На главную страницу

К рубрикатору «Письма наших читателей»

Сменить цвет

Выход (FAQ и настройка цвета)


Алексей Медведев

Язык мой…

Скоро, скоро может случится так, что мечте русской суждено будет сбыться. Что же нужно, где та самая малость, чтоб, лёжа на печи да жуя калачи, пощипывая балалаечные струны, стать большими и сильными; и чтобы все нас боялись, — а значит, уважали!

Вот все конструируют будущее, проживая в столицах… а вот кто пробовал, сидя в провинции? Где тут капиталы и армии, слоны и махараджы? Ничего нет, кроме, разве что, пьяни да распутицы.

Но не стоит провинциалу так просто сдаваться. Есть у него ещё язык великий и могучий, витиеватый, полный чувств, неподвластных таким средствам по обмену конструктивной информацией, как английскому или немецкому яыкам (это я как "инъязовец" заявляю).

Начнём из того, что есть: пахать, чтоб построить большую и сильную экономику, нам лень; нам лень скакать победным маршем по степям соседних республик, неся к ним нашу победу культуры над трудом, и над всем остальным, впрочем, тоже.

Присоединиться, стать частью чего-то большего и совсем дебильного нам особенности национального характера не дают.

Вход один: создать своё большое и светлое, от одного края земли до другого, — создать Империю чувств, а не «рацио».

Рецепт прост. Взять откормленного олигарха и сорок его менеджеров, припереть их к стенке и, как бы невзначай, глядя в прицел, заметить: «А не создать ли нам благотворительный фонд, господа?»

Олигарх будет краснеть и ссылаться на плохие конъюнктуры, но в конце-концов согласится.

Основа уже есть — борьба с засильем иностранных слов-паразитов. Но кто сказал, что борьба должна вестись лишь в пределах русского? У всех славянских языков общая грамматическая основа, сходный синтаксис и довольно сходное словообразование.

Взять, например, слово «газон» — это слово иностранное, и его можно заменить на польское «травник». Фонетически и морфологически «травник», несомненно, совершенно русское слово1, и оно бы вписалось в нашу лексику за считанные годы.

Подобных примеров можно привести миллион. Славянские языки малых народов — таких, как словаки и болгары — изобилуют латинскими терминами и германизмами там, где мы успешно используем славянские заменители.

Если программа облагораживания русского языка получит достаточное финансирование, то она вполне может стать панславянской.

Разумеется, Польша не первый кандидат. Слишком большая и независимая, страдающая комплексом окраины былой Империи. Однако Белоруссия, Словакия, Болгария, Сербия, Словения, Хорватия — это главные кандидаты на участие в языковой комиссии. После них и Украина присоединится.

Пригласив языковедов братских народов, можно в считанные годы создать мощнейший лингвистический центр. Центр мог бы начать с малого, с очищения языка, — а дальше — больше! Далее легко и просто можно создать совместные программы по развитию и корректировке лексики и синтаксиса.

Языковая и культурная экспансия кажется мне более естественной, чем экономическая и военная. Эйфория жвачки, Голливуда и прочего идиотизма у западных славян скоро пройдёт, и, как в анекдоте про старого еврея, который выспался и теперь хочет кушать, скоро у них начнётся кризис личности. Захочется культуры.

Культура, однако, как и злаки, нуждается в посеве, а посев — в поле. У них, западных славян, нет этого поля. Они малы, слабы и окружены культурами, духовная основа которых происходит из принципа уничтожения чужих культур. Интеллигенция западных славян пока молчит; пока что западные славяне набивают брюхо макбургерами, но скоро, очень скоро она заговорит. Она начнёт искать поле, где их культуры смогут произрастать и давать урожай. Пожалуй, всем ясно, у кого этого поля в достатке.

Конечно, это понимают и на Западе. В культуры западных славян вливается «кислота», лингвистически западнославянские языки (особенно хорватский) подвергаются неестественному изменению. Это вообще может вылиться через лет сто в отрыв от славянского корня.

Но мы-то тоже не лыком шиты! Стратегически Россия находится в гораздо более выгодном положении: она могла бы использовать естественное языковое и культурное родство для спасения панславизма, — ну а специалистов у нас хватает.

Начав с борьбы с нехорошими словами, можно закончить, лет этак через тридцать-сорок, созданием нового славянского языка как средства, для начала, межнационального общения. Его кириллица вполне может быть усовершенствована под фонетические нужды всех славян; скорее всего (для передачи некоторых польско-чешских и сербо-хорватских звуков) придётся пользоваться аж сорока буквами.

О литературе. Она и будет, наверное, главной причиной всех споров.

Предположим, быстро развивающийся славянский язык, поддерживаемый экономической и культурной интеграцией, начнёт теснить все языки славянской группы. Эту проблему, уверен я, может решить только время. Сначала лучше вообще не заикаться о переводе литературного наследия на славянский, отложив это дело до лучших времён.

Лучшие времена настанут. Надо только стоять на своём. Лучший пример — объединение немецких земель.

Эти самые немецкие земли косвенно и прямо повинны в уничтожении четверти всего населения Российской Империи. Вот для того чтобы это не повторилось, России следовало бы подумать о будущем расширении в пределах панславянского мира. Ведь в будущем нам придётся иметь дело с американо-китайскими землями — а они побольше немецких.

Венский конгресс 1814-15, позволю себе напомнить, народил Германскую Конфедерацию, из которой и пошло объединение немецких земель. Национальное собрание во Франкфурте(1848) хотя и закончилось неудачей (непонятно вообще, кого же профессора представляли), но именно на нём идея объединения получила законченную форму — объединение на языковой и культурной основе, которое и осуществил Бисмарк.

Заметьте, процесс объединения длился весьма долго, окончательно немцы объединились лишь в 1871. Вот и посчитайте, сколько это длилось. А язык-то у них единым уже был.

Создать новую Российскую Империю не так уж сложно, как видите. Россия нынешняя могла бы это сделать спокойненько, не слезая с печи. Вещи умные вообще просты по своей природе, только идиотизм сложен. Идиотизм стремится к усложнению простого, а гениальность — к упрощению сложного. Поэтому гениальность проявляется среди власть имущих в начальной стадии развития, а идиотизм — в конечной, когда всё надо рушить. Конечная стадия в России рано или поздно закончится. Начнётся новая жизнь. Почему бы не создать новую Империю?

Опять о литературе. Тут уж простите, каждый о своём, а вшивый… ну а я «придумал» экспансию на основе языка; и кажется мне, что основной спор пойдёт вокруг да около литературы. Переводить или нет? После объединения с западными славянами и перехода на единый государственный язык придётся сохранить литературу всех славянских народов такой, какой она есть сейчас. Конечно, перевод всей литературы необходим, но у каждого ещё долго останется право и возможность читать в оригинале. В общем, читать можно будет; хотя детям Мошкова будет ещё та морока.

Процесс объединения славян, однако, способен вызвать рост сепаратистских настроений среди неславянского населения России и идеологическое отчуждение бывших республик СССР.

Решение, как мне кажется, может быть только одним: необходимо прекратить и в корне давить все эти идиотские разговоры о титульной нации. Нет в империи титульной нации, потому что в ней каждая нация титульная. Вот эвенки титульная нация России — и так должно быть! Это плата за величие. Империя подобна коммуналке, где жильцы говорят на разных языках и на кухне готовят по-разному(хотя кавказцы всё равно готовят вкуснее). Если кто-то объявит себя «титульной нацией» коммуналки, то не будет у него средства удержать разбегающихся жильцов. Если чечену из пятой комнаты каждый день напоминать, что он «лицо» такой-то национальности, то он захочет выселиться. Если узбеку внушать, что он «урюк», он начнёт подыскивать себе квартиру. Если таджикам запретить приезжать в Москву, то Таджикистан будет рано или поздно для России потерян.

Таджики, видите ли, не отвечают санитарным нормам. А кто вообще отвечает им, будучи беженцем или переселенцем? Кто-нибудь видел, как в девяностых жили наши соотечественники в общежитиях для беженцев или импортированной рабочей силы в Германии, Франции, Австрии и т.п.? Я видел. Поверьте, они не отвечали элементарным санитарным требованиям. Вы слышали разговоры европейцев о бессовестных приезжих варварах, которые цепляются к женщинам и торгуют наркотиками и контрабандой? Советую послушать. Разве тяжело немножко навести порядок среди мигрантов, слезть на пару минут с печи? Да, очень тяжело, легче лежать и кричать о «титульной нации».

За величие надо платить. Нельзя стать великими одной только силой, такое величие долго не продержится. Как только США ослабнут, все покорённые народы начнут плеваться при одном воспоминании о них. Примеров история приводит в избытке. Ах да, вот, когда в результате такой политики от России останется только Москва и её область, москвичи станут титульной нацией.

Так что же нам нужно конструировать, великую империю или титульную нацию? На сегодня идея титульной нации преобладает. Одним словом, растёт маразм и крепнет; маразм — наш рулевой на пути в светлое будущее титульной нации футбольных фанатов.

Лишь на один вопрос нет до сих пор ответа: если ли среди вышеупомянутого вида вообще какой-нибудь язык?

Сноски

1. Cм. «Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона»: «Травники или лечебники, древнерусск. переводн. изборники, заключают в себе не только собственно врачебн. пособия, но и всевозможн. наставления о различн. важнейш. случаях в жизни, для благополучного исхода кот. необходимо слово, молитва или заговор, или вещая примета. Флоринский, „Русск. простонародн. Т. и лечебники XVI и XVII в.“ (1880); Потебня, „Малорусские домашние лечебники XVIII в.“ (1890)». [Назад]

[наверх]


© 2002 Р.А. Исмаилов

Rambler's Top100 Service Наш Питер. Рейтинг сайтов.