На главную страницу

К рубрикатору «Письма наших читателей»

Обсудить статью на форуме

Сменить цвет

Выход (FAQ и настройки цвета)


Archmag

©2002

Консорционный анализ.

Понятие консорции. Сила консорции.

Каждая человеческая личность уникальна. В то же время человеческий разум в силу своей природы не в состоянии воспринимать объект как некоторую уникальную целостность. Он вынужден вычленять из этой целостности какие-то отдельные качества, сравнивать с качествами других объектов, классифицировать их, а затем соединять эти отдельные качества в своем сознании, образуя модель того или другого объекта. Примерно так же происходит и восприятие личности другого человека. Разница тут только в том, что выявляя у других индивидуумов какое-то общее качество, человек рефлексивно отождествляет себя с этим качеством, или отрицает его у себя. С этого момента поведение его уже не свободно, поскольку сам процесс рефлексивного отождествления сужает возможность выбора. Этот психологический процесс продолжается непрерывно, личность постоянно сравнивает и корректирует свое поведение с группой лиц, объединенных общим значением выбранного параметра и в конце концов даже не столько сам признак, сколько группа- носительница признака, начинают определять его поведение. Таков общий механизм образования общественных структур, которые мы будем называть в данной работе консорциями.

Итак под общественной структурой (консорцией) здесь понимается осознаваемая индивидуумом внутренне информационно связанная общность людей по тому или другому признаку. Эти признаки могут быть:

Наиболее общий класс признаков - информационный. Он включает в себя различие людей по признакам образования, религии, увлечений, этнические и т.д. Тем не менее, эта общность, как правило, гораздо хуже выделяется внешне. Для осознания индивидуумом принадлежности к информационной общности часто используются искусственные внешние признаки, такие как форма одежды, татуировка и т.д. Наиболее жестко закреплена принадлежность индивидуума по физическим признакам, таким как пол, цвет кожи, и.т.д.

Общность по имущественному признаку формирует классовую (по Марксу) структуру общества. Отметим лишь, что классовая консорция не всегда является наиболее сильной в обществе. Опыт первой мировой войны убедительно показал, что в каждой стране рабочие чувствовали себя, прежде всего частью нации, а не частью класса пролетариата. Эта ошибка марксизма, возможно, является его основной ошибкой. Сталин с его концепцией социализма в отдельно взятой стране исправил ее, построив более-менее жизнеспособное общество.

И, наконец, территориальные консорции. Эти консорции являются наиболее информационно связанными и очень часто самыми сильными. Иногда они трансформируются впоследствии в этнические или даже государственные.

Внимательный читатель может заметить, что каждый индивидуум может принадлежать одновременно к нескольким консорциям (общественным структурам). Так, житель Петербурга является одновременно петербуржцем, россиянином, мужчиной и т.д. Однако в каждый отдельно взятый момент времени он может считать себя представителем только одной консорции. Так стоя на позиции "Я - мужчина" и уступая место в общественном транспорте женщине, человек в этот момент не обращает внимания на то, что он россиянин, что он петербуржец и т.д. Приезжая за границу, испытывая чувство ностальгии, человек вспоминает, что он россиянин, все остальное отходит на второй план. Резюмируя, можно сказать, что консорционные позиции довольно слабо интерферируют друг с другом, разделяясь временем их осознания индивидуумом. Отсюда можно выделить очень важную характеристику консорции - среднее время осознания консорции за единицу времени (день, месяц, год).

В том случае, когда причисление человеком себя к какой-либо консорции автоматически означает причисление его к другой, первая будет считаться внутренней по отношению ко второй. Так, если я берлинец, то я и гражданин Германии.

Выше мы уже говорили о том, что консорции действуют в обществе не одинаково, что приводит нас к понятию силы консорции. Под силой консорции мы понимаем ее степень влияния на общественные процессы. Рассмотрим теперь более подробно те факторы, которые влияют на силу консорции. Воздействие консорции на общественные процессы осуществляется через совокупность ее агентов (индивидуумов, осознающих в данный момент принадлежность к ней). Поэтому, факторы, определяющие силу, следующие:

Степень информационной связанности консорции. Ввиду того, что сила консорции не есть сложение по модулю сил каждого из агентов, а скорее векторное сложение, без координации усилий агентов суммарная сила может стать нулевой. Поэтому этот фактор является, может быть, наиболее важным. Координация осуществляется через надстроечные структуры внутри консорции. Значение субъекта здесь невероятно велико: так сильный лидер может существенно повлиять на степень связанности и увеличить силу консорции в целом.

Внешнее усиление консорции за счет других общественных структур. К этому пункту относится предоставление консорции государственных или иных льгот, дополнительные права, предоставляемые законодательством и т.п. Из-за этого часто наблюдается эффект самоусиления общественной структуры, что будет подробно рассмотрено ниже.

Для иллюстрации важности такого параметра как информационная связанность приведем следующую таблицу.

Сравнение протестантской и католической консорций времен религиозных войн во Франции

Фактор Католики Гугеноты
Численность Более 15 млн.  
СВО Приблизительно одинаковое Приблизительно одинаковое
Финансовые и имущественные возможности То же То же
Индивидуальные особенности агентов. Преимущественно люди с низким уровнем образования, социального положения. Значительное количество знати, лиц с военным образованием, с высоким положением в обществе.
Степень информационной связанности консорции. Низкая (внутри консорции происходят распри между католической лигой и королем и т.д.) Высокая
Внешнее усиление консорции за счет других общественных структур. Католицизм - государственная религия Франции. Преследуется государством.

История свидетельствует, что протестантская община оказывала равное католической влияние на политическую жизнь Франции, и даже провела на престол короля -гугенота Генриха IV , следовательно высокая связанность позволила компенсировать более чем десятикратное преимущество католиков в численности.

Приведем теперь оценочную эмпирическую формулу силы консорции:

Раскроем значение обозначенных символов.

Все вышеназванные параметры достаточно легко вычисляются, за исключением коэффициента Сk. Для вычисления его нам потребуются методы статистического анализа. Предположим некоторая консорция состоит из n фракций ( фракция- наибольшее образование в консорции, в которой индивидуумы действуют как единое целое ).

ai - вектора удельных весов фракций в обобщенном параметрическом пространстве возможностей (под удельным весом здесь понимается соотношение силы фракции и суммы по модулю сил всех фракций, состовляющих консорцию).

P(a1, a2, an) - плотность вероятности одновременного принятия фракциями 1 ,… n состояний a1 … an соответственно. (под удельным весом здесь понимается соотношение силы фракции и суммы по модулю сил всех фракций, состовляющих консорцию)

Тогда:

Интеграл

- интеграл берется по всем направлениям векторов(a1, a2,… an)

Пример:

Для n некоррелирующих между собой одинаковых фракций в одномерном пространстве возможностей вычисления дают 1/n, в двумерном пространстве 1/vn.

Замечание : чаще всего с практической точки зрения на будет интересовать не сила консорции вообще, а сила консорции по отношению к какому-то одному аспекту, поэтому случай одномерного пространства возможностей является очень важным.

Базовая модель взаимодействия консорции и индивидуума.

Для описания взаимодействия консорции и индивидуума воспользуемся психоаналитической трехслойной моделью психики, описанной в классических работах З. Фрейда, К.Г. Юнга и др.

Изобразим ее схематически:

Эго "Я и мы"
Суперэго "Я и они"
Ид "Я и оно"

Считая правильным постулат о том, что в каждый момент времени на сознательном уровне может доминировать только одна позиция (отождествлять себя с какой-либо группой по тому или другому признаку), надо отметить, что любая консорция может заселять также еще два уровня психики.

Итак, первый уровень, эго, сознательная позиция. Мы условно обозначаем отождествление человека с общностью "Я и мы". Как мы уже отмечали, на этом уровне может присутствовать только одна общность. Это то, как человек видит себя в текущий момент времени.

Второй уровень, суперэго: воспитание, совесть и т.п. Мы условно обозначаем присутствие того или другого стереотипа поведения, даваемого консорцией, на этом уровне "Я и они". Это то, как человек представляет, как он должен себя вести в тот или иной ситуации. Эти стереотипы вырабатываются в человеке в результате воспитания, жизненного опыта, знаний и т.д. На этом уровне психики возможно присутствие нескольких стереотипов поведения, определяемых разными консорциями. Единственное ограничение здесь - непротиворечивость стереотипов поведения в приложении к одной ситуации.

И, наконец, третий уровень - бессознательный, ид. Мы условно обозначаем присутствие консорции на этом уровне "Я и оно". Обобщая, можно сказать, это то, как человек представляет себя бессознательно. Это не только то, как человек хочет себя видеть (желаемое), но и то, чего он особенно опасается (избегаемое). В общем и целом, эта любая позиция, сопровождаемая сильными эмоциями и вытесненная в подсознание. На этом уровне психики возможно одновременное присутствие множества консорционных позиций, требование к непротиворечивости здесь снято.

Понятно, что второй уровень служит основным барьером между тем, как человек себя видит в текущий момент (эго), и тем как он себя желал или боялся видеть (ид). Нагрузку на суперэго, вызванную разностью потенциалов между этими позициями, назовем внутренней напряженностью индивидуума.

Из внутренней напряженности индивидуума следует социальная напряженность между консорциями. В качестве примера рассмотрим психологические модели "раба" и "хозяина".

Раб.

"Я и мы" Я и мы - рабы (люди, находящиеся в собственности других людей, лишенные любых прав)
"Я и они" Моя религия, мое государство, мои родители - они заставляют меня не бунтовать, сохранять свой старый социальный статус. Я повинуюсь этим указаниям.
"Я и оно" Я - хозяин. Мне повинуются множество рабов, я живу в роскоши, заставляя делать других, что мне угодно.

Как мы видим, сознательная позиция идет в резкий конфликт с основной позицией бессознательного, в результате внутренняя напряженность индивидуума очень высока, что дает нам очень существенную социальную напряженность между классом рабов и рабовладельцев. Рассмотрим теперь симметричную ей (симметричная схема - схема, в которой 1-ая и 3-я позиции переставлены и противоположно направлены) схему "хозяина".

"Я и мы" Я и мы - хозяева (люди с высоким достатком, имеющие в своей собственности других людей)
"Я и они" Моя религия, мое государство, мои родители - все они говорят мне, что мы избранные, именно в нас содержится соль жизни, что дает нам исключительное право владеть и распоряжаться судьбами других людей, мы не должны останавливаться ни перед чем в осуществлении этого права.
"Я и оно" Я - раб. Я унижен, лишен роскоши, надо мной стоят надсмотрщики, я обязан повиноваться по какой-то причине человеку, который ни чем меня не лучше.

Как мы видим на третьем бессознательном слое (ид) у нас находится не та позиция, о которой человек втайне мечтает, а та, которой он больше всего опасается, что дает нам внутреннюю напряженность индивидуума порой не меньшую, чем в позиции раба.

Отметим, что внутреннюю напряженность индивидуума сильно зависит от очерченности бессознательной позиции, так если некто, принадлежащий классу хозяев, с детства воспитывался в условиях, исключающих присутствие рабов около него, бессознательная позиция "Я - раб" у него не будет представлена, тем самым, необходимым условием возникновения внутренней напряженности индивидуума, а стало быть, и социальной напряженности, является контакт между явными агентами консорций.

Отметим, что внутренняя, а как следствие и социальная напряженность может возникать не только между имущественными консорциями. Для возникновения напряженности достаточно конфликта между сознательной и бессознательной позициями. В качестве примера неимущественной социальной напряженности приведем еще две модели: "гей" и "натурал".

Гей

"Я и мы" Я и мы - геи (мужчины испытывающие влечение к представителям своего пола)
"Я и они" Исторический опыт, личные наблюдения, мнение окружения, говорят нам, что мы не такие как все, мы избранные, мы умнее и талантливее натуралов, мы составляем костяк культуры.
"Я и оно" Я испытываю влечение к женщинам, я хочу иметь семью, детей, быть как все.

Как мы видим, в схеме заложен серьезный конфликт между эго и ид, что дает высокую ВНИ. Симметричная этой схеме схема "натурал".

Натурал

"Я и мы" Я и мы натуралы (мужчины, испытывающие влечение к женщинам)
"Я и они" Существующие нравственные нормы, мнение окружающих (кое-где и законы) говорят нам, что все иные влечения являются грехом или преступлением.
"Я и оно" Я свободен в своих чувствах, я могу испытывать и испытываю влечение к кому хочу, в том числе и к мужчинам

Специфика этой схемы только в том, что на третьем уровне психики (ид) заложено не только желаемое, но и избегаемое. Т.е. человек одновременно чего-то боится и желает (как мы уже отмечали, запрет на противоречивость в ид снят).

Вообще говоря, внутренний конфликт возникает не только между полностью противоположными позициями на первом и третьем уровнях, но и между любыми различными позициями, хотя в первом случае конфликт сильнее. Резюмируя, можно сказать, что социальная напряженность существует между любыми консорциями в социуме, но максимального уровня она достигает между симметричными консорциями.

Понятие гиперконсорции. Межконфессионная напряженность.

В предыдущей части мы рассматривали случаи, когда консорция занимала позицию в первом или третьем слое психики. Когда консорция достаточно сильна и систематически действует в течении длительного периода жизни человека, она может занять место и во втором слое. Напомним, что в суперэго находятся ограничения стереотипов поведения, приобретенные в результате личного опыта, знаний и т.д. Грубо говоря, если человек не только может считать себя частью консорции, но и постоянно учитывает ее существование, как нечто внешнее, накладывающее ограничения на его поведение, мы можем говорить, что человек является частью гиперконсорции. То есть гиперконсорция - это консорция, имеющая постоянное представительство во втором слое психики (суперэго). Напомним, что в суперэго может постоянно находиться не только одна позиция, однако позиции должны быть непротиворечивы.

Перечислим те каналы, по которым происходит заполнение суперэго:

а) базовые инстинктивные каналы. Они определяются врожденными функциями, заложенными в психику. Это прежде всего личный опыт, вызванный неприятными переживаниями в результате какого-то действия, после чего действие попадает под запрет. Это то, что называется рефлексом. И второй канал, формирующийся в результате инстинкта подражания (копирования поведения). Второй канал существенно более информативен, почти вся информация суперэго идет через него. Правда, первый канал формирует более жесткие запреты, перешагнуть через которые человек обычно не может.

б) Разумные (сознательные) каналы. Информация в суперэго поступает посредством размышлений человека, путем пополнения его знаний из книг или в результате общения, не путем прямого копирования, а усвоение информации с разумными критериями отбора, например противоречивость - непротиворечивость. Информация как бы пропускается через разум человека и осознается им. Так, не один человек не испытывал смерти, но все ее боятся. Очень хороший пример приводит С.Переслегин в одной из своих статей. "Смерть от потери крови не сопровождается болезненными ощущениями для индивидуума, и животные не обращают на потерю крови существенного внимания. Человек же, осознавая, что за потерей крови следует смерть, предпринимает активные действия для своего спасения". Это касается и многих болезней, первоначальные симптомы которых не являются болезненными. Подчинение человека закону может следовать в результате страха наказания, которого человек еще не испытал. Часто возникают ситуации, когда информация идет параллельно по каналу подражания и по разумному каналу, например в процессе обучения.

Приведем несколько примеров гиперконсорции:

Религия. Человек, считающий себя частью религиозной общины, постоянно учитывает ее существование, контролирует свое поведение, ограничивая его нормами, принятыми в данной религиозной системе (например, вводится понятие греха). Скажем, христианин не считает сознательно себя христианином в течение всего времени своей жизни (например, когда находится в постели у жены), но ограничения, наложенные религией, сопровождает его в течение всего времени жизни. Основное чувство, ограничивающее его, является страхом (перед Богом, смертью, наказанием, страхом стать не таким как все, и т.д.) Можно сказать страх является основным инструментом суперэго.

Этническая группа. Здесь все примерно то же самое, за исключением того, что основным инструментом, побуждающим человека действовать этническому стереотипу поведения, является подражание, копирование поведения эталонных для этого человека представителей этноса, в основном - родителей.

Государственная гиперконсорция. В отличие от двух предыдущих значительно усилен разумный канал заполнения суперэго. В этом смысле это самая "интеллектуальная" гиперконсорция (значительное количество информации человек получает в результате осознания разумом принципов и законов, на которых построено государство и следование этим принципам).

Ввиду того, что одним из главных критерия заполнения суперэго является непротиворечивость позиций, а принципы, на которых базируются гиперконсорции, редко бывают непротиворечивыми возникают конфликты внутри суперэго, как правило, приводящие к вытеснению одной из позиций из этого слоя психики. Напряженность, возникающую в обществе в результате подобных конфликтов, мы назовем межконфессионной напряженностью. Понятно, что социальный конфликт возникает когда сознательная позиция одного из индивидуумов, допустимая в рамках его системы суперэго, попадает под запрет системы суперэго другого индивидуума. Покажем это схематически:

Схема конфликта

Под не А подразумевается запрет А.

Данная схема обусловлена тем, что индивидуум не может напрямую видеть суперэго другого человека, он видит только верхний слой психики. Уровень межконфесионной напряженности зависит от среднего времени осознания (СВО), запретной позиции и уровня запрета. Равновесное сосуществование групп индивидуумов, с имеющейся в них межконфесионной напряженностью практически невозможно. Если в психике конфликты внутри суперэго приводит к вытеснению одной из позиций, то в обществе межконфессионная напряженность может быть снята или разделением общин (сепаратизмом), или в результате модификаций самих консорций с уменьшением противоречий между ними. Последнее происходит, как правило, в результате воздействия более общей и сильной гиперконсорции, например, государства. Отметим, что процессы сепаратизма носят самоусиливающийся характер. На первом этапе разделение общин приводит к тому, что стереотипы поведения, отличающиеся от консорционного, встречаются все реже и реже, что приводит к усилению через подражательный канал восприятия запретов на другие стереотипы, что еще больше усиливает межконфесиональную напряженность, приводящую к еще большему сепаратизму. На втором этапе запрет становится настолько жестким, что любое отклонение от него формирует образ врага, с которым можно не церемониться. Усиливающееся насилие между индивидуумами приводит к постоянному подтверждению этого образа и усилению его. Далее процессы сепаратизма идут лавинообразно и заканчиваются полным разделением общин или уничтожением одной из них. Для внешней гиперконсорции (например, государства), заинтересованной в погашении напряженности, наиболее целесообразно жесткое вмешательство еще на первой стадии с трансформацией конфессионных разногласий, на второй же стадии наиболее целесообразно или ускорение процессов сепаратизма с быстрейшим разделением конфессий, либо полное принятие позиции той из сторон, в которой более всего заинтересована внешняя гиперконсорция и дополнительное ее усиление. Как ни цинично все это звучит, на этом этапе эскалации напряженности других путей не существует. Показательны в этом смысле примеры из новейшей истории: этнические конфликты в Ирландии, Боснии, Косово, Чечне, в Турции и Ираке (с курдами) и т.д. Там где государство (или мировое сообщество) на второй стадии эскалации конфликта пытается законсервировать ситуацию и остановить сепаратизм или, что примерно то же самое - геноцид (в последнем случае одна из групп отделяется от другой на самое большое расстояние), конфликт приобретает затяжной, тлеющий характер, где обе стороны из-подтишка наносят друг другу удары, а внешняя гиперконсорция постоянно бьет по обоим. Когда же влияние внешней гиперконсорции ослабевает ситуация мгновенно взрывается. Чтобы образ врага был ослаблен, группы должны быть друг от друга в изоляции на протяжении жизни двух, а то и трех поколений, а еще лучше - дождаться смерти последнего свидетеля прежних распрей (вспомним замечательный пример из Библии, когда Моисей водил свой народ по пустыне пока не умерли последние, помнившие старый стереотип поведения - рабство). В этом смысле некоторые компании обречены на провал из-за постановки задачи на консервацию ситуации. Это относится к действиям международных сил в Косово. Возможных решений было два: либо не вмешиваться вовсе, тогда наиболее националистические албанские элементы покинули бы Косово и ситуация бы стабилизировалась, либо, раз уж вошли туда, организовать полную и быструю эвакуацию сербского населения в выделенную им территорию. В результате же не был избран ни один из разумных вариантов, ситуация там продолжает медленно коллапсировать, а ресурсы международного сообщества выбрасываются на ветер. Аналогичная ситуация складывается в северной Ирландии, где консервация конфликта приводит к его затягиванию. Государство должно четко и трезво оценивать реальные альтернативы, выбирая же одну из них, твердо проводить политику по ее осуществлению.

Отдельно стоит рассмотреть ситуацию в Чечне. Альтернатив решения проблемы осталось собственно две:

а) Ликвидировать Чечню как субъект федерации, население Чечни выселить за пределы республики и по возможности ассимилировать. Сделать это сейчас тем легче, поскольку существенная часть населения уже беженцы. Для проведения этой политики необходимо создать для чеченцев не только невыносимые условия жизни в Чечне (что и так уже сделано), но и сносные условия жизни вне нее. Беженцам необходимо предоставить жилье и работу в России, именно на это правительству следует тратить деньги, а не на восстановление Чеченской экономики, которая все равно будет разрушена, если не чеченцами, так федералами.

б) Вывод войск из Чечни, предоставление ей независимости, эвакуация русскоязычного населения, создание укрепленной границы.

Конфликт в Чечне уже давно перешел во вторую стадию, поэтому все остальные решения рано или поздно скатятся к одному из этих двух. Государство должно выбрать, что для него является более приемлемым и твердо придерживаться избранной политики. Сейчас же действующее правительство выбрало консервирующий вариант решения проблемы, не приводящий ни к чему. Вдумайтесь, все эти колоссальные людские, материальные и моральные ресурсы тратятся только на то, чтобы поддерживать ситуацию на уровне 91 года и, как только приток их прекратится, все начнется сначала. Ошибками правительства следует считать и организацию лагерей беженцев в сопредельных с Чечней регионах (особенно в Ингушетии), что вместо погашения конфликта может привести к его размыванию.

В общем и целом половинчатость, нерешительность, непоследовательность в принятии решений приносят обществу урон не меньший, а порой и больший, чем полностью неверные решения.

Наиболее социально опасным случаем является тот, когда на межконфессионную напряженность накладывается еще и социальная напряженность (это происходит тогда, когда между двумя группами имеются противоречия как на уровне суперэго, так существует напряженность между слоями Эго и Ид). Когда мы рассматривали схемы "раб" и "хозяин", мы могли видеть, что между этими группами отсутствуют противоречия на уровне суперэго, то есть в системе ограничений представителей одной из групп нет запретов на существование другой группы ("раб" признает и считает закономерным существование "хозяина"), запрет наложен только на переходы между этими двумя состояниями. Теперь несколько усложним ситуацию: пускай существенная часть группы "хозяев" исповедует религию, отличную от большей части "рабов" (или имеют другую этническую принадлежность) - ситуация мгновенно становится взрывоопасной. Так, вера может сдерживать "раба" против единоверца-"хозяина", но когда им управляет иноверец, внутренняя напряженность индивидуума облекается в конкретные религиозно-фанатические формы и "раб" восстает под знаменами религиозной гиперконсорции. Иными словами ВНИ (внутреннее напряжение индивидуума) служит "источником питания" для межконфессионной напряженности, а межконфессионная напряженность формой выражения социальной напряженности. Приведем несколько примеров:

Религиозные воины во Франции, Варфоломеевская ночь (16 век). Ввиду того, что значительное количество протестантов являлись людьми знатными и богатыми, верхушке католической фракции удалось направить против них беднейшие слои населения, что вызвало массовые погромы гугенотов.

Крестьянская война в Германии (1524-1525г.). Восставшие против феодальной знати крестьяне выступают, прежде всего, под религиозными лозунгами, обосновывая свои действия так называемым "Божественным правом".

Германия 20 век. Ввиду того, что значительная часть еврейской общины были людьми далеко не бедными, имеющаяся в обществе межклассовая напряженность (стимулированная великой депрессией) выливается в антисемитские формы, начинается геноцид евреев.

В рассмотренных нами выше схемах "Гей", "Натурал" заложены серьезные противоречия на уровне суперэго, что может примести к выливанию внутренней напряженности индивидуума в религиозные или псевдорелигиозные формы, так значительная часть "Гей"-консорции начинает обосновывать свое отличие от других через сатанизм, всякого рода псевдонаучные теории и т.д. Консорция "Натуралов" опирается на стандартные религиозные системы для обоснования своей правоты.

Из всего вышеизложенного можно сделать вывод, что гиперконсорции, для того чтобы иметь максимальный ареал распространения, следует быть наиболее терпимой. Правда, у такой гиперконсорции могут возникнуть энергетические проблемы, поскольку энергию для своих нужд она черпает из ограничений, наложенных на психику индивидуума и последующей конверсии психической энергии (либидо или мортидо) в социально приемлемые формы. В идеальном, и пока не реализованном случае, подход гиперконсорции к индивидууму должен быть строго персональным, т.е. ограничений на каждого накладывается столько, сколько он может без особого дискомфорта перенести.

Стабилизирующая функция государства. Сила консорции как главный критерий представительства общественной структуры в государственной власти.

Определений понятия государство существует довольно много. Это и марксистские определения государства как аппарата, осуществляющего господство правящего класса, государства как общественного договора с точки зрения философов- просветителей и др. Все эти определения по своему правильны. Сложность изучения такого объекта как государство можно проиллюстрировать притчей о слепцах, изучающих слона- все они были по своему правы, но каждый говорил только о том, что мог прощупать.

Так и с государством : изучаемый объект слишком велик, сложен и оказывает слишком большое влияние на самого исследователя, чтобы дать ему полностью адекватное определение. Не претендуя на универсальность, в данной работе под государством мы понимаем всю совокупность механизмов, осуществляющую координацию действий всего общества в целом.

Эти механизмы могут быть правовые, силовые, идеологические, воспитательные и т.д.

Примечание. С точки зрения психологии государство - это самая сильная из стоящих над человеком гиперконсорций. Сила этого образования, его информационная связанность, хорошая структурированность (по числу, специализированности и связанности выполняемых функций), а также значительное количество и сложность имеющихся ячеек (индивидуумов), достигающее нескольких миллионов, делают его (государство) квазиразумным организмом с собственными целями, порой отличающимися от целей входящих в него индивидуумов. Это образование имеет свою память, сосредоточенную в исторических документах, традициях, законах, мифах, оно может учиться на своих ошибках, обмениваться информацией с другими государствами и внутри себя, то есть имеет интеллект, довольно сходный с человеческим (сильно отличаясь, однако, скоростью мышления и временем функционирования) Однако "психика", гиперконсорции сильно отличается от психики человека. Во-первых, почти полностью отсутствует инстинкт продолжения рода, такие понятия как материнство, любовь и т.д. Гиперконсорция не знает, что было до нее и не задается вопросом, что останется после нее. Она может подражать и обмениваться информацией с другими подобными образованиями, но при этом с человеческой точки зрения остается глубоко эгоистичной, не способной к каким то действиям, помимо собственных интересов. С точки зрения теории мотиваций (смотри 2) либидно - мортидные функции или полностью отсутствуют, или чем-то заменены. Наиболее близкое сравнение тут - ребенок, с младенчества воспитывавшийся в детском доме. Любовь к родителям так и не проявилась, а любовь сексуальная еще не проявилась (кстати, и интеллект гиперконсорции 500-летнего возраста примерно соответствует интеллекту ребенка). Очень яркий пример можно привести из истории I мировой войны: действия сторон перед началом конфликта очень напоминают действия детей, не поделивших песочницу, а ведь у руководства сторон стояли в большинстве своем очень не глупые люди…

В целом модель "ребенок" может оказаться в дальнейшем очень полезной для описания поведения квазиразумной гиперконсорции, но в настоящей работе мыостанавливаться на этом подробно не будем.

Можно задаться вопросом, каким образом должно осуществляться взаимодействие такой гиперконсорции как государство и тех внутренних консорций, которые в него входят. Этот вопрос можно подразделить на два: а) воздействие внутренних консорций на государственную б) воздействие государственной на внутренние консорции. Но поскольку тема настоящего исследования представительство общественной структуры в государственной власти мы более подробно остановимся на первом вопросе.

Прежде всего, необходимо выяснить базовые функции, которым должна соответствовать государственная структура. Первейшей функцией государства, как впрочем, любого жизнеспособного образования, является самосохранение или, иными словами, государство, прежде всего, стремится сохранить свою структуру. Эту функцию мы назовем стабилизирующей функцией государства. Вторая функция - функция развития. Под этой функцией подразумевается любая экспансия: расширение ареала, увеличение внутренних возможностей и т.д. Аналогом этой функции для отдельно взятого живого организма является функция размножения. Эти две вышеназванные функции мы будем называть базовыми.

Теперь будем рассматривать поведение государственной консорции как функцию от совокупности всех внутренних консорций. В том случае если нет жесткой корреляции между государственной властью и силами внутренних консорций, будет наблюдаться все увеличивающееся различие между поведением общества в целом и сильнейших консорций в нем, что в свою очередь должно привести к трансформации всей государственной структуры под воздействием сильнейших консорций. Но, как мы отмечали выше, государство должно (согласно первой базовой функции) препятствовать изменению своей структуры. Следовательно, в нормально функционирующем государстве должно быть изначально заложено представительство общественных структур, пропорциональное их силе. Под представительством мы здесь понимаем корреляцию между поведением государства в целом и поведением той или иной внутренней консорции.

Таким образом можно сказать, что государство благодаря пропорциональному представительству делает сильных еще сильнее, а слабых - слабее.

Приведем несколько исторических примеров.

Феодальная Европа. Консорция феодалов, будучи изначально сильной, была еще дополнительно усилена государством за счет всевозможных льгот и привилегий.

Отсутствие избирательного права для женщин вплоть до начала 20 века делало и без того слабую женскую консорцию еще слабее.

В том случае, если государственное устройство не отвечает реальной расстановке сил, в обществе складывается революционная ситуация, изменяющая это устройство. Примеры.

Великая Французская революция. Старое феодальное устройство государства уже не соответствовало силе феодальной консорции. Буржуазная консорция оказалась существенно сильнее ее. В результате в стране происходит революция.

Рим I век до н.э. Благодаря многочисленным завоеваниям Рим контролировал огромную территорию средиземноморья. Государственное же устройство оставалось полисной республикой, учитывавшей интересы только одного города (Рима). Гражданские войны в Риме и установление империи можно рассматривать как успешную борьбу провинций за большее их представительство в государственной власти. Вспомним, что и Сулла и Цезарь при государственном перевороте опирались прежде всего на силы провинций.

Не всегда изменения могут происходить революционным путем, так достаточно проницательные государственные деятели могут отследить реальную расстановку сил в обществе и произвести необходимые реформы. В качестве примера приведем Рим IV в. н. э., когда император Константин не только разрешил христианство, но и сделал его государственной религией (христианская религиозная консорция превосходила к тому времени все остальные).

Отметим лишь один неприятный момент: ввиду того, что государство усиливает и без того сильные консорции, может наблюдаться эффект их самоусиления, в результате чего государство может "сплавиться" с сильнейшими консорциями. В свою очередь все увеличивающийся разрыв между слабыми и сильными приводит ко все возрастающей социальной напряженности (особенно это относится к имущественным консорциям), что может дать социальный взрыв и открытое столкновение между группами. После победы сильнейших структура остается неизменной, но обе группы существенно ослабляются, ослабляется тем самым и государство, что противоречит второй функции (развития). В некоторых случаях этого удается избежать, преимущественно используя скрытые механизмы представительства, о чем будет сказано ниже. В идеале же в самой структуре государства должны быть заложены механизмы, ограничивающие бесконечное усиление одной из групп.

Механизмы представительства.

Понятно, что воздействие любой консорции на внешний мир, в том числе и на государственную структуру осуществляется через ее агентов. Тут возможны два пути: или прямое внедрение агентов в госструктуру (кадровый подход), или воздействие агентов на персонал государственной структуры посредством взяток, угроз и т.п. Конечной целью обоих подходов является получение от государства тех или иных выгод для консорции (создание механизма представительства). Механизмы представительства можно разделить на явные или скрытые.

К явным механизмам относятся, прежде всего, правовые положения, дающие привилегии консорции: позволение или не позволение занимать те или иные посты, совершать те или иные действия, платить или не платить налоги и т.д. Кадровый подход также относится к явному механизму представительства. Явным воздействием являются также любые насильственные действия, инспирированные консорцией.

Однако наиболее распространенными на текущий момент являются скрытые механизмы. К примеру, когда де юре пост имеют право занимать любые граждане, де фа кто занимают представители той или иной консорции. Или когда пост занимает какой-либо гражданин, выполняющий приказы консорции за взятки и т.п. Подобного сорта кадровые механизмы особенно сильно работают в современной России, о чем мы расскажем позднее. К скрытым механизмам относятся также воздействие на общество через средства массовой информации.

Рассмотрим теперь некоторые наиболее часто встречающиеся механизмы представительства (скрытые и явные) в четырех основных ветвях власти при различных типах государственного устройства. Перечислим эти ветви власти:

В некоторых типах государств (особенно в древних и примитивных), некоторые из этих ветвей власти не разделяются, и мы дадим описание только тех "отростков", которые отделены друг от друга.

У Платона, напомним, перечисляются три основных типа государственных устройств: монархия (тирания), она же диктатура, аристократия (олигархия), демократия (плутократия). В скобках даны, по Платону, извращенные, "плохие" формы данного правления, но, поскольку они отличаются от "хороших" только субъективным взглядом на них или (как правило) степенью зрелости (в основании любой монархии лежит тирания и т.д.), отдельно их рассматривать не стоит. Мы будем следовать той же традиции, определив для начала, однако, что мы понимаем под каждым из государственных устройств.

Диктатура. Иерархическая вертикаль (бюрократия).

Правление, при котором каждый индивидуум находится на некоторой ступени иерархической пирамиды, причем приказы вышестоящего руководства обязательны для выполнения при отсутствии явных юридических механизмов обратного воздействия на вышестоящую часть пирамиды. Понятно, что у всякой пирамиды есть вершина, а личность, находящаяся на вершине пирамиды и будет диктатором. Понятно, что субъективный фактор личности диктатора здесь очень велик, но каков бы ни был диктатор, он вряд ли был бы в состоянии контролировать всю пирамиду, максимум 2-3 верхних этажа, поэтому это правление правильнее было бы назвать не диктатурой, а бюрократией.

При этом типе государственного устройства исполнительная и законодательная власти, как правило, объединены. Если объединены все четыре ветви - речь уже идет о тоталитарной диктатуре.

Можно различать бюрократии замкнутого типа (когда назначение на пост или смещение с него зависит только от воли вышестоящего начальника) и открытого типа (когда кроме воли начальника на назначение и смещение оказывают воздействие сильные внешние факторы). Последний тип бюрократии может быть реализован только в условиях смертельной опасности для всей пирамиды в целом (например, в случае войны), в спокойных условиях бюрократия неминуемо становится замкнутой.

Аристократия.

Мы понимаем под аристократией политическое устройство, при котором государство фактически сливается с конгломератом сильнейших консорций, т.е. государственная политика целиком определяется интересами этих консорций, причем этот конгломерат составляет абсолютное меньшинство населения. Внутри общеконсорционных ограничений индивидуум, принадлежащий к аристократии, имеет почти полную личную свободу и возможность явно влиять на политику консорции в целом. Приведем несколько примеров аристократии:

Древняя Спарта. Аристократической прослойкой здесь являлись собственно спартанцы, илоты, которых было в двадцать раз больше, никакого влияния на государственное устройство не оказывали. Внутри же, собственно, спартанской консорции устройство было вполне демократическим.

Древняя Индия. В Древней Индии была осуществлена кастовая структура общества, в которой в роли правящих консорций были брахманы (жрецы) и шатии (воины). Воины представляли исполнительную власть, жрецы - идеологическую. Заметим, что принадлежность к касте определялась не имущественными признаками, а информационными, что несколько противоречит классовой структуре общества по Марксу, но полностью укладывается в наши построения.

Феодальная Европа. Аристократическими здесь были консорции землевладельцев-феодалов и католического духовенства. Последние осуществляли преимущественно идеологическую власть. Заметим, что внутри общеконсорционных ограничений, как, например кодекс чести, феодал был абсолютно свободен, мог даже не подчиниться королевским распоряжениям. Мнение каждого феодала учитывалось при выработке общего решения в специальных органах представительства.

Надо отметить, что при аристократии уровень социальной напряженности максимально велик (см. выше). Поэтому в современных условиях этот тип правления фактически вытеснен.

Демократия.

Под демократией мы подразумеваем такое политическое устройство, при котором существуют юридические механизмы формирования общесоциальной политики с учетом мнения большинства индивидуумов. Обычно демократия подразумевает также некоторый минимальный набор прав и свобод, которым может пользоваться каждый индивидуум. При данном устройстве государства реализуются только скрытые механизмы представительства консорций в государственной власти, благодаря чему уровень социальной напряженности минимален. При этом правлении заложены также механизмы ограничения бесконечного самоусиления консорции, что также делает это правление очень прогрессивным. В большинстве обществ современного мира реализуется именно эта форма.

Если же сравнивать все три формы по эффективности, то самой эффективной будет бюрократия открытого типа (с известными сложности в реализации этого правления).

Теперь составим таблицу механизмов представительства в различных ветвях власти при различных типах правления.

  Бюрократия Аристократия Демократия
Исполни-тельная власть 1.Кадровое замещение
2. Интриги
3. Коррупция
4. Переворот
Формирование власти только из представителей консорции 1. Коррупция
2. Организованная преступность
3. Формирование кадров через законодательную власть, партийность
Законо-дательная власть Не отделяется от исполнительной Не отделяется от исполнительной 1."Жонглирование властью"
2. Партийность, выделение средств на предвыборную кампанию нужным кандидатам
3. Лоббизм
Судебная власть 1. Кадровое замещение
2. Коррупция
1. Льготы и привилегии представителям консорции, поражение в правах всем остальным
2. Формирование кадров из аристократии
1. Коррупция
2. Организованная преступность
3. Воздействие на судебные органы через общественное мнение
Идеоло-гическая власть Цензура, определяющаяся исполнительной властью 1. Недоступность внутриконсорционной информации для общего пользования
2. Цензура для общедоступной информации
1. Метод псевдовыбора
2. Слив компроматов

Раскроем теперь некоторые пункты, помещенные в таблице.

Коррупция, организованная преступность. Эти механизмы представительства сильных консорций во власти являются очень эффективными. Есть, правда, один существенный минус - оба механизма являются диссипативными, то есть усиление консорций достигается за счет ослабления государства. Показательна в этом смысле ситуация в России. Небывалый уровень организованной преступности объясняется в том числе и тем, что уровень законных методов представительства сильных консорций явно недостаточен. На определенном уровне развития организованной преступности становится энергетически выгоднее использование явных методов представительства, не являющихся диссипативными. Что неизбежно приводит к правлению, отличающемуся от демократии. Кадровое замещение. При замкнутом бюрократическом правлении назначение на пост или снятие с него зависит только от вышестоящего начальника, поэтому всякий индивидуум, занимающий пост, в конце концов начинает формировать нижние этажи пирамиды, исходя из корпоративной близости (родственные связи, знакомства и т.д.) В конце концов, вся пирамида начинает строиться исходя из некоторого корпоративного принципа. Наглядный в этом смысле пример - армия в условиях длительного отсутствия военных действий. Происходит быстрое кадровое "засорение", когда не деловые качества, а корпоративная близость являются основными причинами занятия должности. Советская армия перед началом Второй Мировой войны, Российская армия в современных условиях полностью пожали плоды этого процесса. В кадрово засоренных системах иногда складывается впечатление, что кадровый отбор происходит из каких-то антипризнаков: глупость, продажность, подлость и т.д. методами борьбы с кадровой засоренностью являются или полная ликвидация иерархической пирамиды с построением новой или помещение старой пирамиды в условия смертельной для нее опасности (например, армию в условия войны). Для предотвращения засоренности необходима постоянная кадровая ротация по некоторым внешним объективным признакам.

Кадровое замещение является одним из самых эффект методов представительства этнических и прочих гиперконсорционных меньшинств во власти и многих других общественных структурах. К примеру именно на кадровом замещении еврейским национальным меньшинством некоторых сфер государственной власти были основаны обвинения евреев в попытке захватить "мировое господство". Показательно в этом плане диспропорциональное представительство еврейского меньшинства во владении средствами массовой информации, банковском капитале и т.д. Для гиперконсорционных меньшинств подобная корпоративность является одним из средств выживания.

Недоступность внутриконсорционной информации для общего пользования. Этот метод применяется при аристократическом правлении, когда информация для высших консорций должна быть отделена от информации для низших. В качестве примера здесь можно привести Феодальную Европу, где богослужение, наука, теологическая литература - все было на латинском языке, доступно только представителям консорции католического духовенства. Или средневековую Англию, где феодалы и простолюдины говорили просто на разных языках (французском, английском).

"Жонглирование властью". Очень эффективный метод сохранения власти сильных консорций, используемый при демократии. На деньги правящего класса создается две или более партийные группы, которые соответствующим образом раскручиваются в средствах массовой информации. Различия в программах и платформах этих групп минимальны. Но через те же СМИ эти различия гиперболизируются. При смене одной партийной группы на другую у большинства населения создается иллюзия смены власти, при фактическом сохранении власти правящего класса. Правящий класс, как жонглер перебрасывает власть из одной руки в другую. Этот метод использовался в капиталистической Англии с ее двухпартийной системой, в США и многих других развитых странах.

Метод псевдовыбора. Этот метод один из самых эффективных способов воздействия на общество при отсутствии цензуры через средства массовой информации. Мы остановимся на нем подробнее. Вот его общая схема:

1. Дозволяется, а зачастую поощряется публикация любой, даже абсолютно и заведомо ложной информации. Создается мощный класс так называемой желтой прессы, где между фотографиями обнаженных звезд мы встречаем статьи о том, что инопланетяне похитили у селянина Петрова мешок картошки, или что целительница Агата умеет приставить отрубленную голову или, скажем, что из России вывезено 20 тонн красной мифической ртути. В этом потоке рассеянной и ложной информации иногда попадается и правда, но найти ее так же сложно, как иголку в стоге сена ("щепку лучше спрячь в лесу"). Цель этого - обесценить любую информацию, идущую к человеку, в том числе и ту, которую человек получает в результате собственных размышлений и ощущений. Человек приобретает иммунитет ко всем единичным сообщениям (отметим, что при тоталитаризме вся информация, помимо официальных источников считалась сверх ценной, вспомним те же эпидемии слухов)

2.Несмотря на то, что вся поступающая к человеку информация обесценена, ему тем не менее необходимо выработать некоторые критерии истинности, надо как-то ориентироваться в мире в котором живешь. Так вместо критерия непротиворечивости, на первое место встает критерий "массы" информации, к которой человек испытывает какое-нибудь доверие. Тут на первое место выступают так называемые "солидные" СМИ. Основное их отличие от желтой прессы - то, что они стараются не публиковать (по крайней мере дешево) явной ерунды, имеют крупные рейтинги, некую историю, крупные бюджеты, профессиональных, иногда даже талантливых журналистов и т.п. Такие СМИ люди чаще всего смотрят и более всего им доверяют. Так если в СМИ1 появилось 5 сообщений, что Радуев убит, в "солидном" СМИ2 - 3 сообщения подтверждающие это, а в желтой газете появляется версия, что он жив, то человек решит, "все взвесив", что Радуева убили. Именно за этот очень узкий класс солидных СМИ идет главная борьба, именно они определяют общественное мнение, контролируя их, можно делать все то же самое, что и при тоталитаризме, но без всякого риска, что голос правды будет услышан. Конечно, умный человек, анализируя информацию, в принципе может докопаться до истины, но такие люди составляют абсолютное меньшинство, не оказывающее существенное влияние на мнение социума в целом. (Только умный остается свободным).

Ключевое слово здесь рейтинг. Рейтинг определяет "стоимость СМИ". Задача тут не простая: с одной стороны выполнить заказ властьпредержащих, а с другой - не попасться на явном вранье и не опустить рейтинг. Так вырабатываются некоторые стандартные правила подачи информации:

Сохраняются в более менее неизменном виде время, место и общая схема описываемых событий.

Сильно изменяются масштабы, конкретные детали, часто персоналии, а также все то, что невозможно окинуть взглядом единичного наблюдателя (так, например, все числа больше 100 индивидуум может себе представить исключительно в абстрактном цифровом виде, оценить, сколько в толпе народа 1000 или 15000 будет уже сложно). Варьируются также все данные, которые невозможно или сложно проверить (если утонул сундук со старым бабушкиным тряпьем, можно сказать, что в нем хранилось золото партии).

Перевираются почти полностью причины, предыстория и связи события с другими событиями (если муж случайно убил жену, почему бы не сказать, что это он сделал из ревности).

Комментарии, эмоциональная окраска, прогнозы. Тут полная свобода - можно делать как угодно и что угодно.

Хочется подчеркнуть, что все вышеописанные способы фальсификации вовсе не обязательно злой умысел и воля какого-то конкретного человека или организации - скорее всего это общие законы функционирования современного предынформационного общества.

Конечно же, механизмов представительства существует огромное количество. Но полное их описание невозможно в рамках этой работы. Тем не менее нам необходимо более подробно остановиться на методах, используемых сильными консорциями в современной России.

Россия. Перманентные реформы

19 августа 1991 года в России происходит событие по масштабу своему сопоставимое только с поражением Германии во второй мировой войне : Советский Союз проигрывает холодную войну и распадается. Холодная война была войной прежде всего информационно- идеологической, политика., экономика да и армия были лишь идеологическими инструментами, непосредственных контактов между сторонами практически не было. Естественно предположить, что после капитуляции в идеологической войне наступает идеологическая оккупация. Так, собственно говоря, и произошло. Отметим, что идеологическая оккупация- эта самая дешевая и самая эффективная из всех видов оккупации (включая и оккупацию экономическую). В "захваченную" страну можно не вкладывать ни копейки, но тянуть из нее все что угодно и управлять ею как вздумается, причем аборигены даже не будут догадываться, что ими управляют.

Очень символично, что чуть ли не первым шагом президента Ельцина после распада СССР, становится аккредитация в Москве радио "Свобода", этого идеологического рупора США. Правда, значение этой радиостанции вскоре становится исчезающе малым, поскольку вскоре все средства массовой информации становятся распространителями прозападных идей и установок. Телевидение, газеты, радиостанции начинают копировать западную структуру, стиль, даже единичные программы (вроде поля чудес). Бездумное копирование распространяется и на западные модели государственного и экономического устройства. Внешняя политика идет целиком в форватере политики США (с некоторыми чисто декоративными разногласиями). Внешний долг неуклонно растет, несмотря на то, что из страны больше вывозится товаров, чем ввозится в нее. Страну покидают ресурсы, деньги и, наконец, наиболее талантливые ее люди. Это те репарации, которые мы платим за проигрыш в войне.

Уничтожается столь ненавистный западу во время холодной войны КГБ, создаются органы разведки и контрразведки, но и они реорганизуются с интервалом примерно раз в год. В настоящее время если эти органы хоть на что-то и способны, то только благодаря внедренным в них профессионалам из ЦРУ. При такой дизорганизации работы органов госбезопасности трудно ожидать, что хотя бы одна сфера государства осталась без внедренных в нее агентов.

В Россию широким потоком хлынули многочисленные миссионеры различных церквей и сект, вербуя своих сторонников во всех слоях населения и фактически вырывая их из общества. В России производится "сексуальная революция" и начинает действовать программа сексуального воспитания подростков, существенно уменьшая рождаемость. Население страны начинает сокращаться. Из подполья вылезают на поверхность и пытаются руководить процессами в стране многочисленные дессиденты- демократы, которые ничего кроме запада не знали, а на все национальное реагировали "как бык на красную тряпку" (цвет здесь не случаен).

Впрочем, вскоре на поверку оказалось, что вся эта компания дессидентов совершенно неспособна ни к управлению страной, ни к осуществлению "оккупационного" режима. Начиная с 1994 года (конец приватизации) власть в стране всецело принадлежит завязанным на запад финансово- промышленным группам и сросшимся с ними криминальным кланам, которые более всего выиграли на приватизации. Надо сказать, что уже когда приватизация затеивалась, было ясно, что взять в собственность то или иное предприятие смогут лишь те у кого есть деньги (причем очень большие). В СССР большие деньги были только у лиц, занимающихся незаконным бизнесом (то есть связанных с криминалом), или имеющих доступ к западному капиталу. Они то и стали новыми хозяевами страны и возглавили "оккупационный" режим. Самое обидное заключается в том, что они не считают себя частью России и не верят что им здесь удастся продержаться сколько-нибудь долго, поэтому в отношении России ведут себя рвачески (уворовать как можно больше и вывезти), в отношении же запада демонстрируют всяческую к нему лояльность и понимание интересов.

Чтобы осуществлять политику, которая абсолютно невыгодна подавляющему большинству населения и всему государству в целом, требуется колоссальное умение, недюжинный талант, яркая харизма. Всеми этими качествами обладал первый президент России Ельцин, показавший гениальное балансирование на лезвии бритвы и сформировавший тот стиль политики, который мы и называем перманентными реформами.

Перманентные реформы (руководство пользователя)

Законодательство. Законодательство должно постоянно и непрерывно меняться, но сами законы не должны работать. При этом у общества создается впечатление, что в стране постоянно происходят положительные изменения, а реальная власть остается у тех, кто обязан эти законы выполнять (поскольку только от них зависит какой закон заработает и заработает ли он вообще).

Исполнительная власть. Кадры должны постоянно меняться, в правительство время от времени полезно включать оппозицию, чтобы у общества сложилась впечатление каких-то изменений, а у оппозиции- возможности не брать власть силой, а дождаться своей очереди к кормушке или подойти к ней в результате каких-то интриг.

Коррупция. Коррупция не должна преследоваться. Коррупция с одной стороны является мощным инструментом представительства сильных консорций, с другой стороны позволяет снизить расходы на содержание гос. аппарата. Начиная с 1991 года не было ни одного случая наказания крупных государственных чиновников за взятки, хотя фактов хоть отбавляй, взять хотя бы историю с гонораром Чубайсу.

Срок наказания за это тяжелейшее государственное преступление сильно упал, да еще, как правило, попадает под амнистию.

Управление СМИ. Тут вовсю используется метод псевдовыбора, о котором мы подробно писали выше.

Оппозиция. Оппозицию нужно создавать самому, а, создав и раскрутив, всячески поливать ее в СМИ. Самая лучшая оппозиция -та, которую возглавляют самые одиозные люди и исповедующие самые одиозные идеи. Такую оппозицию необходимо беречь как зеницу ока. КПРФ во главе с Зюгановым очень подходит для властей: с одной стороны есть куда выплеснуть свою энергию старшему поколению, более всего проигравшему в результате реформ, с другой стороны как соперник в высшей власти эта партия не страшна.

ЛДПР была в свое время создано еще КГБ, но после распада Союза, перешла в управление новым хозяевам. Лояльность этой партии к действующей власти, несмотря на внешне жесткие выступления на публике, превосходит всякое вероятие : не было ни разу, чтобы по каким ба то ни было важным вопросам ее позиция отличалась от правительственной. Не случайно перед выборами 19 декабря 1999 года, когда рейтинг ЛДПР упал ниже 5 % и участие ЛДПР в парламенте было под вопросом, во всех центральных СМИ стали давать Жириносвкому эфирное время во всех передачах, каких только возможно.

Партий должно быть создано много, все они должны много обещать и ничего не делать, значение политических идей, программ, самих политиков должно быть предельно обесценено (так же как в методе псевдовыбора), все это делает продвижение любых политических идей в массы крайне дорогостоящим, требующим мобилизации ведущих СМИ, что под силу только ведущим консорциям и контролируемым ими группам.

Политическая воля масс дробится и диссипирует в бесчисленных созданных правительством или возникших самих по себе политических движениях, в результате чего не может найти свое выражение в общегосударственной политике.

Жонглирование властью. Этот метод сходен с тем, о котором мы писали ранее, за исключением того, что теперь "жонглер" еще и "фокусник": подброшенные кегли не ловятся, а растворяются в воздухе, взамен, из воздуха же, достаются другие.

Как мы уже писали, из-за постоянного ухудшения ситуации в стране, небывалой коррупции, регулярного слива компромата, любые политические движения и лидеры (особенно находящиеся во власти и на виду) стремительно обесцениваются. Поэтому для власть имущих консорций становится выгоднее не поднимать в СМИ рейтинги старых движений и политиков, а создавать новые, быстро, непосредственно перед выборами их раскручивать, а затем через некоторое время, списывать их в запас. Демократическая Россия. Выбор России, Наш Дом Россия, Единство (Медведь), СПС- вот они славные вехи российской демократии. Далеко не случайно стоящие у власти олигархи поставили не на кокого-нибудь уже известного политика, а на новую, еще не скомпрометированную фигуру Путина. Это есть последовательное продолжение той политики перманентных реформ, которую начал Ельцин. Народу был представлен очередной мессия, который "выведет Россию к счастью", а пока народ может еще подождать и затянуть покрепче пояса.

Постоянное ожидание положительных перемен и декоративное их оформление - главный тезис Ельцинской идеологической политики.

Читатель при желании может продолжить этот список приемов, которые используются власть имущими, чтобы удержаться у власти. Мы отметим лишь в заключение, что почти все вышеназванные методики являются по существу диссипативными, то есть усиление правящих консорций достигается за счет ослабления государства и бесконечное продолжение "перманентных реформ" невозможно. В конечном счете правящие консорции будут поставлены перед выбором или связать себя с этой страной и начать укреплять государство или уйти из нее или погибнуть.

Будем надеяться, что выбор будет сделан в пользу первого.

Когда из России перестанет вывозиться капитал, когда внешняя политика станет соответствовать интересам страны, мы сможем говорить о подлинной независимости страны и прекращении политики перманентных реформ.

Приложение. "Галактическая" модель гиперконсорции.

Итак, суммируя сказанное выше, автор хотел бы предложить читателю следущую модель гиперконсорции, которая, в силу личных ассоциаций автора названа Галактической.

1. - Слой - активное ядро - совокупность индивидуумов в данный момент времени осознающая свою причастность к гиперконсорции. Этот слой определяет всю совокупность сознательных действий в интересах консорции.

2. Ядро - совокупность индивидуумов, у которых гиперконсорция занимает слой суперэго психики. Между ядром и активным ядром четкая грань отсутствует, поскольку индивидуум, находящийся в ядре в любой момент может перейти в активное ядро, осознав себя членом гиперконсорции. Сознательные действия индивидуума в ядре не противоречат интересам гиперконсорции.

3. Бессознательное гало- совокупность индивидуумов, у которых гиперконсорция занимает только бессознательный слой психики.

Между ядром и гало четкая грань уже существует. Личность имеющая ограничения в слое суперэго уже не может в любой момент осознать свою общность с гиперконсорцией. Все действия в интересах гиперконсорции носят здесь бессознательный характер как-то:

А) Ошибочные и псевдослучайные действия в интересах гиперконсорции.

Б) Снижение общей мотивации действий, направленных против гиперконсорции. (Халатность, лень итп)

Сюда же можно отнести многие цепочки невероятных случайностей, проявляющиеся на социальном уровне. (Возможно и те, что описаны в статье Переслегина "Статистические поправки к официальным заявлениям").

Отметим, что в связи с тем, что на бессознательном уровне в снят запрет на непротиворечивость мотиваций, бессознательное поведение индивидуума может определяться влиянием многих гиперконсорций, в том числе и с противоположными интересами, но интенсивность этой бессознательной работы будет, видимо, пропорциональна силе бессознательных напряжений, создаваемых той или иной гиперконсорцией.

4. Конверсионные консорции. Если бессознательное напряжение гиперконсорции достаточно велико, но велики также и запреты на сознательное ее проявление в суперэго, гиперконсорция может быть конверсирована на сознательном уровне в символической или ритуальной форме. Конверсированная энергия напрямую не тратиться в интересах консорции, но было бы ошибкой считать, что конверсионные консорции не несут для гиперконсорции никакой полезной функции.

А) Благодаря конверсионным консорциям происходит социальная группировка индивидуумов с одинаковыми бессознательными напряжениями, бессознательные позиции которых будут скоординированы не хуже, чем сознательные позиции у личностей в активном ядре гиперконсорции.

Б) Личности, принадлежащие к ядру гиперконсорции могут управлять позицией конверсионной консорции через своих агентов в ней. (Агент- личность, сознательно причисляющая себя к одной гиперконсорции, но социально мимикрирующая под другую).

В) В рамках конверсионных консорций возможно осуществление косвенных действий, направленных в интересах консорции

Таким образом конверсионные консорции становятся основными проводниками позиции ядра гиперконсорции в остальном социуме.

Изобразим теперь, то что мы описали схематически.

Схема Галактики

В активном ядре происходит процесс самоидентификации консорции, формируется ее политика и отношение к тем или иным объектам внешнего мира. В случае слабосвязанного ядра мы имеем дело с атрибутивными консорциями, то есть консорциями фиксированными по консорцеобразующим атрибутам, модификаторы поведения индивидуума по остальным атрибутам не меняются. В случае сильносвязанного ядра эти модификаторы меняются и условие фиксированности консорцеобразующих атрибутов снимается. Акцент смещается с общности по атрибутам к общности с группой. Консорция/гиперконсорция превращается в динамический объект. (Собственно о политике консорции мы можем говорить только в случае сильносвязанного ядра ).

В качестве примера рассмотрим гомосексуальную гиперконсорцию.

В данном случае ядро гиперконсорции очень мало, основная энергия гиперконсорции сосредоточена в бессознательном гало. В гало возможно существование конверсионных консорций. Есть основания считать что ряд тайных обществ со сложной ритуалистикой и символикой (к примеру масонская ложа), являются конверсионными консорциями гомосексуальной гиперконсорции. Сразу оговоримся: то же масонство является очень сложным явлением и нельзя его сводить исключительно к конверсионной гипотезе, мы просто утверждаем наличие конверсионных элементов в его ритуалистике и символике.

Понятие антисистемы.

В виду того, что гиперконсорция накладывает ряд ограничений на суперэго, это неизбежно должно вызывать бессознательные напряжения, связанные с этими запретами. Так как сами гиперконсорционные запреты образуют систему, которую мы условно назовем идеологией, неизбежно образовывать систему должна и совокупность бессознательных напряжений. Проявления этой системы в социуме назовем антисистемой данной гиперконсорции. Отсюда следует что:

1.Антисистема последовательно отрицает все ценности гиперконсорции.

2.Антисистема не может самостоятельно существовать без порождающей ее гиперконсорции.

Проявления антисистемы.

1. Корни антисистемы в бессознательном, естественно поэтому считать, что каждый носитель сознательной идеологии является и носителем антисистемы. Проявление антисистемы в этом случае (согласно Фрейду) должны носить форму всевозможных "случайных" ошибочных действий. Если же отбросить всякий механицизм, то сюда же можно приписать всю совокупность нелепых случайностей или их цепочек.

2. Антисистема может проявляться через своих сознательных адептов. В редких случаях антисистеме удается захватить контроль над сознанием. Так как антисистема не проектируется как протокол для существования в данном обществе психика адепта неустойчива. Для того, чтобы адепт мог существовать в социуме продолжительное время антисистема должна маскироваться под ту или иную конструктивную идеологию. Показателен в этом смысле пример исламского фундаментализма. Он появился в свое время как волна прошлого, вызванного экспансией европейской культуры (то есть изначально представлял собой антисистемное явление). Через какое-то время он нашел своих адептов и в Европейском мире. Понятно, что реализация фундаменталистских принципов в современном технологическом обществе просто невозможна, поэтому можно утверждать что позитивной программы фундаментализм просто не имеет. Тем не менее традиционная исламская идеология служит прекрасным прикрытием антисистемы.

3. Наиболее безобидным является символическое проявление антисистемы. Бессознательные напряжения снимаются посредством постоянно повторяемых ритуалов или других символических действий. В качестве примера можно привести черную мессу, масонские ритуалы итп.

С точки зрения "галактической" модели антисистема это гиперконсорция с отсутствующим активным ядром. (при возможности существования конверсионных консорций) Политика антисистемы полностью определяется активным ядром системы (по принципу последовательного отрицания). В этом смысле методологически будет правильно рассматривать пару система- антисистема как один объект.

[наверх]


© 2005 Р.А. Исмаилов

Rambler's Top100 Service