На главную страницу

К рубрикатору «Письма наших читателей»

Сменить цвет

Выход (FAQ и настройки цвета)


Бургов Виктор aka BigBeast

А мне плевать, мне очень хочется!

Скелет в шкафу

Скелетом общества являются коммуникации — средства передачи вещества, энергии и информации. Это даже больше, чем скелет — это еще и кровеносная и нервная система. Тем удивительнее то, сколь часто столь низменная материя ускользает от внимания исследователей.

Между тем коммуникации оказывают огромное, можно сказать, определяющее влияние на политическую и социальную обстановку в мире.

Однако, большую части времени развития человечества состояние коммуникаций было практически неизменным на всей территории обитания человека. Соответственно, влияние их было неотслеживаемым.

Кардинальные изменения произошли лишь в XIX веке. Появление телеграфа и железных дорог впервые оказало серьезное влияние на всю политическую и общественную жизнь человечества. Более того, именно они и создали это человечество.

Первая глобальная революция в сфере коммуникаций сформировала тот мир, который стал известен нам под названием «империалистического» или «монополистического капитализма». Нетрудно заметить, что по-другому вряд ли и могло быть. И телеграф, и железнодорожное сообщение, возможны лишь в условиях жестко централизованной инфраструктуры. Классические законы «свободной конкуренции» просто теряют свой смысл. Прокладка альтернативных телеграфных линий и железнодорожных путей — экономическое безумие, поскольку при огромных затратах легко парируется незначительными усилиями владельца существующей инфраструктуры. Точно так же при соприкосновении двух инфраструктур они неизбежно рано или поздно сольются в одну. Постепенно возникает единая централизованная структура, функционирующая при строго согласованном взаимодействии различных частей.

Эта структура индуцируется сначала во все связанные с ней сферы общественной деятельности, затем и во все остальные.

Более того, именно железные дороги и телеграф делают более конкурентоспособными крупные предприятия и корпорации. Тем самым запускаются в действие механизмы концентрации производства и капитала, которые в их отсутствие являются маложизнеспособными. В самом деле, до этого времени гигантский завод встал бы практически сразу, а крупный сконцентрированный капитал из-за временного лага проигрывал малому, среднему и «рассеяному» крупному капиталу.

Но наиболее интересным эффектом первой коммуникационной революции стало превышение скорости распространения информации над скоростью перемещения вещества.

Мы как-то даже не задумываемся над этим, давая телеграмму «Выехал. Жди!», или договариваясь о месте встречи по телефону.

А между тем именно этот эффект впервые позволил построить по-настоящему эффективные глобальные системы управления (современные госструктуры, корпорации, мафиозные структуры), сформировал экономику и политику в том виде, в котором мы наблюдаем их сегодня, породил феномены массового планетарного и абстрактного мышления «человека толпы». По существу, именно отсюда ведет свое начало знаменитое «Восстание Масс» Ортеги-и-Гассета.

Следует иметь в виду, что нарисованная картинка несколько идеализирует действительность. На самом деле, в возникающей инфраструктуре имелся ряд «узких мест». Первым и самым важным недостатком стала проблема «последней мили». Скорость резко падала на начальных и конечных участках пути. Это относится в равной мере к телеграфу и железным дорогам.

Видимо, благодаря вышеописанной «инверсии» скоростей распространения информации и вещества, проблема «последней мили» была решена в области средств связи. Таким решением стал телефон — простое в обращение конечное устройство. По существу, телефон породил первую демократическую волну в новом обществе. Это — в отличие от телеграфа — средство общения без посредников. Причем изначально двустороннее. Последствием стала последовательная демократизация (в самом широком смысле) телефонизированных стран. По большому счету, телефонизация породила гражданское общество в современном смысле этого слова. (Крайне любопытен в этом смысле пример СССР, где задача телефонизации, в общем-то пустяковая, так и не была решена — потому что упорно «не согласовывалась» с руководящей и направляющей ролью партии.)

Проблема «последней мили» в транспортировке вещества была решена значительно позже. Автомобилизация началась в первых годах двадцатого века. Причем очень быстро автомобили вышли из ниши «транспорта последней мили» и заняли нишу среднескоростной перевозки малых и средних объемов вещества.

Практически параллельно произошла очередная революция в передаче информации — появилось радио. Так началась эпоха управления мышлением общества. Радио и появившееся за ним телевидение несут немалую долю ответственности за появление мягких (США) и жестких (СССР, III Рейх) тоталитарных режимов. Оба этих средства вещания предполагают, как правило, одностороннюю широковещательную передачу информации. Причем не требующей сколько-нибудь серьезной подготовки для восприятия.

Как ни странно, появление авиатранспорта не привело к заметным последствиям. Самолеты просто заняли пустующую нишу высокоскоростной перевозки грузов.

Последняя из революций состоялась на наших глазах. Появление глобальной компьютерной сети и мобильной связи практически «приговорило» тоталитарные общества к скорому концу. Кстати, особенно это заметно опять-таки в России, где традиционное «держать и не пущать» получило неожиданный страшный удар поддых. Как бы ни вопияли наши доморощенные либералы о зажиме свободы слова — общемировой тенденции нам не избегнуть. Как бы ни пытались государственные и негосударственные структуры вернуть утраченный контроль над каналами распространения информации в свои руки — против природы (законов развития системы) не попрешь. А если попрешь — тебе же и хуже будет.

Некоторые выводы:

А) Первая революция в области коммуникаций носила принципиально иной характер, нежели все последующие.

Б) С момента появления железнодорожного сообщения все революции в сфере транспортировки вещества носили характер освоения незанятых «экологических ниш».

В) Революции в сфере транспортировки вещества оказывали заметно меньший эффект на остальные сферы жизни общества, чем революции в сфере передачи информации.

Г) Революции в сфере передачи информации по большому счету сводились к упрощению приема/передачи информации. Налицо две тенденции — чередование централизации/децентрализации передачи и перехода от стационарных конечных устройств к мобильным.

Д) Лаг между скоростью передачи информации и скоростью транспортировки вещества фиксирован в весьма жестких пределах и ни разу не был перейден в масштабах, значимых для системы.

Е) Это наводит на мысль, что этот лаг носит системный характер, и не может быть перейден в рамках существующий страты.

З) Это потребует соответствующих технологий управления, рассчитанных на отсутствие временного лага между передачей информации и транспортировкой связанного с ней вещества.

 


© 2000 Р.А. Исмаилов

Rambler's Top100 Service Наш Питер. Рейтинг сайтов.