с нынешней точки зрения, понимание физики, химии и прочего, но строили и делали так, что и стояло и работало. Люди, похоже, чувствовали свою работу. Как фехтовальщик чувствует рапиру, а истребитель -- свой самолет и самолет врага. Ведь не будет же один во время боя решать уравнения упругой линии гибкого стержня переменного сечения под переменной же инерционной нагрузкой, а другой -- считать что-то там по формулам баллистики и аэродинамики. Да они их и не знают...

Может и у древних мастеров было что-то в этом же роде.

У человека, да и у многих других животных, просто есть такое природное свойство (скажем так в первом приближении) -- неосознанно (интуитивно) находить зависимость между разными явлениями или сторонами некоего явления. Однако установить, хотя бы и достаточно точно форму зависимости между входом в "черный ящик" и выходом из него, типа y=f(x), вовсе не значит понять его природу. Это значит лишь приспособиться к нему, может даже только создать предпосылки для такого приспособления. Назовите это хоть искусством, хоть профессиональным мастерством. А вот чтобы понять явление, надо узнать, что и как там внутри ящика крутится-вертится-друг-за-друга-цепляется. Что там внутри этого "чего-то". Что внутри "внутри". И того иной раз мало, особенно когда оказывается, что "дело было не в бобине", в смысле неучтенных внешних факторов. Это уже наука. О ней можно говорить, когда создают аппаратуру и методику для исследования внутренних механизмов явления. Возвращаясь к нашему примеру с закалкой меча, можно сказать, что наука в это дело пришла с применением микроскопа для исследования структуры металла.

В этом смысле многое, что традиционно называют наукой -- не наука еще, а только систематизированные знания о внешней стороне явлений. Таковы постулаты евклидовой геометрии и законы ньютоновой механики. Кто скажет, что это плохо? Так вот, смоделировать указанную подсистему процесса познания в рамках игрушки сложновато, а вот косвенно учесть ее влияние на технику и технологию -- можно. Введем для этого переменный во времени и пространстве, то есть в историческом и географическом смысле, коэффициент развития. Ведь познание происходит постепенно и не везде одинаково. Одним особенно удается электроника, а у других -- дети красивые. Но из каких именно соображений назначать этот коэффициент? Примем за него отношение наибольшей возможной для данного вида техники или технологии эффективности (скорости, мощщности, производительности -- в зависимости от конкретного случая) к эффективности при первоначальной реализации этой техники. Но как этот коэффициент меняется? Тут стоит обратить внимание на одну характерную особенность мышления. Человеку свойственно мыслить аналогиями, переносить образы и понятия с одной области природы или деятельности на другую. И, осознав однажды, что в мире многое взаимосвязано, видеть потом эти связи и там, где их нет, тоже свойственно. Хоть с этим и не рождаются, но осваивают люди этот метод довольно рано. В нашем случае с мечом древний кузнец просто переносил бытовое понятие силы как способности делать тяжелую работу на способность меча делать свою работу, да еще будучи уверен в возникновении мистической связи между мечом и человеком. Это -- магическое мышление. Но люди начинают внимательнее присматриваться к окружающему миру, чаще обобщать и пересматривать, если надо, свои представления о нем, не считая пересмотр ересью или святотатством. Человек с рациональным мышлением, обнаружив однажды волокнистую структуру дерева или зернистую структуру камня как причину некоторых свойств этого материала, начинает искать и в металле что-то подобное, только размером помельче. Или хоть что-то. И при этом понимает: нельзя путать правдоподобные предположения с фактами.

При каких условиях совершается переход от магического мышления к рациональному? Предпосылками (но не гарантиями) этого являются ликвидация кастовой замкнутости, накопление опыта, открытое обучение ремеслу, появление профессиональной литературы, постановка дела на поток. Деревенский кузнец или мельник, бродячий мастер-строитель всегда считался немного колдуном. В больших мастерских или в строительной конторе просто не до колдовства. Причем рациональное мышление формируется в первую очередь именно в техничеких делах. Это заметно уже у древних греков и римлян. Витрувий (был такой такой архитектор, успевший в молодости послужить в войсках Юлия Цезаря, а на старости лет, при Октавиане Августе, занявшийся сочинением трактатов) советовал строить храмы богов в здоровой местности возле целебных источников. "Благодаря природе местности растет почитание божества". И ему уже не приходит в голову, что источник станет целебным, если рядом храм построить.

Крайним случаем влияния магического мышления можно считать религиозные или идеологические запреты и жесткий контроль по этим же мотивам. Что "пистолет-пулемет -- полицейское оружие, пригодное лишь для разгона мирных демонстраций пролетариата" и что "кибернетика -- буржуазная лженаука". Или вот древние египтяне, главным богом которых был Амон-Ра-Солнце, а символом солнца был диск, считали, видимо, святотатством использовать диск-колесо в низменных хозяйственных целях. Хотя и знали о возможности такого применения -- сами видели во время торговых и грабительских походов в Азию. И только когда полчища варваров на усовершенствованных конных колесницах захватили дельту Нила, коренная национальность переняла, наконец, эту могучую технику. В доколумбовых цивилизациях Америки колесо тоже не применяли, хотя знали о нем. И даже японцы не использовали колесо до середины прошлого века! Тут мы выходим на особенности общественного развития, разбор которых явно выходит за рамки данной статьи.

Итак, при преобладании магического мышления развитие идет медленно, методом "случайного тыка", нередко с провалами или остановками. При этом задействуется меньшая часть иапазона изменения коэффициента развития. Преобладание рационального мышления развитие идет с нарастающим ускорением, сначала методом "научного тыка", а затем благодаря теориям, адекватно отражающим внутренние механизмы используемых явлений.

Конечно, и здесь не обходится без исключений. Например, мечи и сабли достигли почти предельного совершенства еще в эпоху магического мышления. Конечно, описанная выше двучленная классификация хотя и отражает в определенной мере реальность, но "сваяна" сугубо в рамках обсуждаемой игрушки и не претендует на полноту. Кстати о классификациях. Читаю я как-то в учебнике истории (для пединститутов), как шумерские ученые (это где теперь Ирак, но 4 тыс. лет назад) "наивно" классифицировали животных: верблюд -- это пустынный осел, лошадь -- это осел из-за гор. Что наивного-то? Есть транспортная скотина (ТС) -- осел называется. Есть пустынная ТС. А есть другая, которой народ за бугром пользуется, ученые уже о ней слышали, но толком пока не видели, назвали забугорной. Нормальная классификация.

Пошли дальше. Многое в науке и технике открывалось случайно или обнаруживалось как побочный эффект иной деятельности. Выплавка меди из руды (а поначалу применяли только самородную медь, так сказать, в готовом виде) была открыта в процессе приготовления красок из медных минералов. Неизвестный китаец больше тысячи лет назад придумал порохоподобный состав по ходу устройства фейерверка для отпугивания нечистой силы. Могли бы открыть порох византийцы при изготовлении зажигательной смеси "греческого огня", который начали применять в VII веке. Мог бы придумать какой-нибудь немецкий алхимик полтыщи лет спустя, как и считалось долгое время. А могли и вообще не придумать. Как не додумались до колеса инки, майя и ацтеки. Европа же стала тем, чем стала именно благодаря огнестрельному оружию (не только благодаря его применению, но и из-за вызванных им экономических и социальных последствий). А иначе еще долго оставалась бы задворками цивилизации, как во времена Крестовых походов.

Некоторые научные открытия совершены были как бы прозапас благодаря тому, что создалась научная среда, ради удовлетворения собственного любопытства занимавшаяся так называемыми фундаментальными исследованиями, весьма далекими в тот момент от получения какой-либо практической пользы. Для моделирования здесь можно было бы тоже применить отдельную заранее составленную таблицу. Строго говоря, такой подход нельзя считать "чистым", ибо он позволяет "открыть" только уже известное, хотя и в иных условиях, и, может быть, с другими историческими последствиями. Но о какой-либо "периодической системе научных идей" или "генераторе научных идей" я пока что не слышал.

Итак в части научного прогресса модель должна содержать указанные таблицы и механизм выбора. В части технического прогресса модель должна содержать "генератор комплексных технических идей" и "синтезатор технических решений". Если такими вещами заниматься всерьез -- на несколько диссертаций потянуло бы. Для генератора можно взять за основу уже достаточно хорошо разработанные алгоритмы изобретательской деятельности, а также таблицы физических и химических и прочих эффектов к ним. В совершенно крайнем случае, простоты ради, можно воспользоваться готовой таблицей идей. Ну и "вбрасывание на поле" должно происходить лишь после проверки условий изобретаемости и применимости по времени и месту, как было показано выше. Что же касается синтезатора, то часть его работы делается по принципу типового задачника. После того, как определены применяемые эффекты, необходимые для их реализации технические элементы (рычаг, колесо, парус, крыло и т.п.) и установлены связи между этими элементами, происходит выбор формул или процедур из некоторого набора, с тем, чтобы определить конкретные технические параметры, необходимые для достижения поставленной цели. То ли это параметры паровой машины, то ли рост и вес боевого пса, а заодно и расход мяса на его прокорм, то ли площадь несущей поверхности и собственная масса змея-разведчика. Хотя, честно сказать, ряд ключеых моментов я представляю себе более чем туманно.

Что еще следует учесть, это как постепенное возрастание эффективности техники (коэффицент развития, о котором уже говорилось в связи с моделированием науки), так и существование физического предела такого роста. Причем по мере приближения к такому пределу рост эффективности обходится все дороже, если только что-то радикально не измениться в других областях техники связанных с данной. Необходимо также различать эффективность отдельно взятого образца и эффективность организованного массового применения. Имея вышеупомянутые генератор, синтезатор и достаточно убедительную модель общественного развития (о чем мы еще, даст бог, поговорим) уже можно было бы сделать презабавную игрушку типа "Научно-технический прогресс". Некую помесь Civilisation, Incredible Machine и Capitalism'а вкупе с элементами естественного и неестественного отбора. Представьте себе, например, паровую машину в каменном веке: глиняный котел, бамбуковые паропроводы, дубовый цилиндр... И как это долбанет при перегреве котла! Единственное, что может испортить вечеринку, это проблемы с графикой. Можно, наверное, предусмотреть какую-то библиотеку трехмерных изображений основных технических элементов, чтобы потом масштабировать и объединять их сообразно параметрам сгенерированной конструкции. Только эстетичность результата вызывает ну очень большие сомнения. Ведь не пристраивать же к игрушке AutoCAD напару с Illustrator'ом!

Хотя отчего бы и нет? Но это уже тема для другого разговора.

[наверх]


© 2005 Р.А. Исмаилов

Rambler's Top100 Service