На главную страницу

К рубрикатору «Статьи членов клуба»

Обсудить статью на форуме

Сменить цвет

Выход (FAQ и настройки цвета)


А. Силантьев

©2000

ОЧЕРК СТРАТЕГИЧЕСКОГО ПОЛОЖЕНИЯ НА НАЧАЛО ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

1941. Середина года. «Третий Рейх» на вершине успеха. Под пятой Германии Западная, Центральная и Юго-Восточная Европа. Нацизм популярен во многих странах. Нейтральные страны (во всяком случае, в Европе) поддерживают вполне нормальные дипломатические и экономические отношения с Германией. Казалось бы, один шаг отделяет Рейх от установления полного господства в Европе (а там, глядишь, и во всем мире) и, даже если не задаваться такой целью, то выгодный мир уж точно должен быть заключен с легкостью. Но!

« — От великого до смешного один шаг!
— Да. И этот шаг до смешного велик&133;»

Было несколько «но», из-за которых добиться всего этого было для Германии не так уж просто.

Рассмотрим положение в мире в 1941 году. Итак, Германия фактически захватила территорию, которую принято называть «Европа». Кроме Британских островов на западе и нависающего на востоке колосса СССР. О Союзе отдельный разговор — все-таки заключили «Пакт о ненападении», СССР — основной экспортер продуктов питания и многого другого, но Великобритания! Не захватив ее, нельзя было утверждать, что Европа покорена, это в свое время пришлось понять Наполеону. И ладно бы, если бы Соединенное королевство просто было «Островом свободы», в придачу к этому оно имело могущественный флот. Также Британия служила «непотопляемым авианосцем», постоянной «pain in the ass» для Германии. В силу уже одной этой причины положение Германии было хуже, чем могло показаться, особенно если учесть, что «Гитлер чувствовал, что его договор со Сталиным не обеспечил бы нейтралитет России ни на одну минуту дольше, чем это соответствовало бы интересам Сталина».

Но мы отвлеклись от основной темы. Вернемся к положению в мире. Политическая обстановка. Непосредственно воюющие страны: Великобритания с одной стороны и «Ось» в составе Германии, Италии и Венгрии. Болгария — сателлит Германии, на ее территории с марта 1941 года размещены части вермахта; категорически не желает воевать против СССР. Соединенные Штаты Америки нейтральны, но — 11 марта подписан «Акт о лендлизе»; 10 апреля оккупирована Гренландия; готовится оккупация Исландии. Фактически США к тому моменту были уже не нейтральной страной, а невоюющим союзником Великобритании. Япония, являющаяся союзником Германии по Берлинскому Пакту 1940 года, выжидает, совершенно не собираясь ссориться с США. В Испании — диктатура Франко, в Португалии — Салазара. Они, разумеется, прекрасно относятся к Гитлеру, но воевать не намерены — опасаются Британии. А вот Финляндия (на которую в 1939 году СССР напал и отхватил кусок территории по окончании советско-финской войны 1939-40 г.г.) и Румыния («26 июня 1940 Советское правительство предложило Румынии возвратить захваченную Румынией в 1918 Бессарабию и передать СССР сев. часть Буковины, населенную украинцами» — до войны, правда, дело не дошло…) были совсем не против участия в войне с Союзом. Что касается остальных стран, то они на середину 1941 года были в целом нейтральны (исключение, пожалуй, могут составлять только Ирак, в котором в тот момент еще не до конца было подавлено антибританское выступление премьер-министра Рашида Али и Аргентина, в которой, особенно у верхушки, отношение к Гитлеру было благожелательным). Впрочем, кроме Ирака, и в остальных арабских странах были сильны антианглийские настроения. При должным образом сложившейся оперативной и стратегической обстановке они вполне могли бы поддержать Германию. Испанию от вступления в войну на стороне «Оси» останавливала сила английского флота — еще одно следствие того, что Британию не вывели из войны. Что касается более серьезных нейтральных стран, то: со Швецией и Турцией отношения у Рейха были прекрасные, с вишистской Францией было сложнее, но они были нейтральны, в тоже время оказывая некоторую экономическую помощь (к тому же англичане в начале июля 1940 года атаковали француский флот, а 8 июня 1941 года войска Уэйвела (Англия) и Карту («Свободная Франция») вторглись из на территорию французского владения Сирии, что располагало к враждебному отношению к Англии).

Теперь рассмотрим также психологический аспект. Германия национал-социализма вследствие мясницкой внутренней политики легко переняла флаг «Империи зла» у большевистского Советского Союза. Поскольку всякий, кто был недоволен режимом Гитлера, мог видеть перед собой оставшуюся свободной Британию, то на всех оккупированных территориях крепли «Движения Сопротивления».

Особенно неприятными для Германии были югославские партизаны и «Свободная Норвегия», прекрасно действовавшие, базируясь в горах. Немецкие части, размещенные на Балканах и в Норвегии было сложно как снабжать, так и перебрасывать куда-либо.

Очень много проблем приносили силы «Свободной Франции», под руководством Шарля де Голля. После разгрома Франции и установления в неокуппированной части режима Виши они стали базироваться во Французской Экваториальной Африке. После того, как в начале июля 1940 года английский флот частично потопил, частично захватил в Оране и Александрии большую часть французского флота, вишистская Франция потеряла возможность хоть как-то контролировать заморские территории, и Шарль де Голль воспользовался этим.

Но суть тут, конечно, не в «Движениях Сопротивления», а в том что Гитлер, проводя свою политику, противопоставил себя свободомыслящим людям, и те были железно уверены в своей победе, чего нельзя сказать о руководстве Рейха.

Также ни одна демократическая страна не могла, вследствии политики, проводимой Германией на оккупированных ей территориях, заключать с ней какие-либо договоры и соглашения. Прежде всего это относится к Великобритании и США.

С другой стороны, националистические движения были, как уже отмечалось, широко распостранены. Например, в ЮАС (Южно-Африканский Союз, сейчас ЮАР) было велико влияние националистической бурской организации «Брудербонд», существовали организации фашистского типа («Серые братья» и др.), имевшие свои военизированные отряды. С началом Второй мировой войны крупнейшие партии ЮАС выступили против участия в войне на стороне Великобритании, а затем вплоть до 1942 года ставили вопрос о выходе из войны. В Аргентине, Чили, Перу, Уругвае и даже в Бразилии также существовали партии нацистского направления. Это создавало некоторый баланс. В целом, политическое положение Германии было отличным.

Хуже было с экономикой. Несмотря огромные территории, захваченные или подчиненные Рейхом, это позволяло всего лишь выйти на нормальный уровень производства. В условиях постоянной милитаризации экономики она начинала «скрипеть по швам». Еще хуже дело обстояло у союзника по Берлинскому Пакту Японии, которая могла просуществовать без постоянного импорта стратегических продуктов лишь недолгое время. У Италии дела обстояли совсем плохо. В отличие от Германии и Японии, последовательно до войны проводивших политику автаркии, Итальянская промышленность была связана с поставками всех основых стратегических ресурсов и заметной доли машиностроения. Экономику остальных стран, союзных Германии не стоит даже рассматривать. Возможности промышленности, в частности, авиационной, Германии и Великобритании (с учетом помощи США) были примерно равны. Возможности промышленности США, готовящихся вступить в войну, намного превосходили возможности Германии. Если говорить о СССР, на который Гитлер собирался напасть, то его промышленность превосходила немецкую в 1,5-2 раза, и это при том, что она еще не была переведена на «военные рельсы». К тому же, следует отметить большую зависимость по стратегическому сырью, особенно по «крови войны» — нефти: Германии — от СССР, а Японии — от США. Итак, к затяжной войне, тем более с расширением числа противников, «Ось» была экономически не готова.

Кроме того, при рассмотрении экономики важен и психологический аспект. Рабочие Великобритании, видя политику, проводимую Рейхом на оккупированных территориях, утраивали свои силы. Немцы также отдавали все свои силы — здесь хорошо работала пропаганда, но жители захваченных территорий совершенно не желали выкладываться на благо Германии. Конечно, их заставляли (в основном кнутом), но эффективность была уже не та.

Итак, суммируя вышесказанное, можно сказать, что «Ось» экономически не превосходила «Свободный мир», даже притом, что США еще открыто не вступили в войну. В случае же вступления в войну США (или СССР) разрыв становился угрожающим. Кроме того, по общему настрою населения «Свободный мир» также превосходил «Ось».

Все это не имеет существенного значения при быстротечной войне, но если боевые действия принимают затяжной характер, данный фактор может стать фатальным.

Теперь перейдем к собственно стратегии. Стратегическая обстановка на конец июня 1941 года. В ходе кампании во Франции Гитлер допустил, пожалуй что первую ошибку: широко известное «Дюнкеркское чудо». В результате Великобритания сохранила войска, хотя и потрепанные, но вполне боеспособные, и главное, получившие боевой опыт. Во всяком случае, с их помощью можно было в случае необходимости отразить попытку десанта на Британские острова. Бронетанковая дивизия именно из этих, спасшихся в Дюнкерке, частей, единственная, оставшаяся у Британии, была отправлена в Северную Африку. Как знать, что было бы с англичанами в Африке без нее…

Следующая ошибка произошла в ходе «Битвы за Англию». Во время непрекращающихся атак Люфтваффе британская истребительная авиация и система аэродромов, снабжения и управления была сильно потрепана и близка к полному уничтожению. Но… во время одного из налетов на Лондон «перепутали цель» и вместо системы управления ПВО было разбомблено несколько жилых кварталов. Таким образом, возможно по ошибке, Германия ввела в обиход такую отвратительную тактику, как «стратегическая бомбардировка». Англичане не остались в долгу и произвели несколько налетов на Берлин, несмотря на двойное кольцо ПВО вокруг него. Ущерб на первых порах был невелик, но психологическое воздействие — огромно. Гитлер и Геринг были взбешены и в сентябре 1940 решели изменить цель авиационных атак — вместо баз ВВС и аэродромов ею стали жилые кварталы Лондона. В результате истребительные силы Британии получили возможность «отдышаться», и, кроме того, их задача сильно упрощалась — вместо непредсказуемых атак на различные части воздушной обороны теперь проводились массированные налеты на Лондон. В ходе одного из этих налетов Люфтваффе понесли такие потери, что от дневных бомбардировок пришлось отказаться. Как результат — «Битва за Англию» оказалась проиграна, и, самое неприятное для Германии, в середине сентября в ходе английского налета на порты Франции, Бельгии и Нидерландов, поддержанного легкими силами флота, было уничтожено более 200 барж и прочих плавсредств, с трудом собранных вермахтом для операции «Морской Лев».

 

В ходе «Битвы за Англию» выяснились недостатки самолетов Люфтваффе: малый радиус действия основного истребителя Me 109 и недостаточные боевые качества «надежды Люфтваффе» — Me-110. Ю-87 — прекрасный пикирующий бомбардировщик, единственный недостаток — способен «работать», только если достигнуто господство в воздухе. Что касается прочих бомбардировщиков, то их эффективность была удручающе низка.

 

В качестве стратегических ошибок Гитлера можно упомянуть Норвежскую и Балканскую операции. Тактически они были проведены превосходно, укрепив репутацию «военной машины» вермахта, но принесли, во-первых, политические проблемы, а во-вторых, ухудшили сывязность империи. Удержание территорий с труднопроходимой местностью, не включенных в общую дорожную сеть, да еще с открыто враждебными неселением, требует размещения крупных оккупационных сил. С точки зрения самих немцев было очевидно, что эти страны надо было оставить в покое — в результате проблемы с местным населением возникли бы у англичан (Норвегия весьма негативно реагировала на попытки Англии и Франции использовать ее территорию для переброски союзных войск для помощи Финляндии в 1940 году и позже на их поползновения разместить в Норвегии свои войска. Учитывая то, что союзники планировали захватить Норвегию, легко представить себе реакцию ее правительства и народа. В Югославии же внутренняя этническая напряженность достигла пика как раз к 1941 году, и там вскоре должна была начаться гражданская война).

 

Удержание Норвегии имело бы некоторый смысл в случае реализации «Морского Льва», но после вышеупомянутой атаки англичан операция, намеченная на 27 сентября 1940 года, была перенесена на более поздние сроки, а затем 12 октября отменена, хотя и оставалась стратегической дезинформацией, отвлекающей от «Барбароссы». Необходимость в оккупации Норвегии фактически отпала.

Польза же от удержания Балкан была для Рейха невелика — несколько аэродромов, не имеющих принципиального значения, и возможность прикрытия фланга в случае необходимости. Необходимость же в этом возникла бы, если бы война приобрела затяжной характер, а на это «Ось» пойти не могла, как отмечалось выше прежде всего по экономическим соображениям.Что касается «Барбароссы», то здесь были серьезные негативные последствия — пришлось перенести дату начала «Барбароссы», время для наступления было упущено.

 

Рассмотрим положение Италии. Италия в течение 1940-41 годов потерпела несколько катастрофических поражений. Во-первых, налет 11 ноября 1940 года авиации англичан на Таранто, основную базу итальянского флота, вывел его ядро из строя. Что характерно, в налете принимали участие в основном устаревшие английские бомбардировщики — «Свордфиши» и «Гладиаторы». Тем не менее, эффект их применения был огромен. Во-вторых, при мысе Матапан 28 марта в ходе морского столкновения итальянского флота с английским были потоплены тяжелые крейсера «Пола», «Зара» и «Фиуме» и 4 эсминца. Лннкор «Витторио Венетто» получил тяжелые повреждения. После этого итальянский флот в войне участия не принимал. В-третьих, Италию постигла катастрофа и на суше — в Африке. После похода Уэйвела Италия потеряла большую часть своих владений в Африке и чуть не лишилась Ливии. После окончания боев итальянских пленных считали акрами. Моральный дух итальянских войск, особенно в Африке, был ужасающе низок. Италию, после поражений во Франции, в Греции, в Африке уже никто не принимал как серьезную военную силу.

Тем не менее, на Средиземноморье Италия, могла попытаться, разумеется не сама, а под «чутким руководством» Германии, установить свое господство. Но и там можно увидеть неоконченность операций Рейха, ранее уже проявлявшуюся в ходе первой французской кампании и «Битвы за Англию». На выручку итальянцам в Африку был послан Эрвин Роммель, по признанию многих, лучший тактик Второй Мировой. Он совершал чудеса, изгнав англичан из Ливии вплоть до Тобрука с той же легкостью, с которой те разбили итальянцев. Но у него была лишь одна танковая и одна моторизованная дивизия, потери в которых были фактически не восполнимы. Несмотря на постоянное авиационное наступление на Мальту, она продолжала препятствовать снабжению «Африканского Корпуса». Ни Люфтваффе, ни итальянский флот не смогли обеспечить снабжение Роммеля.

31 мая 1941 года в результате крупнейшей воздушнодесантной операции был захвачен остров Крит. Но — потери немцев настолько напугали Гитлера, что войска Германии более никогда не проводили подобных операций. «Время парашютных войск прошло…»

Несмотря на захват авиацией Рейха господства в воздухе на Средиземноморье (в пределах боевого радиуса самолетов, базировавшихся на Сицилию), операции не получили завершения — был восстановлен баланс сил, но и только. В 20-х числах июня 1941 года Роммель был остановлен у Тобрука и не смог продвинуться дальше из-за недостатка топлива, отсутствия нормальной ремонтной базы и растянутости линий снабжения.

 

Что касается ситуации на море, то:

— в Средиземном море силы итальянского флота превосходят английские. Люфтваффе имеет неоспоримое господство в воздухе. С учетом этого «Ось» могла бы попытаться установить в Средиземноморском бассейне свое полное господство.

— В Норвежском и Северном морях морские силы Великобритания могут, в свою очередь, установить полный контроль. Флоту Рейха нечем им помешать.

— в Балтийском море силы сторон примерно равны (хотя, поскольку СССР еще не вступил в войну, а Британия не имеет кораблей на Балтике, то немецкий флот имеет преимущество).

— На Черном море «Ось» не имеет сколько-нибудь серьезных морских сил.

— В Атлантическом океане Британия имела полное господство. Тем не менее, действия немецких подводных лодок серьезно вредили снабжению Англии из США. Также в уничтожении караванов подлодкам помогали крупные корабли флота Рейха — единственное, для чего они были использованы за всю войну. Многие из них в ходе рейдерства были потоплены. Например, 18-28 мая 1941 года был выслежен и потоплен крупнейший боевой корабль того времени — линкор «Бисмарк».

 

А в это время по другую сторону от Гринвича Япония вела свою войну. «Империя Восходящего Солнца» поставила своей задачей построить «Великую восточно-азиатскую сферу сопроцветания». Японцы планировали расширить свои владения в Юго-Восточной Азии, включив в них Китай и владения Франции, потерпевшей поражение от Германии. С этой целью они 18 сентября 1931 года начали оккупацию Маньчжурии. В 1933-36 году Япония продолжала экспансию, японские войска оккупировали провинцию Жэхэ и вторглись в провинцию Хэбэй. В июле 1937 года Япония приступила к операциям, направленным на захват всего Китая. В первые же месяцы был захвачен фактически весь Сев. Китай, в дальнейшем были захвачены значительная часть Центрального и приморские районы в Южном Китае, включая Гуанчжоу. В Китае началось освободительное движение, но так как долгое время фактически велась гражданская война между силами гоминьдана под руководством Чан Кай-ши и коммунистической Красной армией Китая, наладить между ними взаимодействие оказалось непросто. Тем не менее, в 1938 году наступление японцев приостановилось. Они перешли к «стратегии выматывания». Параллельно с действиями в Китае Япония решила попробовать свои силы против СССР и Монголии. 29 июля — 11 августа в районе озера Хасан произошел вооруженный конфликт между Японией и СССР. Войска Красной Армии, впервые после гражданской войны, вступили в бой с кадровыми войсками Японии и нанесли ей поражение. Годом позже, в мае 1939 года, японцы в районе реки Халхин-Гол атаковали части сателлита СССР — Монголии. Однако и тогда японская армия потерпела поражение, на этот раз от совместных действий войск Монголии и советских частей, размещенных на территории МНР. После этого Япония стала с осторожностью относиться к войне с Сов. Союзом и держала на границах с ним, в Сев. Китае, Квантунскую армию, пожалуй что наиболее боеспособную. Правда, за всю войну, вплоть до нападения СССР, она так и не сдвинулась с места. 13 апреля 1941 года Япония и СССР заключили «Пакт о ненападении». Реализуя планы расширения на юг, 25 июня правительство Японии, пользуясь поражением Франции, потребовало от правительства Виши разрешения на высадку войск во Французском Индокитае и получило его. Японский флот стал использовать порты французских владений, проводя блокаду Китая. Несмотря на то, что 4 сентября 1940 года госсекретарь США предупредил правительство Японии о нежелательности расширения ее действий во Французском Индокитае, 22 сентября начинается оккупация Сев. Индокитая, впоследствии там строятся военно-воздушные базы и начинается наступление на Китай. В ответ США 26 сентября вводят эмбарго на поставки в Японию металлолома стали. Япония сочла это недружественным актом. В первой половине 1941 года напряженность в отношениях между США и Японией нарастала. США готовились к активным экономическим действиям против Японии. Правительство же Японии, в свою очередь, предполагало решить проблему мирными способами, не вступая в боевые действия ни с США, ни с Великобританией. Также оно не собиралось совершать какие-либо действия против СССР, памятуя о поражениях в 1938 и 1939 годах.

 

Следует упомянуть о серьезных разногласиях в верхах стран-участниц войны. Начнем с Германии. Политическая структура Рейха была разделена на несколько фактически независимых частей: Имперское Министерство труда, Имперское Министерство пропанганды, Имперское Министерство иностранных дел, СС, армия (Вермахт), флот (Рейхсмарине), авиация (Люфтваффе) и др. Подчеркну, они были фактически независимы друг от друга. Вся политическая система Рейха оказалась замкнута лично на Гитлера. То же самое произошло и с вооруженными силами. Они слабо координировали свои планы действий друг с другом, а ОКВ этим занималось посредственно (более того, помимо абвера, каждый вид вооруженных сил имел свою разведку!) В результате возникали совершенно анекдотические ситуации, как, например, со сроком начала операции «Морской Лев». Командование армией просило назначить одну дату, командование флотом — другую, а авиацией — третью. Случались вещи и посерьезней — например, 24 мая было остановлено наступление танковых корпусов Гота и Рейнгардта на Дюнкерк — последний оставшийся порт, из которого могли эвакуироваться англичане. Одной из причин приказа об остановке была уверенность рейсхмаршала Люфтваффе Геринга в том, что его авиация легко сможет воспрепятствовать эвакуации англичан морем.

В Японии дела в этом отношении обстояли даже хуже — армия и флот Империи представляли из себя как бы отдельные государства. Взаимопонимание между этими частями вооруженных сил почти полностью отсутствовало. У армии и флота Японии существовали даже разные планы на случай вступления в войну: соответственно, «Север» (ориентированный на действия против СССР) и «Юг» (направленный преимущественно против США и Великобритании).

У союзников также встречались разногласия. В ходе первой фазы войны (1939-40 г.г.) Великобритания и Франция не смогли наладить между собой эффективного взаимодействия Впоследствии, после вступления в войну США, начались серьезные разногласия между США и Великобританией. В описываемый период можно отметить довольно пренебрежительное отношение к «Свободной Франции» со стороны Соединенного Королевства.

 

В заключение еще пара слов о стратегии.

Стратегическая ситуация была благоприятна для Германии. Англия не могла использовать свои войска против Германии в Европе, Сов. Союз был плохо подготовлен к войне. Необходимо отметить внутренние транспортные линии — важное преимущество Германии, позволяющее быстро перебрасывать силы в неоходимое место. Впрочем, в описываемый период части в Норвегии и на Балканах выпадали из траспортной сети, но это было поправимо. Кроме того, в отличие от Рейха, его союзник — Япония имела мощный флот, в некоторых отношениях сильнейший в мире, а ее участие в войне даже в середине 1941 года было вполне возможным.

Теперь о возможных направлениях действий «Оси».

— Во-первых, Средиземноморье. В случае разгрома английского средиземноморского флота можно было убедить Испанию выступить на стороне «Оси». Это могло бы привести к захвату Гибралтара, соответственно, к потере Великобританией важнейшей военно-морской базы и установлению полного господства «Оси» в этом регионе.

— Во-вторых, СССР. У Германии, даже при использовании плана «Барбаросса», была реальная возможность победить.

— В-третьих, все еще можно было провести десант на Британские о-ва.

Хочется особо подчеркнуть, что середина 1941 года — ключевой момент, когда перед «Осью» широкий выбор дальнейших действий. Очевидно, что «Ось» имеет шансы на победу лишь в том случае, если инициатива остается у нее и ее войска действуют грамотно и быстро. В противном случае, как и произошло в истории, «Ось», хотя и продолжала воевать еще 4 года, проиграла, не добившись задач, которые Германия и ее союзники ставили перед собой.

Сноски

1.

Б.Х. Лиддел Гарт. «Стратегия непрямых действий».
[Назад]

2.

1 сентября 1939 года обьявила себя «невоюющей стороной», вступила в войну 10 июня 1940 года, в момент, когда Франция уже фактически была побеждена.
[Назад]

3.

Большая Советская Энциклопедия, 1971 г.
[Назад]

[наверх]


© 2005 Р.А. Исмаилов

Rambler's Top100 Service