На главную страницу

К рубрикатору «Письма читателей»

Обсудить статью на форуме

Сменить цвет

Выход (FAQ и настройки цвета)


Гуларян А.Б.

©2005

Тенденции и противоречия в развитии современного общества

Мы живем в эпоху глобализации и информатизации общества. Это объективные тенденции, продиктованные логикой предшествующего развития. Современное народонаселение Земли составляет шесть миллиардов человек. Они могут жить только при расширенном воспроизводстве, что порождает глобальные проблемы: экологические, демографические, техногенные и т.д. Чтобы избежать этих проблем, нужно вернуться к простому воспроизводству, но оно может прокормить не более одного миллиарда человек (так называемый "золотой миллиард"). В тоже время глобальные проблемы потому и называются глобальными, что охватывают весь земной шар и могут решаться только коллективными усилиями.

Мир становится все более взаимозависимым. Развитые страны нуждаются в сырьевых ресурсах "третьего мира", чтобы поддерживать достигнутый уровень производства. С другой стороны Африка вымрет, если США или Россия не найдут, наконец, вакцину от СПИДа. Если завтра Запад исчезнет с поверхности Земли, то нефтяным шейхам останется только пить свою нефть. (Потому то смертники Бен Ладена и не ударили по атомным объектам.) Да и республика Ичкерия могла существовать только в качестве паразита на теле России. Примеры можно продолжить. Но главной глобальной проблемой является, по-видимому, то, что скоро человечеству не хватит природных ресурсов, чтобы обеспечивать все возрастающие мощности материального производства.

Есть два выхода из подобного тупика - быстрое освоение Космоса и развитие информационных технологий. Освоение Космоса продвигается очень медленными темпами и требует мощных энергетических установок, которыми человечество пока не располагает. Бурно развивающиеся средства электронной связи и информационные технологии уже привели к созданию так называемого "бессонного мира" - мира, в котором деловая активность не затихает ни на минуту. Просто пик этой деловой активности движется вслед за Солнцем: из Калифорнии в Австралию, из Австралии в Японию и Китай, оттуда в Россию, Европу, на Восточное побережье США.

Таким образом, участия в процессе глобализации никому не избежать: "Попала собака в колесо - пищи, но беги". Однако вариантов построения глобального информационного общества может быть несколько.

Американцы предложили миру проект новой "Вавилонской башни". Оставшись после распада СССР единственной сверхдержавой, Америка начала создавать систему вассалитета и соподчинения, напоминающую средневековую феодальную лестницу. На самом верху должны были стоять США - мировой гегемон и лидер глобальной экономики. На ступень ниже - союзники американцев по НАТО и Япония. Еще на ступень ниже - среднеразвитые государства Восточной Европы и Китай в самом низу - слаборазвитые страны и Россия. При таком политико-экономическом раскладе западные страны должны были наслаждаться всеми преимуществами постиндустриального мира, а все остальные - нести бремя его недостатков. Отсюда проистекают попытки навязать всему остальному миру товары и услуги, в которых, мягко говоря, никто не нуждается (так в начале Нового времени дикарям сплавляли зеркала и стеклянные бусы), и идея высокоточного оружия (чтобы во время конфликта с окраиной "не портить ресурс"). Так была переосмыслена идея "золотого миллиарда".

11 сентября 2001 года рухнули не только два американских небоскреба - рухнула идея "золотого миллиарда" и иерархически устроенного человечества. Можно сказать, что в данном конкретном случае американцев подвела самоуверенность. Они были уверены в собственной неуязвимости, так как считали, что весь остальной мир принял их систему ценностей, в основу которого положена абсолютизация идеи личного успеха. Что мир примет их в качестве гегемона как самую "успешную" в "холодной" войне нацию. Летчики-камикадзе руководствовались другой системой ценностей, абсолютизировавшей гибель в джихаде - священной войне с неверными. На лицо конфликт культур, цивилизаций, различие которых американцы игнорировали.

"Задним числом" легко быть умным, однако сложившаяся в мире ситуация должна была разрешиться именно так, как она разрешилась, поскольку построение "вавилонской башни" противоречит самой природе складывающегося глобального информационного общества. Ведь конкретным проявлением глобализации является унификация жизни через стандарты потребления, а информатизации - все более широкий доступ к мировым информационным потокам. Владелец фабрики в Денвере (США) по образу жизни ничем не отличается от менеджера в Бангкоке, Сан-Паулу или Москве: все четверо просматривают утром "The Financial Times", днем обедают в приличном ресторане, одеваются у Calvin Klein, ездят на Lexus, а на досуге смотрят одни и те же новости, фильмы, шоу, спорт. Телевиденье вообще уничтожило понятие "провинция" в информационном пространстве. Сейчас более точно будет говорить о мировых центрах и периферии. И вряд ли мировая периферия согласилась бы на роль сырьевого придатка Запада, видя каждый день по телевизору более высокий, чем у себя, уровень жизни. К тому же даже развивающиеся страны обзаводятся в настоящее время своим средним классом - потребителями стандартного качества. Здесь так же стоит вспомнить, что слово "талибы" переводится как студенты, и что революцию в России готовили грамотные и сытые люди, которых просто перестал удовлетворять предлагаемый государством уровень жизни. Информационные технологии же подобны хрустальному куполу. Совсем не обязательно лупить по нему кувалдой.

Здесь просматриваются еще как минимум два сценария развития событий, кроме реализованного. Во-первых, что "вавилонская башня" смогла бы противопоставить возрастающему демографическому давлению со стороны Юга? В мире, где одному "золотому" миллиарду противопоставлены десять голодных миллиардов жить неуютно. К тому же возникает проблема легальных и нелегальных эмигрантов из "Третьего мира". Все это в скором времени могло привести к тому, что развитый Запад отгородился бы от остального мира "железным занавесом". Глобальной и информационной подобную схему можно назвать только по недоразумению.

Второй сценарий развития основывается на том, что ракетно-ядерное оружие остается серьезным фактором международной жизни. Это доказывают события вокруг испытания Индией и Пакистаном собственного ядерного оружия. Используя ядерные технологии, можно легко начать в информационном пространстве "войну за возвышение". Сначала Россия и Китай потребовали бы уравнивания своих прав с правами мирового лидера, и с этим пришлось бы согласиться, потом новые ядерные державы захотели бы сравняться с Западом. Все это способствовало бы нелегальному расползанию ядерных технологий.

Так или иначе, проект "вавилонской башни" основывался на представлении о технологическом превосходстве Запада над всем остальным миром, но это превосходство представляется эфемерным.

 

Но возможен и другой подход к проблеме организации современного мира: самоорганизующаяся горизонталь вместо упорядоченной вертикали. Сетевая структура мира - вот модный ныне термин, мелькающий в СМИ. Иными словами, современный мир - это большая паутина, состоящая из сетевых и информационных технологий. Внутри этой паутины свободно существует - сливается, сталкивается, рвется - множество совсем мелких паутинок, и все, что их связывает - это единые правила игры. Через информационные технологии происходит также взаимодействие различных культур со своими системами ценностей и правилами игры. Некоторые эксперты говорят даже, что сетевые технологии есть техническое выражение идеи гражданского общества.

Трагические события в Нью-Йорке подтвердили, что мир давно потерял иерархическую структуру, и сети, которые его оплетают, могут быть не только информационными, как Internet, сотовые телефонные компании или международная финансовая система. Сетевую структуру имеют и международные наркокортели, и транснациональные корпорации, и террористические организации, и спецслужбы. Недаром роль всех перечисленных организаций в последнее время возрастает.

Иерархии больше нет, и ее остаточные элементы - правительства, международные организации - находятся в такой же прямой зависимости от состояния связи и доступа к свежей информации, что и простые люди. Эффективность исполнительных решений правительств зависит не от силовых приемов и административного усилия, а от готовности общества пропустить их через свою "сеть". Достаточно вспомнить, какую поддержку оказало население России В.В.Путину во время антитеррористической операции в Чечне, или как американцы поддерживают Буша против талибов. Или подъем лодки "Курск" стилизованный под телевизионное шоу. Потому террористы Бен Ладена не используют гарантированно смертельных штаммов болезнетворных бактерий и эффективные способы их распространения, а предпочитают рассылать по почте споры сибирской язвы. Вместо эффективности они избрали эффект.

Как же преуспеть в новом "горизонтальном" самоорганизующимся мире? По формирующимся новым правилам игры побеждает тот, кто пропустит через всемирную сеть большее количество информации. И в предлагаемых условиях шансы России из периферии снова превратиться в один из центров достаточно велики. Русская земля не обеднела талантами, которые сгенерируют любое потребное количество информации. Главное, создать оптимальные условия для ее распространения. Нужна горизонтальная сеть информационных генераторов, или даже несколько параллельных таких сетей: сеть НИИ и КБ, сеть вузов, сеть издательств, СМИ. Эти сети должны поддерживаться производством: машиностроением, полиграфией, кинопромышленностью, которые должны быть избавлены от мелочной опеки властной вертикали.

Россия не сможет подняться также без реформы транспорта и связи, которые пребывают на уровне середины прошлого века. Не даром в некоторых зарубежных бестселлерах (например, "Война 2020 года" Ральфа Питерса) на нашей стране ставят крест, прежде всего из-за отсталости транспорта. Здесь мы в более проигрышном положении, чем Америка, ибо американцы поставили в свое время на развитие автомобильного транспорта (что более отвечает концепции "Всемирной сети"), а мы развивали железнодорожный транспорт. Нашей стране просто не хватит средств, чтобы модернизировать его: строительство одной скоростной трассы Москва-Петербург может обойтись в шесть миллиардов долларов. Здесь требуется либо поменять концепцию транспорта (например, заменить обычную железную дорогу транспортом на магнитной подвеске), либо быстрыми темпами развивать воздушный транспорт. Мы имеем пока приоритет в строительстве экранопланов и экранолетов, которые эффективнее и экономичнее обычных воздушных машин. Почему бы не начать их широкое производство?

Политическая элита так же должна уходить из властной вертикали в горизонтальные структуры, чтобы обеспечивать прохождение собственных решений через информационную сеть общества. Кроме повышения политической эффективности власти, это будет способствовать очищению политической элиты от элементов, которые свою личную выгоду ставят выше интересов страны и государства, как это было в первую чеченскую войну.

 

Теперь о факторах, которые будут действовать в ближайшее десятилетие в мировой политике.

Сейчас США пытаются спасти проект своей "вавилонской башни", приняв решение о создании системы ПРО и приняв план "Единая перспектива 2010", результаты которого сулят произвести революцию в военном деле. План основан на развитии высокоточного оружия и спутниковых информационно-управляющих систем. Предполагается создать десять аэрокосмических экспедиционных формирований (АЭФ), в которые будут включены самолеты всех типов, космические спутники и центры обработки информации в реальном времени. АЭФ должны воплотить заветную мечту американцев: превратить войну в безнаказанный расстрел противника издали.

Модель АЭФ, разработанная в США в рамках плана "Единая перспектива 2010", следует принципу сетевой структуры. АЭФ будут постоянно отмобилизованы и готовы к нападению. Их можно будет оперативно перебросить на любое направление. Они будут охватывать весь мир (принцип "глобальной досягаемости"). Они будут прекрасно взаимодействовать с кораблями-носителями крылатых ракет и авианосными ударными группами. Поэтому подобные проекты несут непосредственную угрозу безопасности России и требуют нестандартных ответов.

Ислам грозит превратиться в самую успешную религию XXI века. Переживаемый им подъем обусловлен не только демографическими, но и интеллектуальными причинами. Идеология ислама, лишающая неофитов исторической памяти, как нельзя лучше подходит космополитическому глобализму, отрицающему исторические и культурные расхождения. Христианство на заре своей истории тоже заявило, что "нет ни эллина, ни иудея". Однако христианская церковь раскололась на три конфессии, каждая из которых имеет свою вертикальную церковную организацию и высших иерархов. Ислам этих отрицательных черт лишен: у него есть священный город, но нет ни четко выраженной вертикальной структуры, ни высших иерархов, в которых персонифицируется святость. Наоборот, ислам разбит на множество течений, а вся религиозная жизнь сосредотачивается в общине, которая самостоятельно выбирает имамов.

Талибы и Бен Ладан являются ударным отрядом ислама. Из вышеизложенного становится ясной тактика их действий, направленная на исламизацию всего мира. Когда были взорваны статуи Будды в Бодахшане, мир подумал, что имеет дело с актом бессмысленного вандализма. Взрывы в Нью-Йорке превратили вандализм в систему. Охотясь за архитектурными и историческими памятниками талибы и Бен Ладан атакуют сознание своих врагов, раскачивают психику и менталитет. К тому же подобные действия соответствуют антиисторическому духу ислама. В этом значении Бен Ладан духовный, "оккультный" террорист, опасный тем, что его действия невозможно просчитать нормальному человеку. Во всяком случае, необходимо перекрыть исторические центры Москвы и Санкт-Петербурга: район Красной площади, Тетьяковской галереи, Васильевского острова, Исакиевского собора. Необходимо также оценить сейсмическое состояние обеих столиц.

Было бы не бесполезно также довести до руководства талибов (желательно в косвенной форме) информацию, что проклятые "шурави" имеют устойчивость национального сознания к взрыву памятников, поскольку в тридцатые годы прошлого века только этим и занимались. Впрочем, здесь возникает проблема: а если это захотят проверить?

В борьбе с международным терроризмом Запад трактует Россию как ближайшего союзника. Но насколько полно он готов учесть союзнические интересы, особенно в условиях падения цен на нефть?

Но главная опасность, которую никто не оценил ни на Западе, ни на Востоке не в новом "вековом конфликте" (для человечества это обычное дело), а в психологическом барьере, который стал на пути прогресса. Футуршок, которым нас пугали, произошел до банальности обыденно. Он выразился в деятельности экологических "зеленых" экстремистов, в запрете на опыты по клонированию и в настороженном отношении к опытом по сращиванию человека с компьютерными системами. Мы не готовы принять такой прогресс, но прогресс - основа существования западного типа цивилизации. Психологический барьер проявляется и в отношении общества к сетевым системам и отношении сетевых систем к обществу. Речь идет о так называемых "двойных стандартах" и "поликорректности".

Всем известно, что "мафия бессмертна". Не многие задумываются, что именно обеспечивает организованной преступности неуязвимость и эффективность. Сетевой принцип построения. Поэтому общество знает, что мафия торгует наркотиками, людьми и оружием, но делает вид, что ничего не замечает. Иначе пришлось бы признать свое бессилие, а это тяжело. "Поликорректность" это узда, наброшенная властью на западного обывателя. А кто сейчас правят миром? Сетевые ресурсы. Поэтому сейчас благодаря оголтелой "политкорректности" европейцы теряют свою национальную идентичность, не приобретая, однако, новой. Таким образом, политкорректность и двойные стандарты - это две стороны одной и той же медали.


© 2005 Р.А. Исмаилов

Rambler's Top100 Service