На главную страницу

К рубрикатору «Статьи членов клуба»

Сменить цвета

Выход (FAQ и настройки цвета)


Михаил Ермак

Гонка вооружений XXI века.

XIX-XX века - это то время, когда появился и обрел свой смысл термин "гонка вооружений". Несомненно, соперничество в самой наукоемкой и технологической отрасли экономики - военной промышленности, существовало всегда. Добиться преимущества в качестве и количестве вооружений - одна из обязательных и первоочередных задач армии и государства, преследующего геополитические цели. Разработка новых систем, введение и использование инноваций, все это спутники любой гонки вооружений.

С течением времени, темпы этой гонки все возрастали и поглощали все больше ресурсов. Гонка броненосцев, танковые и авиационные, ядерная и термоядерная, космическая

Победу в 3 Мировой войне, помимо прочих факторов, США одержали и за счет успеха в гонке вооружений - СССР не выдержал бремени своих военных расходов.

Детальный анализ исследуемого явления явно выходит за рамки жанра небольшой замеки, поэтому мы не будем сейчас рассматривать этотпроцесс под микроскопом. В большей степени, нам интересно изменение качества гонки вооружений на рубеже столетий.

Прежде, чем описать это качественное и структурное изменение, мы сделаем несколько замечаний:

1. Обычная гонка вооружений требует огромное количество материальных ресурсов - именно этот фактор оказался решающим в 3 Мировой войне

2. Гонка вооружений, кроме создания различных типов оружия, подразумевает создание особого типа экономических, производственных и технологических цепочек, которые:

- требуют высокого уровня развития экономики и управления,

- трудно переориентируются на другой тип производства (конверсия),

- требуют высококвалифицированных кадров для обслуживания, что, в свою очередь, предъявляет высокие требования к системе образования и фундаментальной науке,

- весьма уязвимы в силу высокой диверсификации.

3. Во время военных действий (или военного противостояния) затраты на гонку вооружений будут резко возрастать.

Мы предполагаем, что с начала 80-х годов ХХ века, характер гонки вооружений со стороны США начинает меняться и к концу прошлого века приобретает совершенно другие свойства.

ВПК, как подсистема экономики не мог не подвергнуться тем же структурным изменениям, что и сама американская экономика. Подробнее о структурных изменениях экономики США можно прочесть в статье "Карфаген должен быть разрушен". Интересно, что виртуализация экономики могла быть и причиной и следствием победы Соединенных Штатов в 3 Мировой войне.

Лазеры с ядерной накачкой

Стратегическая Оборонная инициатива (СОИ), она же знаменитая программа "звездных войн". Это первый и очень удачный пример перехода к виртуальной по своей сути гонке вооружений. СССР попробовал ответить на эту программу адекватно, считая ее реальностью, - т.е. начал строить противовес СОИ в объективной реальности. Ресурсов, в силу указанных выше замечаний, не хватило и государства не стало.

Ошибкой советского руководства явилась его неготовность к восприятию этой инновации - практически, этот новый тип гонки вооружений только сейчас находится в стадии осмысления, не говоря уже о применении. На целых 20 лет США опередили остальной мир и законно получили возможность пользоваться плодами своего изобретения.

Ошибка - это попытка реагировать традиционным способом. Программа СОИ не могла быть никогда осуществлена, более того, она никогда и не должна быть реализована. У этого явления совсем другие параметры, хотя цели весьма схожи.

О трудностях реализации СОИ было известно в СССР еще в момент ее появления. Специалисты были уверены в слабой, мягко говоря, эффективности этого проекта. Однако, власть со всей серьезностью отнеслась к нему. Почему? Мы попробуем качественно описать некоторые характеристики этого явления, поскольку они являются общими для этой инновации и легко могут быть применены в качестве критерия для оценки новых событий.

1. Вспомним, что конец ХХ века характерен резким ростом плотности информации - информационная составляющая любого процесса становится определяющей. Посмотрим под этим углом на программу СОИ. Что мы видим? Очень мощный и профессиональный пиар. Начиная от фильмов Лукаса и заканчивая заявлениями Рейгана. Плотное информационное давление на население планеты и целевую аудиторию - руководство СССР. Последствия этого давления ощущаются и сейчас - внедренные тогда, в том числе и на подсознательном уровне, образы активно используются и сейчас.

Итак, мы можем констатировать - самым важным становится виртуальная составляющая программы. Именно поэтому мы и называем это виртуальной гонкой вооружений.

2. Вместе с тем, собственно расходы на проект и его реализацию "в металле" становится возможным резко сократить, при этом экономя на структурных и финансовых издержках. А если точнее, меняя структуру военных расходов. Вместо производства - накачка HiTech компаний, и систем высокотехнологичного оружия. Именно это мы и наблюдали все 90-е годы.

3. Высочайшая технологичность, желательно, находящаяся за гранью возможного на данный момент (на случай, если бы потребовалось реализовать проект на самом деле). Это необходимо для того, чтобы сторона, не понимающая сути происходящего, выполнила (или попыталась выполнить) программу со всеми вытекающими проблемами - финансирование, структура итд. Таким образом, если противник попробует ответить, находясь в рамках "обычной" гонки вооружений, то он обречен тратить огромное количество своих ресурсов. Одновременно, этот вызов может стимулировать собственные исследования, но на другом - информационном или виртуальном уровне.

Кстати, практически одновременно с СОИ был предложен проект полета на Марс. Но он так и не был запущен в действие. "Звездных войн" оказалось достаточно.

Хвост виляет не только собакой

Сказав "А", надо говорить и "Б". От виртуальной гонки вооружений к виртуальной войне.

В данном случае, мы пока можем говорить не о виртульной войне, но о войне, где роль ее информационной составляющей становится решающей. В этом смысле, войны, которые вел СССР/Россия на рубеже века так и оставались обычными конфликтами.

США же постепенно но неуклонно, начиная с "Бури в пустыне", превращает обычную войну в виртуальную. Как говорил персонаж Роберта Де Ниро в фильме "Wag the dog" "Если ваши спутники не видят никаких боевых действий, то в этом виноваты вы".

И если война в Заливе запомнилась видео падающих бомб, то война в Югославии запомнится "прогрессивному человечеству" только по передачам СиЭнЭн с их претензией на объективность. О высадке в Афганистане практически ничего неизвестно, кроме информации поданной на уровне СМИ.

Итак, последние войны США характеризуются минимальным участием сухопутных сил и максимальной технологичность оружия. Можно предположить, что и такое соотношение будет реализовано и в дальнейшем.

Что же дальше?

Объективно, переход к виртуальному ВПК и виртуальной войне, видимо, вещь полезная. Помимо сокращения военных расходов, уменьшения потерь в личном составе и техники, данное явления стимулирует дальнейшее уплотнение информационных потоков. Таким образом, виртуализация войны приближает постиндустриальный скачок. Естественно, что сама система виртуальных войн будет им разрушена.

Однако, есть и ряд побочных явлений. Мощные целенапраленные информационные воздействия способны нанести непоправимый урон человеческой психике. Манипулирование общественным сознанием требует целого набора специальных знаний и навыков. Впрочем, и выигрыш тоже не мал. О возможности существования групп людей в Соединенных Штатах, обладающими подобными техниками, я упомянул в статье "Войны магов: США на марше".

Пока время перехода не наступило, мы можем поддержать и стимулировать гонку виртуальных вооружений. Для России подобная модификация чрезвычайна выгодна.

Оценим эти преимущества.

1. Виртуальная гонка вооружений может быть использована для возрождения роли России, как минимум, в роли регионального лидера. Никто не захочет проверять на своей территории действие "нейтринного излучателя". Практически, речь идет о грандиозных масштабов блефе, правда, уличить в котором, весьма сложно.

2. Пиар эффект может быть использован не только вовне, но и внутри страны, для обеспечения популярности правительства в случае проведения им жестких мер по структурной перестройки экономики.

3. Существенно низкий уровень расходов по сравнению с обычной гонкой вооружений, который может позволить себе даже нынешняя российская экономика

4. Появляется возможность стимулировать внутри страны определенные отрасли науки, появляется возможность инвестировать в систему образования. Вспомним, что именно с государственных заказов начинается возрождение экономики.

5. Очевидная неготовность стартегических противников, США в первую очередь, к виртуализации ВПК со стороны России. То есть мы используем тот же эффект инерции восприятия, что использовали США против СССР при реализации проекта "звездных войн".

6. Мощности экономики могут быть задействованы как на военные, так и на гражданские нужды одновременно, чего нельзя было достичь раньше. Все это повышает структурную гибкость и эффективность экономики в целом.

Понятно, что в чистом виде виртуализация экономики на данный момент невозможна. Однако, можно реализовать промежуточный вариант, уменьшающий бремя, ложащееся на экономику и финансы страны.

[наверх]


© 2000 Р.А. Исмаилов

Rambler's Top100 Service Наш Питер. Рейтинг сайтов.