На главную страницу

К рубрикатору «Роза ветров»

Сменить цвет

Выход (FAQ и настройка цвета)


© «Роза ветров», 2003.

Хроника текущих событий №1

от 20.03-17.04 2003 г.

Центральной темой дня остается иракский кризис.

Итак, война в Ираке подошла концу. Почему после упорного сопротивления Басры и Умм-Касра войскам антииракской коалиции удалось практически без боя взять Багдад и установить контроль над Мосулом и Киркуком? Это один из самых интригующих вопросов, который задают наши читатели.

Нетрудно заметить, что основное сопротивление войска коалиции оказывалось в пределах южного военного округа, которым командовал Али Хасан аль-Маджид («Химический Али»). В то же время центральный военный округ Багдада, которым командовал сын Саддама Хусейна Кусай, практически не оказал организованного сопротивления.

Пока рано говорить о причинах, но одной из гипотез может быть следующая: к моменту начала наступления американцев от Кербелы на север, командование центрального округа было выведено из строя. Это означает, что Саддам и Кусай, по-видимому, мертвы или неспособны к оперативному руководству войсками.

За всем этим ворохом фактов трудно разглядеть одну деталь: США было все равно, как закончится война в Ираке. Будет ли победа молниеносной, умеренно быстрой (как и случилось) или же война затянется на месяцы — значения это не имело. Все, кто хотел, получили сигнал: «ткань разорвана», постъялтинский мир закончился, все свободны. Одновременно США создала себе в мире набор антиидентичностей, главной из которых, по-видимому, являются стихийная исламская и союз Германии-Франции-России. Эти антиидентичности выполняют очень нужную функцию: структурируют американское общество перед лицом общего врага и дают оправдание для «действий, направленных на защиту национальных интересов». В принципе, иракскую войну можно рассматривать как вывернутый случай теракта 11.09: там нападение на США должно было вызвать (но не вызвало) решительную реакцию Вашингтона, а здесь действия Вашингтона вызывают «дальнейшее усиление угрозы национальной безопасности» и, как следствие, — развязывают последнему руки.

Коллективный психоз отечественной прессы по поводу «опускания» Америкой цен на нефть к 6-8$/барр в ближайшее время, наложившись на весну, может сильно обостриться. Попробуем разобраться. Если бюджет России напрямую наполняется нефтяным деньгами по разным оценкам на 30-40%, то бюджет Саудовской Аравии — на 95-98%. При этом Эр-Рияд который год существует в режиме жесткого бюджетного дефицита. Трех-четырехкратное падение цен на нефть схлопнет бюджеты нефтяных монархий Персидского залива. Если Вашингтон хочет спровоцировать на Ближнем Востоке шквал исламских революций — он вполне может это сделать. Последствия за свой счет. В частности, после этого говорить о стабильных поставках нефти из региона будет просто неуместно, поэтому нефтяные компании Америки, прикормившиеся в последние годы на огромной марже с перепродаж арабской нефти, будут резко против подобных действий. Уровень же связей нефтяных баронов Америки с нынешней вашингтонской администрацией вообще и кланом Бушей, в частности, известен давно и хорошо. (Про настойчивое желание ОПЕК сохранить магические цифры «22-28» мы уже не говорим.) Это не значит, что нефть останется на 25$/барр, но разумным коридиром следует считать 12-16$/барр (см. ситуацию середины 90х годов).

«Новая Антанта» в лице Германии, Франции и России потихоньку структурируется. В настоящий момент ведутся переговоры по развертыванию беспрецедентного газотранспортного консорциума, в который войдут Россия, Германия, Украина и Франция (а опосредовано, через двухсторонние соглашения, — Туркменистан, и, вероятно, Казахстан и Иран).

Ответная реакция не заставляет себя ждать. 4 апреля Конгресс США официально запретил компаниям стран «антивоенной группы» участвовать в восстановлении экономики Ирака (оценку всей глубины смыслов этой новости мы оставляем читателю). Помимо попавшей под раздачу Сирии (о ней — ниже), открыто названы Россия, Франция и Германия. Видимо, решение ожидалось, поскольку накануне премьер Франции Рафарен достаточно недвусмысленно охарактеризовал войну в Ираке как самую большую ошибку Вашингтона. 9-10 апреля чиновники Белого дома сделали целый ряд заявлений, недвусмысленно указывающих на то, что российские компании не будут допущены к участию в разработке иракских нефтяных месторождений (даже тех, которые им принадлежат). Корректировка этих высказываний в последующем также недвусмысленна: американская администрация умыла руки, перегрузив ответственность за допуск тех или иных компаний на нефтяные поля на новое правительство Ирака (которое, напомним, возглавляется американцами).

Китай, скучающим тоном высказывая общие слова о законности и правах ООН в разрешении иракской проблемы, не спешит присоединяться к той или иной группировке. Его тоже можно понять: стратегические интересы китайской экономики лежат на американских рынках. Индустриальный проект Китая может поддерживать текущую структуру и темпы роста только в условиях относительно свободного доступа китайских товаров на американские рынки. Тем более, что в последние дни был зафиксирован ряд сообщений, недвусмысленно свидетельствующих о нарастающих структурных диспропорциях в китайской экономике и ее возможном перегреве. Затруднения при входе на американские рынки в этих условиях могут обернуться кратным падением темпов роста, а высокотехнологический экспорт, на развитие которого китайское руководство возлагает главные свои надежды, уже имеет проблемы с протекционистскими барьерами развитых стран, в первую очередь — США.

Тем временем, укрепить свое влияние как региональной сверхдержавы никому не повредит. За последние пару недель наметилось усиление работы Китая в направлении Пакистана, Вьетнама и Северной Кореи.

Пакистан увяз в собственных проблемах и вялотекущем конфликте с Индией при явном нежелании США помогать ему (после получения баз в Афганистане и Узбекистане, в Вашингтоне, вероятно, решили, что Пакистан представляет собой абстрактную ценность «как память«). Связи Пекина с Исламабадом носят давний и довольно специфический характер: первый выращивал последнего как реальный противовес Индии (практически вся ракетная техника Пакистана создана на базе поставленных Китаем технологий).

Вьетнам, чьи отношения с «Великим Северным Другом» ни до, ни тем более после 1979 года нельзя было назвать безоблачными, на прошлой неделе определился в лояльности: визит генерального секретаря КПВ в Пекин прошел в атмосфере нездоровой эйфории всеобщей дружбы. Вьетнам — это нефть и потенциальная точка проблем в Юго-Восточной Азии, ничуть не слабее корейской. На руку Китаю сыграл и вывод Россией в прошлом году с территории Вьетнама базы Камрань.

Северная Корея продолжает демонстрировать синдром Джордано Бруно, странный только на первый взгляд — если не отдавать себе отчета в уровне контактов Пхеньяна с Пекином. КНДР — это дамоклов меч над Южной Кореей, которая, таким образом, представляет собой нескомпенсированную слабость Японии: туда вынесено слишком много японской индустрии, в первую очередь электронного машиностроения. Против нее и направлено корейское обострение. На днях появилась очередная пугалка: ракетные арсеналы КНДР «оказались» значительно больше, чем предполагалось…

Прошедшая недавно информация о поставках в Пакистан северокорейских противокорабельных ракет хорошо ложится в этот сюжет: его «раскрутка» привязывает Пакистан и КНДР к «разводящему» — Пекину, — а Пекин в свою очередь теперь может торговать со Штатами ресурсом давления на Индию и Японию.

Индия на распутье. С одной стороны, она всячески укрепляет военно-техническое сотрудничество с Россией. Так, на ближайшее время запланированы беспрецедентные по размаху российско-индийские военно-морские маневры в Индийском океане. Кроме того, в последнее время вновь возобновился вялотекущий торг за останки бывшего тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал флота Советского Союза Горшков», который Индия еще не потеряла надежды выкупить и переоборудовать в третий авианосец своего флота.

Судя по характеру взаимодействия, эту линию проводят в основном индийское Минобороны и Генштаб, функционеры которых в времена ИНК традиционно ориентировались на связи с СССР.

С другой стороны, прошло еще одно событие, которое, учитывая все вышесказанное про китайские маневры, выглядит залпом главного калибра.

9 апреля Индии было сделано очень важное предложение. Руководители Пакистана, Туркменистана и Афганистана, решавшие принципиальный вопрос о возобновлении проекта Трансафганского газопровода, предложили Дели войти в состав консорциума в качестве основного заказчика и инвестора (sic!). При этом географическое положение Пакистана позволяет ему быть арбитром при выборе маршрутов снабжения Индии газом: Туркмения-Афганистан-Пакистан-Индия или Иран-Пакистан-Индия.

Возможная реакция кабинета Ваджпаи станет маркером стратегического выбора Индии. В случае, если Индия принимает предложение, это означает переориентацию Дели на США. В случае, если Индия отвергает предложение Трансафганского консорциума, это означает, наоборот, ориентацию на танкерные поставки газа из Ирана и, соответственно, ориентацию на Россию. В последнем случае на Индию будет оказываться давление через перманентные пакистанские проблемы. Например, не исключено масштабное перевооружение пакистанской армии китайским оружием, в первую очередь ракетным.

С другой стороны, Туркменистан выступает в роли «теленка», который «двух мамок сосет». Лавирование между такими акулами газового рынка, как Газпром и Рургаз с одной стороны и министерством энергоресурсов Пакистана с другой, позволяет Туркменбаши получать ангажементы от всех участников игры и развивать, таким образом газовую отрасль своей страны. Регулярные контакты Ашхабада с Украиной через голову России также проходят в этом русле.

Израиль, начавший было очередную фазу давления на палестинцев, потерял темп, поскольку сохранение стабильности израильского кабинета, как это часто бывало ранее, оказывается главным препятствием на пути «окончательного решения палестинского вопроса». Безумным шансом Израиля может стать вторжение американцев в Сирию, но риски от такого способа решения собственных проблем близки к непереносимым. К тому же, американцы вроде бы не замечены в стремлении таскать каштаны из огня для кого бы то ни было, кроме себя.

Иран резко активизировался на антиамериканском направлении. Заметим, что и Америка отвечает Ирану взаимностью, и довольно специфической: наказан санкциями целый ряд европейских компаний, ведущих проекты в энергосекторе Ирана. В последние дни риторика Вашингтона становится все жестче: Иран вновь поставлен в один ряд с Ираком и Северной Кореей, произведен ряд намеков на необходимость «разобраться» с его ядерной программой. В этом ключе заявление Ирана о намерении создать собственное ядерное оружие (которое, прямо скажем, до сих пор не совсем понятно, с какой долей ответственности сделано) выглядит как недвусмысленное предупреждение.

С резкими антивоенными заявлениями выступала Сирия. Так, например, один из духовных сирийских лидеров призвал мусульман всего мира начать джихад против Америки.

Скорее всего, Сирия таким образом надеялась выстроить на Ближнем Востоке коалицию с Ираном в поддержке Ирака, надеясь сохраниться как относительно самостоятельный игрок. Однако, Тегеран достаточно скептически относится к самой идее поддержки режима Хусейна (каковая поддержка со стороны Дамаска достаточно очевидна): Ирак — стратегический конкурент Ирана за влияние в регионе.

Сирийцы вряд ли рискнут предоставить приют и поддержку беглым саддамитам. Помимо прочего, это автоматически приведет к началу шестой арабо-израильской войны, в которую автоматически будут вовлечены Египет, Ливан и, не исключено, Иордания. Консультации на сей счет уже явно ведутся: глава МИД Сирии в настоящий момент находится в Каире.

США усиливают давление на Сирию. С одной стороны, воевать там им очень бы не хотелось (ко всем перечисленным проблемам можно добавить и российскую ВМБ в Латакии). С другой — у них может возникнуть синдром «одним махом семерых побивахом» попытаться решить все проблемы региона.

Россия неторопливо продолжает усиление власти государства в экономике. Так, две недели назад был опубликован проект, по которому режим разработки нефтяных месторождений на основе соглашения о разделе продукции фактически прекращает действие. Из 33 месторождений, шедших по линии СРП, остаются только 5 наиболее крупных, остальные будут разрабатываться на общих основаниях. Попытка запрета толлинговых схем забуксовала в лоббистском ресурсе алюминиевых корпораций, зато наметился еще один прорыв: правительство рассматривает возможность повышения ввозных пошлин на импортную авиатехнику. Также получает подтверждение уже отмечавшийся нами правительственный проект по объединению большого количества авиапредприятий, в которых государство имеет контрольный пакет, в новую версию «Аэрофлота». Фактически остановлена реструктуризация «Газпрома». Почти погашен вопрос о частных нефтепроводах (см. сюжет с трубой на Мурманск — правительство не против финансирования нефтяными корпорациями этой постройки, но собирается оставить за государством решающее право управления).

Начались тонкие намеки на затягивание сроков вступления России в ВТО (заявление замглавы МЭРТ Максима Медведкова от 11 апреля).

Значительно уплотняются контакты России на японском направлении. Непосредственно перед визитом министра обороны РФ С.Иванова в Японию анонсирована активизация военного сотрудничества Москвы и Токио, а также беспрецедентные планы по проведению совместных военно-морских учений. В тот же день Япония заявила о готовности произвести «неограниченные» вложения в уже объявленный ранее проект нефтепровода «Ангарск-Находка». Позднее «неограниченность» была конкретизирована: 1 млрд. долл (не менее 20% общей сметы) на первом этапе. Но этот миллиард дорогого стоит: это деньги государственной нефтяной компании Японии.

Одновременно Россия начинает операцию по переподчинению Средней Азии.

За прошедшие несколько месяцев Казахстан предпринял ряд шагов, прямо свидетельствующих о возможном отходе от контактов с США. Еще с ноября тянется шлейф проблем вокруг бывшей жемчужины казахской экономики — АО «Тенгизшевройл», принадлежащей американской корпорации SchevronTexaco. Недавно Америка начала педалировать «Казахгейт» — дело Д.Гиффена, якобы выполнявшего деликатные финансовые поручения клана Назарбаева. На днях было подписано соглашение между газотранспортными компаниями Казахстана, Киргизии и Китая о поставках газа. Усилился и контакт российских и казахских спецслужб. Астана открыто предложила Москве инвестиционный ресурс казахских банков. Количество же общих разговоров о необходимости интеграции ТЭКа обеих стран уже не поддается перечислению.

Лояльность киргизского режима Москве под сомнения не ставится; в январе на военных базах в Киргизии (аэродром Кант) началось развертывание российской авиационной группировки, состоящей из пяти перехватчиков Су-27, пяти штурмовиков Су-25, двух военно-транспортных самолетов Ан-26, двух военно-транспортных самолетов Ил-76, пяти самолетов Л-39 и двух вертолетов Ми-8. На базе планируется дислоцировать около 700 военнослужащих и гражданского персонала.

Мнение руководства Таджикистана мало кого волнует, пока там присутствует российская армия, в немалой степени обеспечивающая стабильность этого режима. Развернутый на Памире российский комплекс систем контроля космического пространства вообще выводит вопрос об ориентации Душанбе за рамки дискуссии. 17 апреля, кстати, произошло знаковое событие: указом президента Э.Рахмонова во всех таджикских школах введено обязательное изучение русского языка. Это хорошо согласуется с прошлогодним решением Киргизии о придании русскому языку статуса государственного.

Солнечный Туркменистан 10 апреля подписал договор с Россией о 25-летних поставках газа.

В результате проамериканский Узбекистан оказывается в стратегической изоляции. Что характерно, на этот же сюжет играют и уплотняющиеся контакты Тегерана с Ашхабадом и Бишкеком. Несколько нервная реакция американского Госдепа (заявления об «усилении террористической опасности для граждан США в Узбекистане») свидетельствует о том, что Вашингтон понимает динамику сил. В ближайшее время не исключено увеличение американского присутствия в Узбекистане (под предлогом борьбы с терроризмом и очередного приступа операций против афганских талибов), а также активные контакты с руководством Туркменистана и Казахстана.

Вы таки будете смеяться, но в Конго (К) опять проблемы. По-видимому в очередной раз армиям Руанды и Бурунди не хватило места для оперативного маневра в своих границах и они решили повоевать друг с другом на территории соседнего Конго (К). Вопрос о заинтересованности в этом конфликте компании «Де Бирс» и других африканских горнодобывающих корпораций, а также о соотнесении этого конфликта с Кимберлийским протоколом о противодействии обороту «военных алмазов» изучается нашими экспертами.

Положительно завершился референдум на Мальте по вопросу присоединения к Евросоюзу. Здесь хочется отметить, что если Мальта и Кипр войдут в Евросоюз, то последний станет «хозяином» одного из крупнейших в мире торгового флота, что может привести к возрождению архетипов власти над «богатствами земли и ею самой», казалось бы, давно забытых. Также, в случае вступления Кипра в ЕС, последний окончательно утвердится в роли контролера российских методов оптимизации налоговых платежей. На этом фоне стоит вспомнить новость примерно месячной давности о том, что Кипр предоставил российской стороне информацию о владельцах многих оффшорных банковских счетов.

[наверх]


© 2000 Р.А. Исмаилов

Rambler's Top100 Service Наш Питер. Рейтинг сайтов.